Коллаборация: парфюмерия и аутентичное движение!

Друзья, мы с Юлей Морозовой — профессиональным и сертифицированным танцевально-двигательным терепветом 21 апреля планируем сделать творческую лабораторию про натуральные ароматы и движение!

Это уже второй наш совместный опыт — на одной из Минских лабораторий Аутентичного движения исследовали взаимосвязь движения и натуральных духов (на скромном примере моих композиций). Сейчас мы хотим продолжить наше исследование того, как эти два разных мира могут взаимодействовать, взаимно обогащаяя друг друга.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Как различные ингредиенты могут менять качества нашего телесного переживания и движения? Как может движение взаимодействовать с историей, которую аромат пробуждает в сознании?

Запись и информация — в фб у Юли!

Ароматные мифы — вся правда о синтетических и натуральных компонентах в интервью с Анной Зворыкиной и Матвеем Юдовым

В бьюти-блоге Марьяны о парфюмерии, косметике и салонном уходе вышла забавная статья: Ароматные мифы — вся правда о синтетических и натуральных компонентах в интервью с Анной Зворыкиной и Матвеем Юдовым.

Ниже я скопирую текст интервью сюда, оригинал — по ссылке у Марьяны, спасибо ей за искрометно сформулированные вопросы!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Эфирные масла или синтетические молекулы? Современные формулы или старинные рецепты? Развенчиваем мифы об ароматах вместе с парфюмерным химиком Матвеем Юдовым и натуральным парфюмером Анной Зворыкиной.

Миф № 1
Настоящая парфюмерия производится из натуральных материалов. Всё остальное – эрзац, не заслуживающий внимания.
Матвей:
Современная парфюмерия как таковая, в том виде, какую мы знаем её сейчас, сформировалась не так уж давно — во второй половине XIX века. Houbigan Fougere Royale (1882) и Guerlain Jicky (1889) были одними из первых современных ароматов. Мало кто, не считая историков парфюмерии, назовёт хотя бы пару ароматов, выпущенных раньше. В состав этих духов входят синтетические материалы — кумарин, ванилин, изобутилхинолин. Так что, на мой взгляд, именно появление синтетических ингредиентов в палитре парфюмера сформировало парфюмерию как отдельный самостоятельный вид творчества. В состав Shalimar, к примеру, входит и натуральный абсолю ванили и синтетический этилванилин, и именно сочетание этих двух компонентов позволило добиться нужного результата. Без синтетических веществ невозможны были бы ароматы с нотами зелени, большинства фруктов (кроме цитрусовых), акватические. Не существует натуральных материалов с запахом ландыша, сирени, цикламена, фрезии, гвоздики и ещё многих-многих цветов. Все эти запахи воссоздаются только при помощи синтетических материалов. Мускус, амбра, некоторые древесные запахи — всё это уже много лет заслуга синтетики. Качество аромата больше зависит от мастерства парфюмера, а не от материала, который он использует.

Анна:
Конечно же это миф. Настоящее искусство – это то, которое обращается к нашему сердцу. Из чего оно создано – глубоко вторичный вопрос. Выбор материала обычно диктуется целью. Подменять цель средствами и заявлять «я пользуюсь только натуральными ингредиентами, потому что они натуральны» — странный логический выверт. Мне представляется, что первична цель, а средства подбираются, исходя из нее. Например, воспроизведение аромата ландыша требует синтетических молекул. А натуральные материалы позволяют решать задачи, недоступные синтетике. Например, создать ароматы изменчивые, живые, дышащие, близкие по гармоническому строю к ароматам природы. Ароматы, которые говорят на языке души.
Например, для меня ароматы искусственной «свежести» — как скрип железа по стеклу. Мне не нравится «огранка», которую дают аромату альдегидные молекулы, а длиннющий шлейф искусственных мускусов и их «стойкость» меня утомляют. Уже несколько раз сменилась ситуация, но духи сидят, как гвоздём прибитые, а иногда ночь и ванну переживают… Вот моё представление о парфюмерном кошмаре. Любители парфюмерии, созданной из синтетических материалов, часто говорят о «грязных тонах» натуральных ароматических веществ. Я воспринимаю эти особенности звучания не как грязь, а как «сложный цвет» в противовес «простому, открытому цвету», который художники иногда называют «цвет из банки». На сложных цветах отдыхает мой глаз, на сложных ароматах – мой нос. Натуральные экстракты позволяют создавать картины, которые не отделены от окружающей жизни «отфильтрованностью красок» и чрезмерной рафинированностью.

Миф №2
Натуральная парфюмерия безопасна и не вызывает аллергии, а синтетическая – вредна для здоровья, вызывает рак и понос.
Матвей:
В корне неверно ставить знак равенства между понятиями «натуральный» и «полезный» или даже «безопасный». Волчьи ягоды и чилибуха совершенно натуральные, но здоровья они точно не принесут. Натуральные материалы, эфирные масла, абсолю и т.п. — это всегда сложная многокомпонентная смесь с варьирующимся составом. Среди нескольких сот компонентов вполне может оказаться аллерген. Именно поэтому сейчас запрещены, например, дубовый мох и перуанский бальзам. Многие цитрусовые эфирные масла содержат в своём составе вещества, вызывающие фотосенсибилизацию. Если нанести на кожу состав, содержащий натуральное масло бергамота, то при попадании прямых солнечных лучей вы гарантировано получите фототоксическую реакцию или попросту говоря ожог. Синтетические материалы — это как правило индивидуальные вещества. Прежде, чем попасть в ваш любимый пузырёк духов, все новые соединения проходят огромное число тестов, токсикологических, дерматологических и всяких прочих других. Ещё один важный момент: не бывает абсолютных понятий «безопасно» и «вредно». Как сформулировал ещё в XV веке Парацельс, «Всё есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным». Человек, съевший примерно 400 граммов поваренной соли, неизбежно умирает. Получается, что в каждой пачке соли больше двух смертельных доз. Почему никто не рисует на них череп с костями и не пишет жутких предостерегающих надписей? Однажды на одном парфюмерном форуме одна дама писала о вреде вещества, под названием изо е супер, аргументируя этом тем, что это страшный яд. В качестве аргумента приводила значение LD50=5000 мг/кг. Вот если бы у дамы было бы всё в порядке с арифметикой, то она смогла бы подсчитать, что для того, чтобы отравится изо е супером, человеку массой 70 кг надо съесть 350 граммов вещества (примерно, как с поваренной солью). Если речь идёт об аромате Molecule 01, то потребуется выпить 30-40 больших пузырьков. Только не забывайте, что помимо изо е супера в этом случае придётся выпить ещё больше трёх литров спирта. Что нанесёт больший вред — думайте сами.

Анна:
Некоторые эфирные масла и абсолюты, входящие в состав натуральных духов, аллергенны. Некоторые ароматические материалы – фототоксичны. Тем, кто пользуется натуральными духами, нужно знать (и выполнять!) два простых правила:
Перед знакомством с натуральными духами сделайте аллергенную пробу, для этого нанесите духи на внутреннюю часть сгиба локтя. Если по истечении нескольких часов не возникло никаких неприятных ощущений (покраснения, припухлости или отека) – можете пользоваться духами. Особенно необходима такая проверка аллергикам, беременным и кормящим матерям.
Не наносите духи из натуральных материалов на открытые участки тела перед выходом на солнце, т.к. некоторые эфирные масла могут вызвать фотосенсибилизацию, т.е. приобретение кожей особенной чувствительности к ультрафиолетовому облучению всех видов.

Миф №3
Натуральная парфюмерия – это про духи, а синтетическая – про отдушки для стирального порошка. Читать далее

о Silver lavender

Джульетта, автор бьюти-блога о прекрасном в нашей жизни bouquetjuliett пишет о своих впечатлениях от аромата Silver lavender:
«Нос мой, за эту неделю вспомнивший все любимые весенние запахи — вишневый цвет, скошенная трава, мартовский дождь, махровые нарциссы — продолжает путешествие по душистым мирам Анны Зворыкиной. Сегодня рассказываю о Silver Lavender, коварной даме, которая оказалась совсем не той, кем я ее себе представляла.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Первый вдох — острая, пронзительная, мшистая лаванда — мелкая горная речка с ледяной прозрачной водой, от брызгов которой мурашки по телу и гусиная кожа; она стремительная, ускользающая, хватает за горло и заставляет бежать — в поле, через горькую полынь, мрачный густой шалфей, редкие фиолетовые всполохи клевера, босыми ногами по оттаивающей земле. И вот бежишь ты, орешь (потому что неясно, зачем и от кого), горло немеет, вмиг обрастает ментоловой коркой — не сглотнуть — и вот в этот момент ты осознаешь, что забежал в церковь, маленькую такую сельскую церквушку, и на тебя, оборванца, молча глядят сухие желтые лица, горько дышат ладаном и миррой, а ты хватаешь ртом застоявшийся воздух, не понимаешь ничего, таращишься на них; откуда они, откуда это все?
Потом просыпаешься, конечно — по комнате летают легкие занавески, пахнет розмариновой настойкой и кажется, что это все сказкой было — и лаванда, и серые мартовские поля, и травянистое болото, куда ты случайно чуть не угодил.
На том можно и закончить, но я не — и скажу, что лаванда здесь, собственно, уникальна: в прочих ароматах на тему эта нота не звучит так активно и настойчиво; лаванда обычно — это Прованс, хрестоматийные саше в стиле shabby chic, пастораль такая, травки, вы понимаете, о чем я. Не всегда, но процентах в 80 — да. Silver Lavender входит в оставшиеся 20: шуршащие благообразные цветы здесь — железная рука в бархатной перчатке, настоящий серый кардинал.»