интервью

хвастаюсь: интервью со мной появилось на Фрагрантике, здесь полная версия, продублирую и у себя.
Спасибо Сергею Борисову aka moonfish за интересные вопросы!

Когда мы слышим или читаем про натуральную парфюмерию, чаще всего упоминаются зарубежные имена и бренды: Мэнди Афтель (Aftelier perfumes), Йош Хан (Yosh perfumes), Александра Балахутис (Strange Invisible Perfumes), Айяла Мориэль (Ayala Moriel), Таня Бочниг (April Aromatics), Аня Маккой (Anya`s Garden) и вся возглавляемая ею Гильдия Натуральных парфюмеров – и с каждым годом натуральных парфюмеров все больше. Однако это не только типично западное явление. Натуральные парфюмеры – грамотные, опытные, с прекрасным вкусом и языком – есть и в России и бывшем СССР.

Они имеют огромный багаж знаний по химии и биологии, накопили достаточно опыта, чтобы обучать желающих этому искусству и писать книги. Мы просто о них мало знаем. Этот пробел надо заполнить. Тем более, что сам уже более пяти лет знаком с натуральным парфюмером Анной Зворыкиной (naturalperfumery.ru) и её прекрасными ароматами (livemaster.ru/lasgunna). Анна всегда открыта новым предложениям – что интервью, что ароматы под заказ – она легкий на подъем человек.

Сергей Борисов: Натуральная парфюмерия в России – до сих пор остается уделом одиночек? Или что-то вас объединяет — формально или неформально? Есть ли знакомые натурпарфюмеры в России? Отношения с другими парфюмерами в РФ и за рубежом?

Анна Зворыкина: Десять лет назад, когда я начала заниматься натуральной парфюмерией, увлеченных натуральными ароматами людей было немного, и мы мало общались. Но в последнее время ситуация изменилась, в нашем сообществе натуральной парфюмерии в Livejournal появилось много участников, образовалось несколько сообществ в Facebook. На моих мастер-классах все больше учеников. Приятно смотреть, как они развиваются, экспериментируют, некоторые из них уже несколько лет создают совершенно самостоятельные интересные ароматы! Анна Герасимова и Алла Чернова уже известны публике, мы вместе проводили выставки натуральной парфюмерии. С Галиной Анни, коллекционером духов и парфюмерным критиком, у нас было несколько совместных проектов, и она тоже создает композиции из натуральных материалов.

И хотя мне кажется, что любое творчество – вещь сугубо личная, обсудить технические вопросы, новые материалы и текущие проекты всегда интересно! Я провожу вечера натуральной парфюмерии и ярмарки, так что, думаю, сообщество есть не только в сети. С зарубежными коллегами я поддерживаю связь в Facebook.

Сергей Борисов: Что повлияло на ваше решение начать создавать свои ароматы?

Анна Зворыкина: Я начала создавать ароматы потому, что это было моей внутренней потребностью. С самого детства я увлекалась запахами, говорю сейчас не только о парфюмерии. Запахи природы, городов, все это я любила и коллекционировала в памяти всегда, сколько себя помню. Как только у нас появилась возможность приобретать натуральные эфирные масла, я начала экспериментировать с ними. Воссоздать какое-то мгновение в аромате, сделать ароматическую зарисовку, портрет, в конце концов, создать запах, который заставит переживать эмоцию, –именно этим мне интересно заниматься.

Сергей Борисов: Натуральные ароматы и ароматерапия – есть ли связь между ними? Какой Вы её видите?

Анна Зворыкина: С 19 века парфюмерия изменилась – сегодня синтетических молекул в палитре парфюмеров на порядок больше, чем натуральных ингредиентов. Современная натуральная парфюмерия «возродилась» из ароматерапии, но, мне кажется, ушла от нее далеко. Ароматерапия прежде всего является отраслью медицины. А парфюмерия – это искусство. Функции ароматерапии лечебные, терапевтические, парфюмерии – эстетические. Хотя традиционно считалось, что искусство может врачевать, целительный эффект производило именно совершенство формы, а не свойства составляющих.

Сергей Борисов: Почему Вы остаетесь верны натуральному сырью?

Анна Зворыкина: С одной стороны, это, конечно, дань традиции, которая очень важна для меня. Я биолог, и природные вещи для меня наполнены смыслом. В натуральных эссенциях содержится огромное число простых компонентов, и именно эта многосоставность обусловливает комплексный эффект при воздействии на человека. Это как раз тот случай, когда сумма эффектов отдельных компонентов не равна воздействию их единства. Многие, даже не идентифицируя запах, отмечают, что «духи вызывают много эмоций». Я люблю сложные, комплексные ароматы и вкусы, которые можно пробовать снова и снова, поэтому и выбираю натуральное сырье. С другой стороны – это вопрос личных пристрастий. Я просто очень люблю натуральные ароматические экстракты.

Сергей Борисов: Только натуральные ингредиенты – это ограничение для Вас? Или вызов?

Анна Зворыкина: Это сознательный выбор и удовольствие. Мне нравится экспериментировать с редкими, экзотическими материалами. В моей коллекции есть настойки смол, пряностей и древесин с непроизносимыми названиями, которые прибыли из разных регионов Африки и Азии. У них интересный, ни на что не похожий запах. Есть образцы сухих пряных растений с разных концов света, и их тоже можно использовать в создании ароматов. Часто даже настоящего названия этих ароматических материалов не удается выяснить – ведь их покупают на сельских рынках маленьких деревушек, где мало кто знает и английский, не говоря уже о латинском названии растения. Так и остаются порой пузырьки с тинктурами, надписанные «Смола «йерифарани» из Буркина-Фасо». Хотя иногда удается выяснить, с чем же я имею дело, – это тоже интересная, азартная работа.

По своей природе ингредиенты уникальны и их запасы конечны – и в этом и заключается прелесть натуральной парфюмерии: невозможность массовости, сознание ограниченности ресурса. Скажем, одно и то же эфирное масло разных урожаев может различаться, и духи, построенные вокруг розы особо удачного урожая, возможны лишь до тех пор, пока все доступное розовое масло этого урожая конкретной плантации не исчерпается – а это неминуемо произойдет. Аромат, который смертен по определению, ценится не как бессмертное и возобновляемое произведение искусства, а как живое существо со своим сроком жизни – какое-то время вам по пути, а затем наступает разлука. Это как осознание собственной смертности – начинаешь острее чувствовать жизнь, больше ценить ее каждое мгновение.

Сергей Борисов: Практически каждый натуральный компонент – масло, абсолют, тинктура – имеют в своем составе десятки и сотни разных химических веществ (и каждый со своим ароматическим профилем), так что они сами по себе – законченные природные произведения искусства, природные парфюмы. Что Вы добавляете, смешивая их?

Анна Зворыкина: Я добавляю индивидуальность, помещаю каждый запах в некий ароматический контекст. Скажем, жасмин сам по себе – определенно чувственный, страстный запах. Конечно, любой аромат, в котором есть жасмин, будет рассказывать о любви. Но от окружения зависят нюансы: будет ли это взаимная любовь или неразделенная, любовь юных людей или зрелых, весной или осенью произойдет эта история. Другие ароматы могут подчеркивать нюансы жасмина или создавать свои – так букет может состоять из разных цветов или содержать только один сорт цветов, окруженных для контраста зелеными листьями. Каждый натуральный компонент, скорее, вещь в себе, достаточно сложная и самодостаточная, но окружение другими ароматами в роли помощников, пажей или равноправных партнеров меняет композицию. Мне кажется, смешивать натуральные компоненты – это как создавать музыкальное произведение для множества инструментов.

Сергей Борисов: Что для вас – натуральность сырья? Модная экологическая тенденция, дань прошлому парфюмерии, или своя уникальная ниша?

Анна Зворыкина: Все вместе, конечно. Натуральность сырья обусловливает и характер духов. Часто люди, которые впервые сталкивались с натуральными ароматами, не зная этого, вообще не воспринимали их как духи. «Наверное, открылось окно и ветром запахло», «кажется, кто-то чай с травами заварил». Один мой знакомый, которому на рукав попало немного натуральных женских духов, некоторое время посвятил поиску на площади неуловимой девушки своей мечты, прежде чем обнаружил, что запах воображаемой красотки приносит ему ветер с его же одежды. С помощью натуральных материалов можно создавать узнаваемые ароматические копии разных пейзажей и ландшафтов. Скажем, если смешать пряные травы, такие как чабрец, майоран, немного розы и шалфея, добавить чуть сухого ветивера и настойки морских водорослей, – вдыхая эту смесь, можно мысленно перенестись на черноморское побережье. А сочетание цитрусов с чабрецом и жасмином даст почувствовать средиземноморскую атмосферу. Можно воссоздавать запахи цветочных полей, пустыни или лесных массивов, болот и пустошей, используя натуральные ароматические материалы, которые и создают обонятельный характер этих пейзажей. В этом смысле ароматическое коллекционирование обогащает парфюмерную палитру. Я люблю использовать в работе настойки коры и древесины, которые создают очень узнаваемый лесной запах.

Сергей Борисов: В чем преимущества натуральной парфюмерии, по-вашему?

Анна Зворыкина: Прежде всего, людей привлекает ее сложность. Я бы сказала, что натуральное сырье – не для ленивых духом, ведь оно требует внимания, вдумчивости. Натуральные экстракты настраивают восприятие на осознание сложных, деликатных сигналов из внешней среды. В конце концов это распространяется за пределы сферы запахов. И мне кажется, именно такого не хватает в современной жизни, где много «упрощений».

Иногда рекламная шутка «фрукт пахнет почти так же хорошо, как жевательная резинка» становится печальной правдой: носы, приученные к простым и легко опознаваемым синтетическим молекулам «с запахом розы», нередко воспринимают натуральное розовое масло как «непахнущее розой». На западе с такой проблемой вплотную столкнулись повара: людям, привыкшим к обильно приправленной «вкусовыми усилителями» пище, еда без химических добавок кажется «безвкусной». Я бы не хотела оказаться в мире, в котором розы дополнительно надушивают, дабы потребители опознали их как «натуральные».

Мне кажется, что, используя натуральные ароматы, люди делают свое восприятие более утонченным и полным, а также получают возможность противостоять современной индустрии производства имитаций и подделок.

Сергей Борисов: Если Ваши клиенты выбирают натуральные ароматы, заказывая их у вас, чем они объясняют свой выбор именно натуральных ароматов?

Анна Зворыкина: Синтетические ароматы интересны, но порой люди ими пресыщены, и они ищут другого: другого стиля – более личного и элегантного, других впечатлений – более ярких и индивидуальных, других историй – более эстетских и утонченных, другую энергию – подлинную, удивительную и живую, другие ритуалы – более эгоистичные и личные.

И, конечно, они ищут подлинную роскошь. А ароматы, созданные маленькими партиями и состоящие из драгоценных ингредиентов, история которых исчисляется тысячелетиями, в полной мере отвечают их чаяниям.

Сергей Борисов: Цитата из одного коммерческого парфюмера: «Синтетика – это скелет ароматов, а натуральные продукты – его плоть». Ваше отношение к этой цитате? Не уверен, что аналогия будет верной, но без костей прямоходящих существ не бывает… Как Вы относитесь к тому, что делаете ароматы «без костей»?

Анна Зворыкина: Мне кажется, что аналогия, действительно, отчасти верна – но только отчасти. Я ничего не имею против синтетики как таковой, просто это не мой выбор. Мне нравится видеть в людях прежде всего индивидуальности, уникальные личности, которые хотят быть самими собой, и помочь им в этом по мере сил. Я думаю, что натуральная парфюмерия лучше справляется с этой задачей. Синтетика, конечно, по сравнению с натуральными ароматами пахнет более отчетливо, более сильно, менее многогранно. Присутствие синтетики, как мне кажется, делает аромат более конкретным – я бы сказала, более эгоцентричным, если бы у аромата было эго. Натуральные композиции намного легче становятся «второй кожей» человека, частью личности, его характером. Они, на мой взгляд, более мягкие, гибкие, привлекающие внимание не к себе, а к носителю аромата. Я часто слышу о своих духах, что они «очень личные».

В этом их сила – человек получает возможность следовать не «модной тенденции», легко опознаваемой за счет синтетических молекул, а собственному пути, определяемому характером и душевными склонностями. Кстати, изменчивость чисто натуральных ароматов на коже намного выше, чем у синтетических и частично натуральных. Я обязательно провожу несколько «примерок», если делаю духи не для себя, поскольку предсказать, как будут взаимодействовать натуральные компоненты с кожей другого человека, невозможно. Так что, я бы не сказала, что это ароматы «без скелета», поскольку скелетом аромата становится носящий его человек.

Сергей Борисов: Насколько я знаю, вы еще готовить любите. Кулинария и натуральная парфюмерия — для вас родственники? Может, тогда надо делиться рецептами ароматов?

Анна Зворыкина: Для меня родственны любые виды творчества, но кулинария и парфюмерия, конечно, связаны совсем тесно. Они ведь обращаются к одним и тем же органам чувств. Я обожаю готовить. Мне жаль, что в современной жизни кулинарии уделяют мало внимания, ведь раньше она считалась одним из искусств. Я не считаю себя профессионалом в приготовлении еды, но легко делюсь находками и опытом в своем блоге. Что касается рецептов духов – я планирую поделиться некоторыми из них в своей книге, которая сейчас готовится к изданию. В ней есть и кулинарная часть с рецептами.

Сергей Борисов: Сколько ароматов вы создали? Для себя и для клиентов?

Анна Зворыкина: Счет идет на сотни. Для себя я создаю что-то новое постоянно. Даже для одного клиента по одному запросу я создаю более десятка возможных вариантов. Формула одного из них становится достоянием заказчика, но остальные варианты порой тоже чрезвычайно удачны. В каждый конкретный момент мне кажется, что «стоящим» является только последний десяток ароматов. Но порой я возвращаюсь к образцам годичной давности и приятно удивляюсь.

Сергей Борисов: Сотни? Это практически Montale или Boadicea, бренды, которых за широчайшую линейку ароматов не пинают только ленивые. Почему так много? Неужели это помогает бизнесу?

Анна Зворыкина: Для меня создание духов – это творчество и очень личный процесс. Каждый раз, когда меня что-то вдохновляет или в мои руки попадает редкий и красивый ингредиент, я не могу удержаться и создаю еще один аромат. Например, когда мне достались абсолют черного чая и абсолют белого кедра, я просто не смогла не смешать их, и была настолько очарована характером смеси, что добавила медовый бессмертник, цветочных и животных нот – кастореума, жасмина аурикулятума и флердоранжа. Так родился новый кожаный аромат – «Вторая кожа». Хотя у меня и так есть шесть ароматов на кожаную тему.

Я не ориентируюсь на массовую продажу, поскольку натуральная парфюмерия вообще по определению не может на нее ориентироваться. Конечно, были мысли уменьшить количество ароматов но, проанализировав, какие ароматы пользуются наибольшей популярностью, поняла, что сократить ассортимент не получится, – у каждых духов есть поклонники. Поэтому сейчас работаю над новой презентацией своих духов на сайте, которая поможет быстрее в них ориентироваться.

В прошлом году я нашла выход, который позволит мне и удерживать регулярную коллекцию в разумных размерах, и не хранить ароматы «в столе». Раз-два в год я выпускаю лимитированные коллекции и именно в них в полную силу задействую все редкие ингредиенты. Например, фантастически интересные экстракты, которые получаются с помощью новых технологий, но в магазины поступают ограниченными партиями и качество их нестабильно. Или наоборот, продукты традиционных методов дистилляции, такие как индийские аттары. Я просто влюблена в аттар глины – его получают, перегоняя черепки глиняной посуды с сандаловым маслом, у него аромат пыли, прибитой дождем. Например, в аромате Морские сады, из последней коллекции «Ландшафты души» есть СО2 экстракт жасмина самбака с отчетливым яблочным ароматом. Одна партия была именно такой, все остальные СО2 экстракты отличаются, очень обидно, но заменить его нечем. Кроме того, там есть еще три вида жасмина, один из которых – рух чамели, полученный в Индии с помощью дистилляции цветов жасмина крупноцветкового в медных сосудах. Эти духи, по моему замыслу, должны пахнуть лилиями и морем, в них есть и другие редкие и необычные абсолюты: водорослей, плюмерии, жонкили, оливок и листьев манго.

Сергей Борисов: А сколько персональных ароматов вы уже сделали? Трудно ли с этим — ведь люди не знают, чем пахнет абсолют розы или что такое тот же ветивер Гаити?

Анна Зворыкина: Около двух десятков. Люди, которые заказывают индивидуальные духи, – это вдохновение во плоти! Они действительно могут не знать, чем пахнет абсолют розы и что такое вообще абсолют, но их фантазия не имеет границ! И на самом деле творят именно они, а я лишь облекаю их идеи в форму аромата. Материалы вторичны, но с натуральной парфюмерией заказчики знакомятся обязательно, чтобы убедиться, что ее звучание – как раз то, что им нужно.

С одной из клиенток я создала целую коллекцию ароматов про города: Хельсинки, Прага, Парамарибо… Мне бы в голову не пришло, что Хельсинки вообще как-то может пахнуть, да я и не была в этом городе. Но ведь моя задача не скопировать аромат города как такового, а создать аромат, который отвечает ожиданиям заказчика. Я попросила Нину описать, чем пахнет для нее Хельсинки, в чем может быть выражена его атмосфера. Она рассказала мне, как в маленькой арт-галерее она услышала музыку — танго Satumaa. И это несоответствие – танго на финском языке – стало для меня ключиком, который помог понять образ города. Моя задача – не воспроизвести аромат реального места, а создать ключ, который отворил бы двери в личные воспоминания.

Нинины Хельсинки я составляла из шести составных аккордов: холодная метель, хриплый мужской баритон, лавандово-цветочный аккорд, сдоба, аккорд, который мы назвали «лоск серебряного века», и аромат земли и камней. В составе духов есть розмарин, элеми, черный чай, лаванда, ладан, гвоздика, давана, майская и марокканская розы, имбирная лилия, кардамон, сандал, тонка, ирис, лабданум и ветивер. А сейчас я начала работать над парным ароматом для итальянского мастера-краснодеревщика и его супруги. Это будет запах любви друг к другу, к прозрачному воздуху Венето, к дереву и прогулкам на природе.

Сергей Борисов: Недавно нескольких натуральных парфюмеров поймали за руку – GCMS обнаружила в их ароматах синтетику. Абсолют цветов жимолости фигурировал, синтетическая амбра, и еще готовые синтетические парфюмерные базы. Одна отмолчалась, другая поругала поставщиков, третья сказала, что её не так поняли, что она не натурпарфюмер, она старается использовать как можно больше натурального. Что вы скажете, если поймают?

Анна Зворыкина: Буду говорить правду. Мой выбор натуральных ингредиентов основан на личных чувствах. Я хочу не просто создавать приятно пахнущие ароматы, для меня создание духов сродни алхимии, очень глубокий процесс, который меняет меня саму, – и я знаю, что созерцание ароматов меняет тех, кто их носит. Я хочу, чтобы между ароматами и их обладателями возникали настоящие отношения. Любовь на основе хеморецепции. Пока этим задачам отвечают натуральные ингредиенты. Я не считаю, что молекулы хуже. Меня и натуральные ингредиенты связывают глубокие чувства, а не расчет, а чувства бывают непредсказуемы. Если в один прекрасный день я влюблюсь в амброксан или какую-то другую молекулу и захочу использовать ее в духах – я с радостью поделюсь этим с публикой и выпущу новую линейку не-только натуральных ароматов. Но знаете, с поставщиками действительно иногда возникают проблемы. За годы практики я нашла надежные магазины, но недавно один поставщик, у которого я покупала эфирное масло аквилярии, прислал мне явно разбавленный экстракт. Теперь я ищу новые источники этого экзотического продукта.

Сергей Борисов: Есть тонкие различия между натуральной и органической парфюмерией. Поясните? Палитра у каждого своя?

Анна Зворыкина: Существует много разных систем сертификации продукции как «органической», например, AIAB/ICEA (Италия), BDIH (Германия), Ecocert (Франция) и USDA (США), и т.д. Наиболее часто встречающееся требование для получения сертификата «органик» примерно такое: «95% ингредиентов должны иметь натуральное растительное происхождение, для используемых растений исключены генетически модифицированные семена, гербициды, химические удобрения, пестициды, фунгициды, сорняки пропалываются руками, а с вредителями борются с помощью птиц и хищных насекомых. Не испытана на животных и не содержит продуктов животного происхождения, не содержит парабены». Но «имеет растительное происхождение» не равно «натуральный не модифицированный экстракт». А в натуральной парфюмерии, как считает большинство ее адептов, допустимы только неизмененные экстракты, то есть полносоставные эфирные масла и абсолюты, а не молекулы, полученные из них. Например, в список веществ, разрешенных сертификатом «Ecocert», входят молекулы – цитраль, кедрол, этил лактат, этилформиат, менаталь и другие. В натуральной парфюмерии «молекулы» не используются вообще.

Сергей Борисов: Еще в 2008 году вы говорили, что у вас готова к изданию книга. Вышла она или нет? Расскажите о ней!

Анна Зворыкина: В 2008 году книга, к сожалению, не вышла, но сейчас появилась еще одна возможность издать ее.

Натуральная парфюмерия – мое давнее увлечение, я знаю ее достоинства и особенности и, конечно, хочу рассказать о них как можно большему числу людей.

Книга написана и для тех, кто хочет составлять свои духи, и для тех, кто просто интересуется ароматами, и хочет освежить свои представления о запахах и окружающем мире. В ней я проведу читателя от простого к сложному: объясню, как слышать натуральные ароматы, описывать их словами, составлять ольфакторную карту, выбирать качественные компоненты, смешивать простые ингредиенты и создавать духи. В книге будут как мои личные любимые рецепты, так и рецепты классиков парфюмерии.

Сейчас я подбираю фотографии, мне хочется, чтобы получилось ярко и красочно. Надеюсь, что книга выйдет к концу этого года.


интервью: 4 комментария

  1. Анна, здравствуйте!
    А возможно ли создать парфюм с базиликом? Обнаружила, что его эфир оказывает явно тонизирующее и проясняющее действие на состояние организма. К тому же, эстетически он тоже приятен. Дело в том, что, как выяснилось, довольно трудно найти травяной аромат, практически моно. Не переходящий в сырое звучание или, вообще, в одеколон. Хочется, чтобы была хвоя без смолы, явный базилик, лист смородины, возможно, томатная ботва. Допускаю, что хвоя может быть лишней. Но хочется такого, когда с ушел из-сада-огородика в хвойный лес.
    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.