Аня feen_morgana пишет про мой Verdigris:

Горький дым воспоминаний…зеленый лес под серым английским небом. Растертый в пальцах лист шалфея – чуть шероховатый, зеленый с одной стороны и с серебристыми ворсинкам с другой. Шалфей всегда пахнет домом и очагом, а полынь – напротив – дорогой – бесконечной и бескрайне. Пыльной дорогой, куда ведет она – Бог ведает…
Полынь и ладан – пилигримы и рыцари. Розмарин и лаванда – прекрасные дамы и королева.
Ах, какой же это стройный фужер! Как мягко, музыкально переливаются в нем все оттенки серебра и королевской зелени – полынь, шалфей, лаванда. И все это арпеджио – красивейшими аккордами. Постепенно, вдумчиво.
И в этом фужере столь органичны и прекрасны дамы – розовый букет и жасминовая ветка. Ветивер – ветер, принесший заморскую тоску. И дягиль – пряный дягиль под дождем.
Блестящая кавалькада проскакала мимо и исчезла – видение ли, сон ли… Остался лишь легкий флер шалфея, мхов и сандалового дыма… И огни Камелота вдалеке.

рассказывают

Валентина sennin_g рассказывает про ароматы из серии про персонажей: Застала Д’Артаньяна в неловкой ситуации: перемазанного вишнёвым вареньем и усыпанного хрустящими крошками печенья и, кажется в одном исподнем. Мсье не ждал гостей.
В попытке реабилитироваться, гасконец сразу предъявляет пресловутое седло, и, пока ты это седло рассматриваешь, переоблачается в суконный камзол и ботфорты и предстает готовый к путешествию до Кале, пахнет загадочно дымом и оливками. Чистенький и франтоватый.

А Том Сойер покуривает и рубашка у него в пятнах краски.

А gilmen говорит о Fallen leaves: Первые ноты ярче и масляней, чуть-чуть вяжущие. Это октябрьские преющие-увядающие листья, влажные, а потом бац! — и прозрачный ноябрьский день, с солнцем и голубым небом, а листья сухие-сухие, с корочкой инея по краям. Идешь в парке, дышишь холодом, и тебя греет теплая куртка — и запах листьев.
Вроде сейчас апрель, но закроешь глаза, поднесешь запястье к лицу — и вот они, листья, теплые, шелестящие, серо-золотые и хрупкие, шуршат под ногами по серому асфальту.
Запах-дистанция. Пока ты в нем, над тобой будто магический купол: далекое осеннее небо над головой, а вокруг кусок тихого парка.
Люди проходят мимо, на расстоянии, никто не задерживается рядом надолго.
Fallen Leaves это химически чистое, пронзительное до сладости одиночество. «Найти листву и поднести к лицу», и пить этот аромат горстями, потому что надышаться им невозможно. Он почти даже нежный, ненавязчивый, обволакивающий. Но постоянно есть, не исчезает, даже если прошло несколько часов.

отзывы

Заметка

Сегодня я радуюсь отзывам на серию про персонажей - про них пишет Аня feen_morgana в своем блоге.

И Анастасия пишет про My Vanilla — Ваниль в этом аромате во всей своей антикулинарной красе — пыльно-зеленая, древесная, с можжевелово-жасминово-пачульным аккордом (мой нос именно его выцепляет с особым трепетом, потому что эта часть напоминает мне об одном очень дорогом сердцу аромате), бархатным дымом, обволакивающими пряностями. В тот день, когда я носила My Vanilla, аромат постоянно менялся: то нежнел, то дымил и чуточку перчил, то уходил в томные смолы и специи. Отдельным пунктом отмечу его выразительный и заметный окружающим шлейф.

Персонажи

Готова моя серия ароматов про персонажей! Я давно собиралась, и вот! У некоторых героев много трактовок, поэтому в названии я указываю ту, которая меня вдохновляла на аромат.

Дракула Копполы из экранизации Дракула Брэма Стокера — молодой и старый Гари Олдман, кровь, любовь и прощение, аромат густой, зелено-алый: розмарин, горький миндаль, хмель, османтус, розы, мускатный шалфей, можжевельник, мирра, шафран, лабданум, дубовый мох, мускус.

dracula

Казанова Калугина, страшная и красивая песня, это не про куртуазного красавчика Казанову, тут другое, смотрите сами — соблазны, танцы, смерть, могильная пыль. Аромат сладко-горький, пыльно-земляной, с цветочными и анималистическими тонами, но земли и пыли больше. Полынь горькая, розы, жасмины, иланг иланг, тубероза, хирацеум, чоя лобан, тонка, коньяк, пачули, араукария, ладбанум, бессмертник, лапсанг сушонг, бензоин, табак, дягиль.

Паганель Жюль Верна — ну, тут можно вздохнуть спокойно! Знакомимся с секретарем Парижского географического общества, членом-корреспондентом географических обществ Берлина, Бомбея, Дармштадта, Лейпцига, Лондона, Петербурга, Вены, Нью-Йорка, а также почетным членом Королевского географического и этнографического института Восточной Индии. С человеком, который двадцать лет изучал географию, не выходя из кабинета, и наконец, решив заняться ею практически, направился в Индию, чтобы связать там в одно целое труды великих путешественников, только вот сел на корабль, направляющийся в Патагонию.  Это фужерный аромат с базой из экзотической древесины: гальбанум, лаванды,  давана, бессмертник, герань, лавр, сандал вануату, сиамское дерево, сандал белый, гваяковое дерево, сандал папуа, черный чай, табак, пачули.

Читать далее

призы лотереи нашли хозяйку

Посылка с выигрышем дошла до хозяйки! И теперь Марина пишет об ароматах:  Ароматы оказались очень интересные. Для меня они в большинстве своем — такие своеобразные ключи к воспоминаниям о запахах из детства. Запахи бабушкиного дома. Какие-то места в городе, которые знаешь давным-давно и которые чудом не меняются, оставаясь такими же, как много лет назад…

Спасибо! Для меня это важно — что ароматы действительно оказываются ключами к собственной жизни, скрытой в воспоминаниях. Открывают забытые двери. А не просто «хорошо пахнут». Дальше о номерных ароматах:  № 2. Старинная шкатулка из сандала с бабушкиными безделушками. Может быть, когда-то там хранили букетик флердоранжа, — но он, наверное, уже совсем рассыпался от старости. А остались — вышитая черная вуалетка со шляпы, пара строгих брошек с темными агатами, шпильки для волос, костяной гребень, старинная пудреница Читать далее