Чайная коллекция на Фрагрантике!

Julietta Ptoyan пишет на Фрагрантике о моих чаях — с большой благодарностью цитирую) (духи в продаже на ярмарке мастеров, в Москве попробовать  коллекцию можно в Osmodeus perfume shop.)

«Аннин стиль — насыщенный, по-малявински цветистый, полнотелый — здесь отчетливо обозначен только в трех работах («Мятный чай», «Сингапурский чай» и «Масала»), но тест лучше начинать с тех, что полегче — например, с чая зелёного, который и тяжелые зелёно-бурые листы, и рассеянный серебристый дымок, и солнечный зайчик на белоснежном глазурованном фарфоре. Это медитативно-молчаливая вода, угадать автора которой можно только по размытой медово-сухофруктовой тени вначале и следующей за ней гуще из размокших листьев. Аромат-перевертыш: самая тяжеловесная его часть слетает за минуту-полторы, а после нос начинает чувствовать сам чай — разлитый по аккуратным круглым пиалам, отдающий жасминово-сенный припах свой, улетающий куда-то далеко — вместе с дымом, временем, смешивающийся с хвостами перисто-кучевых облаков. «Зеленый» — самый меланхоличный и волоокий из пятерки, самый нейтральный и ноский: если вы фанат AZ и хотите обратить в свою религию всех вокруг, можно начать с него.

Еще одна вариация чая по Зворыкиной (без характерной для ее манеры композицирования пышности и глубины) — «Улун»: легкий, слабозаваренный, остывший, совершенно весенний чай. Зеленеющие почки на голых деревьях, голодный мартовский воздух и лепестки вишни на прозрачно-медовой поверхности воды, сон красавицы-весны, молочные ее веки и печёная цитрусовая цедра с крупными скрученными листьями чая напополам — вот что такое «Улун», который мне видится одной из лучших и одновременно самой современной работой парфюмера. Она довольно сильно отличается от всего того, что можно ожидать от 90% натуральной парфюмерии — такую чистоту среди артизанальных ароматов по щелчку не найдешь; это вопрос и качества материалов, и образования, и довольно самобытной стилистики, в которой творят многие и многие, часто забывая слова Ги Робера о том, что духи в первую очередь должны хорошо пахнуть.

%Anna Zworykina  %art in a bottle«Сингапурский чай», структура которого напоминает то ли многоцветие марди гра, то ли диковинную, слегка наивистскую мозаику, собранную из разрозренных компонентов: стекляшки, травинки, листики и цветы, строго говоря, можно считать парой воздушному «Улуну», если верить, что противоположности притягиваются. У «Сингапурского» сердце-набат и буйная голова; он едва ли будет соотноситься с чаем у людей, которые в нем не разбираются (скорее с дымом благовоний или мешком специй) и почти наверняка понравится всем, кто стиль Анны любит и понимает — как, в общем, и сам сингапурский чай, который представляет собой сложносочиненный напиток из чая, кофе и молока.

Стилистически близко к нему стоит «Масала», начинающийся неожиданным медицинским лакричным аккордом, который дымкой ложится на жесткое, жилистое тело запаха. Тем, кто любит этот напиток за присутствие в нем молока и тепло специй, за его сладковатый землистый оттенок, будет над чем задуматься: тут много кардамона и черного перца — пряностей с довольно морозным, колким характером, который во многих рецептах перекрывается корицей и гвоздикой, куда более пудровыми и теплыми. Здесь эта перчёность выходит на первый план и задает тон всему развитию: текстура «Масала» — что мешок, набитый сандаловой щепой: собранная и рыхлая одновременно, будто вскопанная, очень своеобычная.

Последний, «Мятный», чай по AZ — чай мореплавателя: сложное нагромождение мшистых и копченых нот, блескучие рыбные крючки, леска, водоросли, едва теплая вода и мокрый ветер с моря; если мята — то засохшая, забытая в уголке холщовой сумки, которую таскали с собой полгода и потом обнаружили бурую пудру листьев. Мятный ли, чай ли — большой вопрос, но то, что чашка когда-то принадлежала старому моряку, понятно совершенно отчетливо.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.