Schizm Ayala Moriel

Проект «натуральная парфюмерию без границ» продолжается. Обзоры предыдущих ароматов Айалы (пробники которых будут разыграны в лотерею!) — Rainforest, Fête d’Hiver.
Schizm  — моя настоящая любовь среди прекрасных духов Айалы. Она невероятная. Стремительно и быстро пролетает легкий цитрусовый старт – как дыханье, как очарование влюбленности с первого взгляда. Мандарин и апельсины ускорены перцами, черным и белым, до первой космической. И начинается настоящая история. Распускается яркий, приправленный медом жасмин и флердоранж,  по краям окруженный изумительными нотами шерсти – знаете, так пахнет, высыхая на горячей коже, хороший шерстяной свитер, промокший под теплым летним дождем — уютом, внезапностью стихии и любовью. База мягкая, землисто-мшистая, и с флердоранжем, звучащим до самого конца. Повзрослевшая Венди вернулась в свой дом-дерево к Питеру уже навсегда.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

(картинка отсюда)

Меня поначалу удивляло название — Схизма. Воля автора — святое, но для меня это аромат летний, спелый, поры урожая, аромат полного довольства, которое кроется в буре страстей, как тихое пространство в центре тайфуна. Возможно, это и есть мое единение двух противоборствующих начал.

Описание автора: Чувственный, соблазнительный, Schizm построен на контрасте зеленых, мшистых и сладких, цветочных нот. Он действует как два аромата в одном флаконе: в раннюю пору он сух и зелен, а к вечеру превращается во влекущий ориентальный! Примиряйте свои противоположные стороны с каждой каплей Shizm! В составе: Амбретт, черный  и белый перец, белые грибы, жасмин грандифлорум, флердоранж,  тубероза, дубовый мох, красный мандарин, виргинский кедр.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

(Image Credit : Franz Schumacher)

A citrusy and spicy start passes on quickly like a breath, like a charm of immediate attraction. Bright jasmine note unfolds, flavoured with honey, accompanied by fleurdorange, surrounded by the notes of wool: you know, like a good wool sweater that dries on a hot skin after a warm summer rain, it smells like home, like the swiftness of elemental force, like love. This splendour succeedes with cosy, earthy drydown, smooth and mossy, and flowers, murmuring their song until the end. A grown up Wendy comes back to her Hangman’s Tree, where Peter Pan awaits her, and this time she’s here to stay.

Author’s description: Sensual and provocative, Schizm is the contrast between green, mossy notes and sweet floral notes. It almost acts like two perfumes in one bottle: in the early part of the day it is green and dry, while the late afternoon it becomes a sensual, sweet and oriental perfume!!! Reconcile the opposites within you with every drop of Schizm. Notes: Ambrette (Musk) Seed , Black Pepper, Cèpes Jasmine Grandiflorum , Oakmoss, Orange Blossom Absolute Red Mandarin, Tuberose Absolute, Virginia Cedarwood White Pepper.

Rainforest Ayala Moriel

Проект «натуральная парфюмерию без границ» продолжается! По этому тэгу  вы можете найти интервью с  Айалой Мориэль и уже написанные обзоры  духов, например, Fête d’Hiver. Сегодня я хочу рассказать о более летнем, очень зеленом аромате.

Rainforest Айалы расцветает всеми оттенками зелени, морским приливом и зелеными волнами мха. Озера, поляны, целый космос мха, любители мха и мшистых духов – бегите покупать! Я давно заметила, что у мха есть морские солоноватые оттенки, здесь их удачно подчеркнули и усилили гальбаум, сосны и ели, а так же мокрые фиалковые листья, в результате аромат приобретает абсолютно морской характер – я прямо слышу шелест зеленых волн. А поскольку это все-таки и несомненно древесный аромат, то память сразу привела меня к манграм (может потому, что я не была в хвойных лесах западного побережья Канады!) Соленая вода, тишь, ажурный узор корней, и зеленые листья скрывают солнце.

От автора: Этот яркий, свежий аромат — концентрированная во флаконе атмосфера хвойного леса Западного побережья после дождя, тихая, зеленая. Вдох — и вы уже ступаете на влажную землю между высокими деревьями. В составе: бергамот, виргинский кедр, ирис, сосна, болгарское розовое масло, розовое дерево, черная ель, гальбанум, листья фиалки, имбирь, сено, дубовый мох, можжевельник.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

 

(картинка отсюда)

Rainforest flourish with all tints of green, greenness of the sea and moss. Oceans of moss, mossy universe! I found a lot of marine in oakmoss character, in Rainforest it enhanced and catalyzed with galbanum, coniferous oils and wet violet leaf, and that’s why I sens this perfume as absolutely marine. One long breath – and I hear soft sound of the green waves. But this perfume is also absolutely woody – so, I remind about mangrove forest. (I’ve never been in coniferous rainforest of the West Coast, but I visited mangrove forest last year). Salty seawater, silence, roots weaves as a lace, and sun rays pierce the thick leafy shade.

Author’s description: Fresh and vivid, this perfume condenses in a bottle the green and quiet scent of the mossy, coniferous rainforest of the West Coast. Breath it in, and you’ll find yourself strolling on the damp earth amongst the trees… Famlies: Chypre Coniferous, Chypre Green, Chypre Woody Notes: Bergamot , Virginia Cedarwood, Orris Root Pine , Rose Otto (Bulgaria), Rosewood Spikenard, Spruce Black, Violet Leaf Galbanum, Ginger, Hay Absolute, Juniper Berry, Oakmoss,

Fête d’Hiver Ayala Moriel Parfums

Проект «натуральная парфюмерию без границ» продолжается. На этот раз без границ у нас парфюмерный дом Ayala Moriel Parfums. Проект открылся интервью с парфюмером бренда: Айалой Мориэль, первая часть здесь, вторая — здесь. English version — here.

Теперь я расскажу о тех духах, которые мне довелось попробовать, а в конце устроим розыгрыш оставшихся пробников!
Обзор духов Аялы начну с самого сезонного аромата — Fête d’Hiver. Как раз подбирается восточный новый год, настроение вокруг меня царит чрезвычайно новогоднее!

Fête d’Hiver —  духи о зимних праздниках. Мягкий апельсиново-гвоздичный старт – привет помандер, очень праздничный, пушистый ладан. Распробовав аромат, я нашла идеальный вкусовой аналог для него – пуэр, запеченный в мандарине. Не яркие и сочные цитрусы, а именно такие – подкопченные, цукатные, чайные, и мягкая, землистая сладость древесины. Пуэр, перемешанный с сандаловой стружкой и росным ладаном, и запеченный в мандарине и хранящийся в  резной шкатулке сандалового дерева – вот что это за аромат.

Описание Айалы: Fête d’Hiver — греющая душу смесь смесь благовоний, смол, тропических цветов, разогретых пряностями. Аромат мягок, как первый снег, и согревает, как объятья на пушистой шкуре перед камином. Красивый, чувственный, праздничный — в любое время года. В составе аромата бэй, амбровый аккорд, розовое дерево, ладан, мускатный орех, гардения, марокканская розо, отто (турецкая роза), сандал.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

English version:
Fete d’Hiver startes off with an intensive orange, which reminds me about pomander – ornage  with spices and fuzzy frankincense.  
Having relished the fragrance, I could think of an ideal flavor combination that describes it: Pu-erh, baked in mandarine. Citruses, not fresh and juicy, but rather of this kind: smokey, dry, with bitter notes of mandarin rind and black tea, and soft, earthly sweetness of wood. Take fresh pu-erh and mix it with frankincense and flowers, fill a mandarin with this mixture, then bake it and store it in a carved sandalwood box.

Author’s description: Fête d’Hiver (Winter Festival) is a heart-warming mélange of incense, amber and resins, along with tropical white flowers, warmed up by spices. The result is as soft as powdery snow and as warm as cuddling by the fire place on a furry rug. Fête d’Hiver is extremely beautiful, sensual and festive yet wonderful to year around.
Notes: Allspice (Pimento Berry), Amber, Bitter Orange Bois de Rose, Frankincense, Gardenia Nutmeg, Rose Maroc, Rose Otto (Turkey) Sandalwood,

Interview with Ayala Moriel, part 2

Interview with Ayala Moriel, part 2, Part 1 — here! (Russian version here) My text — in italic.

Ayala, could you please tell us about your favorite perfumery  genres. For instance, I admire leather scents. What are your passions? I have not tried all of your perfumes, but I guess that probably gourmet scents are one of your passions.

Ayala: Nice guess! Actually, leather and chypres are my personal passion, and these are what I wear the most.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

What kind of ingredients and scents that are associated with your own happiness?

Ayala: Orange blossom is pure happiness emanating from each of its five petals, shining like a bright star. Anything that reminds me of spring makes my heart sing!

Do you have any ‘persona non-grata’ in the world of fragrances? No doubt that perfumer has to know how to work with all ingredients, just as an artist can’t simply dislike red color for example. But to be able to do something and love something isn’t always the same.

Ayala: I was never too excited about ylang ylang  and vetiver (both of which were easily remedied once I found better quality essences of these botanicals). Similar thing happened with clary sage. Quality makes a big difference!

But also working out my differences with the challenging essences. For example: Angelica was one that I had the hardest time to love  — I have an aversion to many sharply green notes, on their own. But I love how they can be incorporated into a formula, so  I think I’ve even managed to overcome my struggle with angelica. The more I work with an essence and study it (reading about it as well as researching its olfactory properties on its own and when blended with others) — the more beauty I find in it. For example: I can now appreciate the musky notes in angelica, and not only experience it as a harsh, green, almost metallic sharpness.

I believe that every creator must familiarize himself with creations of his colleagues. I found it as a great pleasure to try and use parfums of other natural perfumers. Do you agree?

Ayala: Yes, of course.  Creativity requires quiet and solitude, creating the danger of isolation. Connecting to other perfumer-creators and experiencing their creation is essential for keeping on top of things: new materials, trends, ideas.

It’s also very humbling: getting a peer’s perspective from time to time, either directly or through their creations can be awe-inspiring: Wow, you can do this with such and such combination, something I would have never thought of myself… This kind of keeps me on my toes, and forces me to define and discover my own identity as a perfumer.

It is a greatest pleasure for me to work on bespoke perfumes. My clients are my greatest inspiration. I have a collection of amazing inspirational stories from my clients. What do you like most in creating bespoke perfumes?

Ayala: What fascinates me the most about bespoke perfume is how revealing one’s scent preferences are, and how eager customers are to share their story through the scents that appeal to them, repel them, and capture their imagination.

What story concerning your clients do you remember most?

Ayala: A man called me up a few years ago to order Song of Songs perfume and solid perfume pendant in hopes that this will stop his wife from filing a divorce. I hope it worked!

What a touching story!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

It’s not just the splendid perfumes but your house also produces delicious truffles, chocolates, pastries and  teas scented with essential oils. Do you use essential oils for preparing of main dishes? As for me — I like to add a touch of yuzu or grapefruit in my hollandaise sauce for fish main dishes.

Ayala: Mostly in desserts, and far less if at all in cooking per se. Essential oils are very concentrated and to incorporate them safely into food, you need to have them in a fatty base. I find this much easier to achieve in bases such as chocolate, cream and butter as in my chocolate truffles, shortbread cookies and ice cream recipes.

When it comes to  savoury food, I am far more attracted to rustic and ethnic cuisines, using whole spices and fresh herbs rather than high-tech or uber-fancy flavourings which are what essential oils bring to the table. I find that they can readily overpower a dish. I am, however, immensely enjoying fusion cuisines in my cooking, as well as using tea infusions in savoury dishes – i.e.: using tea instead of or in addition to broth in soups, and rice dishes – especially in risotto.  

Ayala, your perfumes acquired a well-deserved recognition. What do you consider as the biggest achievement in your career? What are you proud of?

Ayala: Something tells me I haven’t reached that far yet… To date, it is perhaps my course book on the art of natural perfumery.

What are your professional dreams? What would you like to attain in your professional career?

Ayala: At this point, maintaining what I do is the priority. I have other ideas and directions for where I want to grow or improve the business; but fundamentally, it’s all about continuing to do what I do best and keep acquiring knowledge, build my skill, as well as my audience.

I learn a great deal just through teaching and through the research I do for  Smelly blog.

Ayala, it was great pleasure for me to talk to you. Thank you for the interview and for your perfumes! I would like to wish you success, new bright impressions and well-being!

Интервью с Айалой Мориэль, часть вторая.

Проект «натуральная парфюмерию без границ» продолжается. Это вторая часть  интервью с с Айалой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums. Первая часть здесь. English version — here.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Айала, расскажи, пожалуйста, о своих любимых жанрах в парфюмерии. Я, например, обожаю кожаные ароматы, и, стоит мне отвлечься от задуманного плана – раз – и появляется новый кожаный аромат. Я пробовала не все твои духи, но видя ассортимент, могу предположить, что ты любишь гурманские ароматы?

Айала: Хорошее предположение! На самом деле, моя  самая большая страсть — это кожаные ноты и шипры, их я ношу больше всего.

А какие ингредиенты связаны, в твоем представлении, со счастьем?

Айала: Абсолют флердоранжа, светящийся счастьем, сияющий как яркая звезда. Все, что напоминает о весне, заставляет мое сердце биться чаще!

Есть ли у тебя персоны нон грата в мире ароматов? Конечно, парфюмер должен уметь работать со всеми материалами, как и художник не может «не любить», например, красный цвет. Но «уметь» и «любить» — это не всегда одно и то же.

Айала: Одно время я была не в восторге от иланг-иланга и ветивера, но это прошло, как только я познакомилась с качественными экстрактами этих материалов. Такая же история произошла с мускатным шалфеем. Качество имеет большое значение!

Но также значение имеет и решение моих противоречий с сложными для меня материалами. Например, у меня были непростые отношения с дягилем- я испытываю неприязнь ко многим резко зеленым нотам. Но мне нравится, как он проявляют себя в составном аромате, будучи включенными в формулу, и мне удалось преодолеть свою неприязнь к дягилю. Чем больше я работаю с материалом и изучаю его — читаю о нем и исследую его ольфакторные свойства как соло, так и в смесях – тем больше достоинств я нахожу. Например, теперь я могу оценить мускусные ноты дягиля, мое восприятие не ограничивается его резкой, почти металлически острой зеленью.

Я думаю, что каждый творческий человек должен оставлять время, чтобы знакомиться с работами своих коллег. Я с удовольствием знакомлюсь и пользуюсь духами других натуральных парфюмеров. А ты?

Айала: Да, конечно я согласна с тобой. Творчество требует тишины и одиночества, но это создает опасность изоляции. Общение с другими парфюмерами и знакомство с их творениями важны, чтобы все время быть в курсе новостей: новые материалы, тенденции, идеи.

А еще это помогает держать самолюбие в рамках: поглядывать на профессиональный рост коллег и их успехи, и иногда, с трепетом пробуя их духи, думать – ух ты, вот какие сочетания тут задействованы, мне бы такое и в голову не пришло… Это держит меня в тонусе и побуждает осознавать и раскрывать свою собственную, индивидуальную манеру творить ароматы.

Я с особым удовольствием работаю над созданием индивидуальных духов. Клиенты, заказывающие их – это вдохновение во плоти, они рассказывают удивительные и прекрасные истории, которые я воплощаю в их личных ароматах. А что тебе особенно нравится в процессе создания духов на заказ?

Айала: Больше всего меня очаровывает то, как клиенты раскрывают свои ольфакторные предпочтения, и как откровенно они делятся своей историей, выбирая ароматы, которые их привлекают, вызывают отвращение или интригуют.

Есть ли история, связанная с твоими клиентами, тебе особенно запомнилась?

Айала: Несколько лет назад мне позвонил мужчина, и заказал для своей супруги духи Song of Songs и подвеску с этим же ароматом, в надежде, что этот подарок изменит ее желание развестись. Я надеюсь, что это сработало!

Трогательная история.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Кроме удивительных духов, в коллекции твоего парфюмерного дома есть ароматизированные натуральными материалами трюфели, шоколад, выпечка и чаи. А используешь ли ты эфирные масла в приготовлении несладких блюдах? Я, например, люблю добавить немного юзу или грейпфрута в голландский соус для рыбы.

Айала: В основном я использую эфирные масла в десертах. Эфирные масла очень концентрированные и, чтобы использовать их в кулинарии безопасно для здоровья, в продукте должно быть много жира. Я считаю, что лучше всего ароматизировать такие основы, как шоколад, сливки и масло, как в моих шоколадных трюфелях, песочных печеньях и мороженом.

Что касается основных блюд, меня больше привлекают простые и этнические кухни, в которых используются специи и свежие травы, а не высокотехнологичные или супер-необычные приправы, которыми являются эфирные масла. Мне кажется, что они могут «перегрузить» блюдо. Однако, я очень люблю готовить в стиле фьюжн, а также использую чай в несладких блюдах, например, добавляю его в бульон, когда готовлю суп, или к рису, особенно в ризотто.

Айала, твои духи завоевали заслуженное признание. А что ты сама считаешь самым большим своим успехом, чем гордишься?

Айала: Что-то мне подсказывает, что я еще не достигла его … Но, вероятно, на данный момент моя гордость — это книга для курса об искусстве натуральной парфюмерии.

Расскажи о своей мечте, о том, чего бы ты хотела достичь в творчестве?

Айала: У меня есть разные идеи и направления развития и роста моего бизнеса, но приоритетом для меня является то, над чем я работаю в конкретный период.

Я с узнаю много нового, проводя исследования на парфюмерные темы для моего блога Smelly blog. Мои идеи являются продолжением того, что я делаю сейчас–приобретать знания, улучшать навыки и работать с моими клиентами.

Аяла, я была рада возможности пообщаться с тобой! Спасибо тебе за интервью и за твои духи! Я желаю тебе творческих удач, новых ярких впечатлений и благополучия!

Айала: Спасибо, Анна! Желаю тебе и читателям в новом 2014 году найти что-то, что позволит осознать настоящий момент. Что-то, что заставляет в жить здесь и сейчас, наслаждаться каждым вдохом, ароматом, вкусом, ощущением, звуком и видом вокруг.

Interview with Ayala Moriel

I am happy to meet (virtually)  Ayala Moriel, the owner the nose of perfume house Ayala Moriel Parfums. Inspired by fine art, music, and childhood memories of lush landscapes of Israel, Ayala creates unique, beautifully handcrafted fragrances using all-natural materials. Ayala’s collection includes more than 50 perfumes which brings joy to others through the sense of smell and also new emotional and intellectual impressions.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

[wb_fb_f name=»Ayala Moriel» id=»»],  picture was taken by Trish Vawter of http://ScentHive.com

Other than amazing perfumes Ayala makes beautifully scented candles and sachets, soaps, body oils, and also a wide range of scented teas, chocolates and truffles. Ayala Moriel perfumes enriches me,  and my understanding of natural perfumes has acquired new dimensions. And I was certainly delighted to speak with Ayala about art of perfumery, inspiration and ingredients. Every perfume Ayala Moriel Parfums will be reviewed separately . And then I would like to share the joy with you – at the end of reviews, there will be a lottery the prize will be a set of perfumes samples.

And now — interview! (Russian version here) My text — in italic.

Ayala, while creating a certain perfume and thinking of the ingredients — do you usually have an abstract idea, that give you a lead, or the starting point is a fragrance ingredient, you are fascinated with?

Ayala: Just as each perfume tells a different story – the inspiration is also different. I don’t usually begin with the raw materials, but with an abstract concept – dynamic movement and interaction between the different materials and personalities within the perfume is what is perhaps the most significant thread in my work.

Although I have created certain perfumes around a particular raw material (i.e.: Vetiver Racinettes, my newest perfume Treazon, and my soliflore collection. I do not find this approach to be very intriguing as a general rule. Although it brought me to know these particular essences on a very intimate level — it’s more technical and tedious approach, very limiting creatively and not how I created my most innovative fragrances.

How I do create most of the time is by intuitively associating different notes with the personalities or forces that are at play in the olfactory story that I want to tell. Sometimes it would illustrate a natural or urban landscape  (i.e.: Orcas and New Orleans), and other times it would portray my emotional reaction to a poem and the sensory and olfactory associations that came up when I read it (i.e.: Hanami). Others are focused on an internal journey (i.e.: Immortelle l’Amour, Schizm).

I know that your perfume l’Écume des Jours was inspired by Boris Vian’s novel.

Ayala: Yes, it id right. And another Boris Vian’s novel, l’Herbe Rouge, inspired me to create a fougere of that name. Essentially, each of my perfumes is a story, told through unique botanicals and that you can “read with your nose” and listen to with your heart.

My stories are rather personal ones. When I create perfumes, I travel deeply inwards to unearth ineffable emotions. Those stories can only be told by subtle engaging the wearer’s on a private, subconscious level.

And another question about l’Écume des Jours , which amazed me. When I tried your l’Écume des Jours in Moscow, I thought that this perfume would better reveal itself on the seaside.

Ayala: l’Écume des Jours evokes the sea’s salty breeze, but also aquatic vegetation and flowers. I don’t think that being near these environments is essential for enjoying the perfumer though. This has more to do with the wearer’s mood and emotional disposition.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

What do you think about the correlation of climate and scents?

Ayala: The climate, weather and season, however, all have a lot influence on how perfumes travels in the air (amplifying them or not so much), as well as on people’s moods – and therefore , not surprisingly – perfume choices.  Humidity really opens up the scent, and if it’s hot and humid, it can be overbearing. Extremely dry weather doesn’t really let the perfume travel as well. And I also learned that altitude has an impact on how perfume is experienced. But I haven’t been to extremely high altitudes yet to comment from my personal experience.

When I visit in Israel I can hardly tolerate heavy orientals and heady florals, and tend to wear lighter citrus and sheer, bright floral fragrances. When it’s really hot and humid, I want to wear nothing at all. The climate in Vancouver is very temperate and rather monotonous, so perfumes provide a wonderful escapism from all the greyness and rain.

Ayala, let’s talk about ingredients. I discovered for myself  Ruh Chameli, Ruh Juhi, Ruh Motia — traditional distillation of Jasmine flowers in copper deg vessels from White Lotus shop last year. These extraordinary and expensive ingredients totally changed the regular image of jasmine scents. Also I absolutely love oil from Aquilaria wood and now I have 10 kinds of extracts and I like that they are all different. Could you tell us about your collection of rare and precious components?

Ayala: I was obsessed with various vetiver extractions, which is how Vetiver Racinettes came about. I used to not enjoy vetiver at all – probably because the only oil I was exposed to was a poor quality. I have anything from vetiver ruh (traditional Indian distillation in copper stills), vetiver co2 from South Africa and my most favourites – Haitian vetiver, with its distinctively clean wet wood and citrus scent, and even the most hard to find Bourbon vetiver, which is smoky and rich, almost nutty.

I love boronia,  which is a rather difficult to source essence (the demand is far greater than the supply) and a few white water lily and blue lotus essences and attars, which I’m always worried about using because I have so little of them. I save most of these rare essences for custom perfumes or for my own personal experimentation, because they are so difficult to find (not to mention expensive).

I know how important it is for my customers to be able to enjoy the perfumes they fell in love with time and again; therefore I prefer to formulate my collection around essences that I can steadily source again. This enables me to have a rather reliable line that my customers can count on being there for them when their bottles run out.

Yes, unfortunately in our work we are limited to availability of some ingredients. But on the other hand that makes natural perfumes even more unique and precious. For instance despite the fact I love Indian attars, mitty, ambery, katsuri attars, I have to use them only for my limited collections,  for they aren’t up for sale all the timeSpeaking about attars, do you use them?

Ayala: Some of the attars are complete perfumes on their own, and I feel it’s wrong for me to use them in my formulas. It would be like using someone else’s bases. I use some attars that are single note, i.e.: Kadam tree attar in Hanami, and Kewda attar in GiGi and Charisma. Kewda is very difficult to find as a pure essential oil and it’s so volatile that the sandalwood base provides a wonderful fixative for it.

End of part 1 (Russian version here)

Интервью с Айaлой Мориэль

Итак, обещанное путешествие в «натуральную парфюмерию без границ» начинается!

Я очень рада, что виртуально познакомилась с Айалой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums.

%Anna Zworykina  %art in a bottle [wb_fb_f name=»Ayala Moriel» id=»»], picture was taken by Trish Vawter of http://ScentHive.com

Черпая свое вдохновение в изобразительном искусстве, музыке и детских воспоминаниях о пейзажах Израиля, Айала создает уникальные духи из натуральных ингредиентов. Сейчас в коллекции Айалы более 50 ароматов, каждый из которых радует обоняние и приносит новые чувственные и интеллектуальные впечатления. Кроме восхитительных духов, в коллекции дома есть ароматизированные натуральными эссенциями свечи, саше, мыла, масла для тела, и также чаи, шоколад и трюфели. Знакомство с духами Айалы обогащает, мое понимание натуральной парфюмерии приобрело новые измерения. И, конечно, мне было интересно поговорить с Айалой о творчестве, вдохновении и материалах. Итак, интервью! Мои вопросы — курсивом.

Айала, создавая новый аромат и подбирая ингредиенты, ты основываешься на некоей абстрактной идее, или дорогу подсказывает какой-то ароматический экстракт, которым ты очаровываешься?

Айала: Каждый аромат рассказывает свою историю – и вдохновение тоже приходит из разных источников. Обычно я начинаю создание композиции не с конкретного материала, а с абстрактной концепции, с динамического взаимодействия различных материалов в аромате, и именно это является, возможно, самым важным в моей работе.

Хотя в моей коллекции есть несколько ароматов, которые я создала вокруг конкретного материала – это Vetiver Racinettes, недавно созданные духи Treazon и моя коллекция солифлоров,- мне не интересно было бы принять это за правило. Безусловно, такой подход позволил мне хорошо узнать эти материалы, но вообще я считаю его довольно техническим и сдерживающим творческое движение. Мои самые инновационные духи создавались не так. Большинство духов я создаю, интуитивно связывая различные ноты с персонажами или силами,  и каждая играет свою роль в историях, рассказанных духами. Иногда это природные или городские пейзажи (Orcas и New Orleans), иногда – чувственные ольфакторные отражения прочитанного мной (Hanami). А иногда —  рассказы о моем внутреннем путешествии (Immortelle l’Amour и Schizm).

Я знаю, что на создание l’Écume des Jours тебя вдохновил роман Бориса Виана.

Айала: Да, это действительно так. А другой роман Виана, l’Herbe Rouge, вдохновил меня на создание одноименного фужера. Вообще, все мои духи – это истории, сотканные из ботанических ингредиентов, истории, которые каждый может обонятельно прочесть и эмоционально прочувствовать.

Все эти истории довольно личные. Создавая духи, я вглядываюсь в свое сердце, пытаясь найти скрытые эмоции. Эти истории можно услышать, если привлечь ассоциативное, подсознательное мышление.

И еще вопрос о l‘Écume des Jours, которые меня очаровали. Попробовав эти духи в Москве, я подумала, что для наилучшего раскрытия им, возможно, нужен океан или море поблизости.

Айала: l’Écume des Jours пробуждает воспоминания о соленом морском бризе, водных растениях и цветах. И все же я не думаю, что для того, чтобы насладиться ими, нужно быть у моря. Мне кажется, что большее значение имеет эмоциональный  настрой владельца.

А что ты думаешь о влиянии климата на раскрытие ароматов?

Айала: Конечно, климат, погода и сезон оказывают большое влияние на то, как духи распространяются в воздухе, на их ауру, они могут ускорить раскрытие аромата или, наоборот, замедлить его. Климат также влияет на настроение людей, и, что не удивительно, на их выбор духов. Влажность действительно раскрывает аромат, и в горячем и влажном воздухе он может стать густым и навязчивым. А слишком сухая погода не позволяет духам раскрыться. Кстати, я знаю, что на раскрытие духов оказывает влияние высота над уровнем моря, но я не была на большой высоте и не могу прокомментировать это, опираясь на свой личный опыт.

Когда я нахожусь в Израиле,  с трудом переношу восточные и пьянящие цветочные ароматы, и предпочитаю более легкие цитрусовые и чистые, яркие цветочные. А в очень горячем и влажном климате у меня вообще не возникает желание носить духи. В Ванкувере, где я живу, климат очень умеренный и довольно однообразный, а духи дают возможность убежать от действительности — серости и дождя.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Айала, давай поговорим о материалах. Пару лет назад я открыла для себя рухи жасминов, (Ruh Chameli, Ruh Juhi, Ruh Motia) из магазина White lotus Aromatics. Эти очень дорогие и редкие компоненты перевернули мое представление о жасминах. Еще я обожаю эфирное масло из древесины аквилярии — в моей коллекции более 10 экстрактов, очень разных по характеру. Расскажи, пожалуйста, какие ценные или редкие материалы есть в твоей коллекции?

Айала: Я была буквально одержима разными экстрактами ветивера, именно благодаря этому я создала Vetiver Racinettes. Раньше ветивер мне не нравился, возможно, потому что масло, которое я пробовала, было низкого качества. Сейчас у меня есть много разных видов – от руха ветивера (традиционная индийская дистилляция в медных емкостях), и CO2-экстракта ветивера из Южной Африки, до самого любимого гаитянского ветивера, с его отчетливым, чистым запахом влажного леса и цитрусовых, а также редкий ветивер Бурбон, дымный и богатый, почти ореховый.

Я люблю боронию, материал, как ты знаешь, сложный в получении, и потому редкий (спрос на нее выше предложения). Также люблю некоторые виды белой кувшинки, голубого лотоса и аттары. Большую часть этих редких материалов я берегу для индивидуальных духов и для моих экспериментов, потому что их ужасно трудно найти (не говоря уже об их цене).

Я знаю, насколько важно для моих клиентов иметь возможность постоянно наслаждаться своими любимыми духами. Поэтому свою постоянную коллекцию  создаю, используя  только экстракты, которые можно закупить без проблем. Такой подход позволяет мне иметь линию духов, всегда доступных для продажи, так что, как только один флакон закончится – в любой момент можно приобрести новый.

Да, к сожалению, в своем творчестве мы ограничены доступностью некоторых материалов. Но, с другой стороны, это делает натуральные духи еще более уникальными и драгоценными… Например, несмотря на то, что я очень люблю индийские аттары  глины, амбери аттар, катцури аттар и некоторые другие, мне приходится использовать их только в лимитированных коллекциях, т.к. они не всегда есть в продаже. Кстати, а ты используешь аттары?

Айала: Некоторые аттары – самостоятельные духи, и я думаю, что использовать их в формулах неправильно. Это почти  как добавлять готовые парфюмерные базы.
Для своих духов я использую некоторые моно компонентные аттары, например, аттар дерева Кадам в Hanami и аттар кевды в Gigi и Charisma. Кевду очень трудно найти как чистое эфирное масло, так что кодистилляция с сандалом, благодаря его фиксирующим свойствам, позволяет получить долгоиграющий экстракт с нотой кевды.
Конец первой части. Вторая скоро последует! English version Here

Вторая часть — здесь.

Анонс

Завтра я начну публикацию нового проекта — «Натуральная парфюмерия без границ«. Суть его в том, чтобы рассказать о творчестве коллег со всего мира, поделиться своими впечатлениями, по возможности, вступить в диалог с создателями натуральных ароматов и разыгрывать пробники среди моих читателей. Под этим тэгом уже лежат мои давние рассказы о разных духах, но до диалога и розыгрышей я дозрела только недавно.

Итак, открывает проект диалог с знакомство с Аялой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums.
%Anna Zworykina  %art in a bottle
%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

 

 

 

 

 

Ее духи просто заворожили меня, я уже немного писала о своих впечатлениях от ее работ в целом. А завтра вас ждет интервью с Аялой, вопросы о ее творчестве, материалах, клиентах и прочем задаю я, она — отвечает.  Встречайте 🙂

отзывы

Светлана пишет о моей Табачной туберозе:

Сырость поздней осени, опавшие листья, политые дождями и уже слегка пожухшие. На руке – сначала чудится что-то цветочное, потом – кожа. Дорогая, деликатная (интересно, о коже так говорят? Кажется, говорят «тоникой выделки»). А дальше в голове рисуется история: осень – не яркая солнечная и пестрая, а уже засыпающая, бледно-серое небо, парк, бежевое кашемировое пальто, шелковый шарф и руки в кожаных перчатках (обязательно коричневых), левая рука придерживает тонкий ремешок сумки, перекинутой через плечо. Тот момент неспешной прогулки, когда еще не холодно и как теплая тонкая кофта согревают мягкие цветочные ноты. Запах опавшей листвы, перемешавшийся с землей, мокрых стволов деревьев и ароматного чуть дурманящего дыма.

Только сейчас я действительно начинаю понимать, в чем смысл слов – «идея аромата». Духи должны рассказывать историю, а не быть набором сосуществующих в одном флаконе составляющих. Спасибо, Анна, за это открытие.

Светлана, спасибо за теплые слова! Всегда  радостно, когда истории духов услышаны.

 

Все тайное становится явным

Три года назад я была изумлена, встретив во вьетнамской деревне аромат мускуса. Вот эта история. Оказалось, что в деревнях топят печи ароматной древесиной неизвестного происхождения.Все это время, имея в руках только огрызок деревяшки,  у меня не было возможности самостоятельно определить, что же это за дерево, а ведь это ужасно интересно. Сегодня утром я пила чай с гендиректором русско-вьетнамского тропического центра, а он, кроме всего прочего, крутой ботаник, так что я наконец-то  пристала к нему с расспросами о безымянной ароматной древесине из провинции Даклак.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Он утверждает, что это  может быть только Fokienia hodginsii (Dunn) A. Henry & H. H. Thomas — Фокения, известная натуральным парфюмерам и ароматерапевтам как Сиамское дерево или Вьетнамский кипарис. Во Вьетнаме его практически вырубили. Это огромное дерево из семейства кипарисовых, с толстым стволом и высокой кроной (картинка отсюда).

И им в деревнях топят печи, ага. Ну, с другой стороны, нужно же чем-то топить.

Эфирное масло из этой древесины обладает немного другим ароматом, чем сухое дерево: э.м. более свежее, с отчетливыми цитрусовыми и цветочными нотами, а сама древесина пахнет сладко, мускусно, с бальзамическими оттенками запаха. Без участия ботаника я бы, конечно, не связала свою безымянную деревяшку с бутылочкой одного из любимых эфирных масел. Так что теперь делюсь своим открытием с вами.

А вот фотография Дмитрия Зворыкина из той самой деревни. Возможно, на заднем плане зеленеют редкие фокении. Фото  из жж автора. Такая вот история.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

еще одно ревью и новости

Пока я собираю свой английский в кучку, чтобы доделать обзоры,  Аяла написала и про мои Fallen leaves!

Like Apple Orchard, this perfume is very much a continuation of exploring the olfactory themes of fall, fermentation and fertility. At first, there is the musty smell of camphoreous cardamom and musty patchouli, suggesting petrichor and transitioning into the resinous bitterness of myrrh. Sweet vanilla mingled with immortelle absolute gives a more perfumey undertone, reminiscent of wet fallen leaves fermenting on the ground. Immortelle’s close resemblance to maple syrup brings to mind maple leaves by way of association. Dark yet voluptuous, the Earth Goddess will turn the golden leaves into dirt, and fermentation yields the most surprising aromatics out of ordinary botanicals, as in what happens upon fermenting hay, tea and tobacco — vanillin, coumarin and many other surprising molecules appear and add richness and layers to the leaf.

(мне тут намекнули что нужен был бы перевод — вот он!)

Как  и Яблоневый сад, этот аромат продолжает тему осени, ферментации и плодородия. Первый вдох — камфарный кардамон, оттененный плесенью пачули наводят на мысли о земле, смоченной дождями  и переходят в смолистую горечь мирры. Сладкая ваниль, окруженная абсолютом бессмертника, воссоздает парфюмерный аромат влажных, слежавшихся на земле листьев (какое чудное это слово — ферментация! Русские бы сказали — гниение)  Ноты кленового сиропа, о котором напоминает аромат бессмертника  наводят мысли о кленовых осенних листьях. Темная, но еще пышная, Мать Земля превратит золотые листья в грязь; и ферментация волшебным образом преображает ароматы абсолютно обычных растений — так, как это случается с чаем, табаком, сеном.  Ферментация идет — и ванилин, кумарин и другие удивительные молекулы, смешиваясь,  расцвечивают листья густыми оттенками ароматов.

Так, а теперь новости: мой магазин снова работает в обычном режиме! Доставка по Москве курьерской службой, в другие месте — почтой России после предоплаты. Лимитированный набор Ландшафты души «The underworld» пока в наличии.

читательское

Дегустируя духи Аялы, я  лицом к лицу столкнулась с той стороной натуральной парфюмерии, о которой знала лишь понаслышке. Той, о которой говорят «это ароматы для особого случая» или «ну нельзя же набрызгаться ими и бежать на автобус!»

Я  просто запоминала это, чтобы предупреждать других, сама-то я спокойно бегаю в натуральных духах даже на Почту России, видимо, ело привычки. Но некоторые ароматы Аялы Мориэль заставляли меня прямо-таки застыть и вслушиваться. Тут уж не до автобуса.

Известно, что очень часто  восприятие ароматической истории требует внимания и времени. В случае с ароматами Аялы это особенно верно! Истинное содержание аромата необходимо было установить, прожить, прочувствовать, иногда даже придумать! Эти сложные, необычно сбалансированные смеси будто бы зовут за собой  — «пойдем, сама все увидишь», не открывают все секреты с первого вдоха.

Я бы сказала что духи Аялы интеллектуальны: многие из ароматов вдохновлены поэтическими или прозаическими произведениями, многие представляют собой явный ребус, который требуется разгадать. И как же это здорово, когда, пожив вместе с ароматом, понимаешь, о чем он, в какие места он тебя привел,  когда вся информация, которую извлек из ноосферы в поисках  подсказок, складывается в гармоничную картину! В ходе этих открытий смещается и фокус внимания, и аромат «прочитывается» совсем иначе, чем в первый раз, когда ты открываешь пробирку и снимаешь пробу.

И я подумала, что Аяла и я считаем  ценной именно эту способность ароматов быть ключами к собственным открытиям, проводником в душе каждого, кто их носит. В ее духах есть не только самостоятельная эстетическая ценность, но и потенциал развития, возможность подтолкнуть к проживанию своих историй и получению персонального опыта.

Этот подход к ароматам сходен с принципами литературной рецептивной эстетики, в которой особое внимание уделяется взаимодействию текста и читателя. Произведение, согласно этой концепции, не монумент, но партитура, которая рассчитана на постоянно обновляющееся восприятие: тогда текст освобождается из-под власти слов и приобретает реальное в данном срезе времени бытие. Если пойти дальше, можно сказать, что прочитывая, проживая произведение искусства, читатель, по сути дела,  создает  его заново. И то сказать – сто же слышит звук падающего дерева, если в лесу никого нет?

А у Павича, например, читатель книги может быть ее героем или соавтором. «Неужели ты полагаешь, что только ты имеешь право на книгу, а у книги нет права на тебя? Почему ты так уверен, что не можешь быть чьей-то мечтой? Ты уверен, что твоя жизнь – не просто вымысел?» — говорит героиня его романа.

Так и с духами: часто они властно заявляют свои права на нас, наши мысли, время, внимание.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и другая сторона медали, знакомая тем кто пишет (и не только пишет, просто на примере литературы это видно особенно ярко), я сразу вспоминаю Александрийский квартет, когда думаю про нее – «В то время он с головой ушел в работу над очередным романом и, как всегда, начал уже замечать, как обыденная жизнь, кривляясь и гримасничая, понемногу выстраивается вдоль им же самим в романе намеченных линий. Было у него объяснение для такого рода странностей: любая концентрация воли смещает ровное течение жизни (Архимедова ванна), она же определяет и угол отклонения. Реальность, считал он, всегда стремится подражать человеческому воображению, коему она, по большому счету, и обязана самим фактом своего существования.»

Та же концентрация воли читателя – или дегустатора – влияет на аромат, и только от него – от нас! – зависит, какие картины соткет перед нашим мысленным взором эта легкая, эфемерная материя. (про важность фокуса внимания я еще тут писала)

В этом взаимном влиянии, взаимном проникновении аромата и его носителя  кроется прелесть  и сила многих натуральных ароматов.

Разумеется, натуральная парфюмерия не единственная обладает способностью нашептывать истории и вызывать яркие эмоции, да и среди мастеров «натурального» жанра есть приверженцы совершенно других принципов, но все-таки натуральные материалы  существенно облегчают это взаимодействие аромат-сердце.

В общем, на самом деле это было вступление к циклу  обзоров канадской натуральной парфюмерии, духов, которые на время вернули меня в роль читателя, за что я им очень благодарна.

поздравления, хвастовство и анонсы

Поздравляю всех с категорически наступившим Новым годом! Желаю радостей, здоровья, благополучия и ароматных приключений! Надеюсь, новый год начался у вас хорошо.

Я нашла под елкой два подарка — обзоры моих ароматов в блоге Аялы Мориэль, натурального парфюмера из Канады. Я очень ценю отзывы от коллег и горжусь ими!  Кстати, в январе (надеюсь!) на этом сайте будет запущен новый проект — обзоры ароматов известных  нишевых домов натуральной парфюмерии. И начну как раз с Аялы, и ее Ayala Moriel Parfums,  вас ждет ее интервью, обзоры ароматов и розыгрыш ее пробников!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

(это у меня вместо елки)

Ну а пока хвастаюсь своими подарками.  Аяла пишет про Яблоневый сад: Apple Orchard is not so much about apples as it is about the orchard. And I  envision an abandoned orchard, at the end of fall. Some of the apples are still dangling from the naked boughs, but most of them are already rotting on the ground… Despite the fact that the perfumes are using similar materials to my palette (Like yours truly, Anna Zworykina uses only natural oils, absolutes, tinctures and CO2 extractions, and no isolates), it is not easy to dissect them from one another. The perfumer has masterfully succeeded in creating something new and enticing from rather familiar notes. There is a certain medicinal quality that seems to be the perfumer’s trademark, and which gives it that feel of an old Chinese apothecary, with chest full of drawers mysteriously labeled, the wood thoroughly soaked in the aromas of the magical herbs contained within it for decades. All of the perfumes I’ve tried have a very unique «fingerprint» in that sense, and I suppose you can either find it charming, of completely off-putting. But to me this is a reminiscence of another era, where herbs, medicine, magic and perfume were all intertwined, when incense was burnt to ward off evil spirits, and sweet floral waters were sprinkled to attract good ones…
Back to Apple Orchard: At first, there is an apple-y accord, but with a significant amount of mustiness, which makes you immediately think of the abandoned orchard I describer earlier… Then you are reminded of the fertile soil underneath, forgiving the inattentive farmers and receiving these rejected fruit with open arms. This gradually evolves into the spiciness of oak barrels, with hints of musky opoponax, allspice and cloves.

И еще она пишет про Without words: Anna Zworkyina’s Without Words leaves me speechless. But I’ll attempt to describe its beauty without relying on other art forms.

Apple-like notes tease at first, but also bring the melancholy feel of fall: it’s harvest time. Gather your apples, or you’ll risk losing them to mother earth, to whom they will return in rot. The illusion of apples comes from the juxtaposition of bitter almonds, agrestic wormwood and hops — that green, skunky oil that’s used to preserve beer and give it the distinctive bitter taste and citrusy-fresh aroma. Cardamom lends a medicinal, camphoreous note that brings to mind a white-washed, silk-wrapped geisha in a dim-lit wooden pagoda, and that dusky feel of Japanese body incense powder remains for a while, until it is quietly succeeded by the undertones of dark amber notes of vanilla and labdanum absolutes.