Из Печати и колокола. В коллекцию

Из Печати и колокола. В коллекцию:)

В отличие от Помпадур жена Брюля охотно делилась своими
косметическими секретами с дрезденскими придворными дамами. Но чтобы
делиться секретами, надо их знать. Поэтому, став обладательницей
знаменитых духов, она пригласила к себе во дворец десять лучших
аптекарей, алхимиков и парфюмеров Дрездена. Тому из них, кто раскроет
секрет Менотти, было обещано солидное вознаграждение, настолько
солидное, что графиня ни на минуту не сомневалась в успехе. И
действительно, через некоторое время вместо отданного на исследование
флакона графиня получила девять. Все девять напоминали своим ароматом
«Весенний луг», но, как вскоре Коловрат-Краковская убедилась, ни один
из них не был «Весенним лугом»… И тогда, как гласит легенда, графиня
вспомнила про десятого парфюмера, того, кто отказался участвовать в
состязании. Как раз на него графиня возлагала наибольшие надежды: это
был самый опытный парфюмер, духи которого высоко ценились в Дрездене и
Варшаве.
- Похоже на то, что вы не нуждаетесь в деньгах, метр?
- Разве есть люди, которые в них не нуждаются? — возразил
парфюмер.
- Вы не смогли определить составные части «Весеннего луга»?
- В него входят спиртовые вытяжки из помад фиалок, акаций,
жасмина и роз. Тинктура же приготовлена из серой амбры, сибирской
бобровой струи, сиамского росного ладана и листьев пачули.
- Так где же флакон с вашим «Весенним лугом»?
- Его нет и не будет.
- Но почему? — удивилась Коловрат-Краковская.
- Видите ли, графиня, — сказал старый парфюмер, — я знал некоего
живописца, картины которого ныне украшают стены многих дворцов. Это
был преуспевающий художник, но он умер в нищете. Никто, кроме меня, не
знал, куда исчезли заработанные им деньги. Между тем нищим его сделало
неуемное тщеславие. Он всю свою жизнь приобретал шедевры мирового
искусства. Нет, не для того, чтобы преклонить колени перед творениями
великих гениев. Он хотел вырвать у времени тайну их мастерства. По
ночам он слой за слоем соскабликал краски с бесценных полотен Тициана,
Рафаэля, Рембрандта… Он губил полотна великих мастеров, чтобы самому
превратиться в великого мастера.
- И что же? — спросила Коловрат-Краковская.
- Через какое-то время он познал все тайны техники и секреты
красок. Он узнал все, но так и не стал ни Тицианом, ни Рафаэлем. Он
умер, как и жил, обычным модным живописцем. И поверьте, графиня,
умирать ему было тяжело. Потому-то я и не взялся за эту работу. Я знаю
все составные части «Весеннего луга», но разве это что-нибудь значит?
Для того чтобы создать точно такие же духи, а не их жалкую копию,
нужно быть метром Менотти.


Из Печати и колокола. В коллекцию: 5 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.