Secret-Dreams — уже через чур

«Ну, знаете! Это уж чересчур! — вот такие слова пронеслись сегодня, когда я наткнулся утром на забытую пробирку с этими самыми Мечтами и бездумно намазал их на запястье (маньяк, чо! — нашёл пробирку-намажь!)

Дело всё в том, что только вчера вечером сидел это я, значит, курил и думал себе: ну вот, скоро осень, а потом и зима, море снега, печка, огонь, сидеть в кресле, замотавшись в плед, курить, можно ещё коньячку кружечку и двух-трёх тёплых сонных котов на колени ))) Блин, и вот же оно! Вот те зима, печка, сумерки, горящий в печи огонь и коньяк. Котов, явно чтобы, нету конечно, но вообще я не очень люблю, когда вот так за мной подглядывают О_о Хотя, конечно, совпадение забавное.
И самое главное, Мечты эти пахнут не как духи, не как чужеродный, привнесённый извне запах, а как само вот это место/событие. Как если бы ты вошёл в комнату загородного дома в лесу, с мороза, а там уже натоплено, и пахнет вот так, и осталось только сесть в кресло и укрыться пледом, как и не уходил никуда. То есть в результате вчерашних мечтаний и сегодняшнего совпадения с ароматом у меня на какие-то доли секунды возникло ощущение, что мои мысли действительно подслушали. Странное ощущение… Эхх, скорее бы зима, что-ли! — больно уж картинка хороша ;)» — serenissimous пишет на фрагрантике про Secret dreams

%Anna Zworykina  %art in a bottleКак обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкойна ЯМ or via ETSY (English)

Сезон

Очень хочу сделать свой запах для этой осени: взяла белую розу, редчайший абсолют, и добавила фракционированного ладана B.sacra, который не про хвою а про сладкий дым и солоноватую пудру, и рифму про золото: юзу, лабданум, абсолют кедра, шафран. И как родной сюда встал еще один очень редкий абсолют — воды флердоранжа, он как флердоранж, но без густоты, меда и животины, медовая водица с опалесцированием.

Интересно быть в новом, незнакомом осеннем состоянии.
Как же отчаянно я ненавидела осень в юности. А теперь — не то чтобы люблю, я не люблю, но это не противоречит любви, есть обе.
Просто перестала сопротивляться и воевать.
И когда волна схлынет — остаешься на берегу. Как пел один поэт, «нас всегда было двое, а теперь только я».

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Не духи а проживание

Ну что, пришло время делиться впечатлениями от сокровищ, намедни попавших в мои руки. Замечательная ароматная весточка от Анна Зворыкина заставила надолго погрузиться в знакомство, или больше даже в ПРОЖИВАНИЕ ее работ.

Гештальтисты поймут, о чем я, потому как при знакомстве с ароматами Анны в «здесь и сейчас» начинает происходить что-то, что язык не поворачивается связать просто с духами. Оживают воспоминания, сплетаясь из воздушных нитей множества оттенков проступают очертания другой, чувственно-эмоциональной реальности, где возможно все. Если обычные духи можно сравнить с милой открыткой, изображающей далекий и красивый пейзаж, то композиции Анны скорее похожи на посещение самого места, где фото было сделано. Яркие краски отредактированного изображения могут радовать своей навеки замершей исправленной красотой, но разве это сравнится с ощущением живого присутствия там?
Вы можете представить такой эффект от аромата? 

%Anna Zworykina  %art in a bottle(картинка и текст Chris Sidhe)

Sea foam

Мой тайный пляж в Эстонии, запечатленный в композиции до деталей. Утренняя тишина выходного дня на природе вдали от всех. Ласковое Солнце лениво подтягивается все выше, легким жаром целуя кожу. За спиной высокие, тихо шелестящие своими верхушками кедры и сосны, я же сижу на песке, лицом к теплому в эту пору Балтийскому морю. Хочется загорать, и на коже еще чувствуется тонкий сливочно-кокосовый шлейф масла для загара. Устроившись на песке лежа и подложив руки под голову, я лениво наблюдаю за водой. На руке темнеет полоска браслета, от которого в воздухе чувствуется теплый разбавленный оттенок выделанной кожи. Белая пена, мелкие капли которой доносит до меня легкими порывами ветер, пахнут солью и теплом прибрежных ласковых волн. Закрыв глаза, растворяюсь в окружении, сливаясь с прозрачным мягким сиянием солнечных бликов на воде, шелестом высоких деревьев, в мягких объятиях летнего сна у моря.

Currant mood

Нанеся каплю аромата на ладонь, делаю вдох и… вижу перед собой куст смородины, только просыпающейся от зимнего сна. Удивленный, срываю смородиновую почку с ветки, ощущая сладковато-горькую пронзительность свежесть спелых ягод. Оглядываюсь, и понимаю, что нахожусь у загородного дома, ранней весной, когда вся жизнь готова взорваться фонтанами цвета, уже стянутой пружиной свернувшись в каждой веточке. Но сейчас все еще прохладно, и поежившись, я бегу к дому. Меня сразу же окутывает аромат тепла, сладости и уюта, словно дом пропитан запахами меда, шерсти, камина и дров. Это настолько умиротворяющий эффект, порождающий столько расслабления, что я сразу же забираюсь в кресло у окна, ныряя под теплый плед, и укутавшись понадежнее задумчиво наблюдаю за природой, словно издали ощущая весеннюю влажную прохладу.

Petals & Ashes

Невербальное, невыразимое, подсознательное. Танец цвета и формы, густых первобытных оттенков, в которых яркими чередующимися сполохами во времени раскрывается и яркая желтая тягучесть, и мерцающая трепещущая зелень, и красные плотные пятна теплого-влекущего чего-то, пока все не раствориться в замершем спокойствии темноты. Очень счастлив этому опыту, потому как на этот аромат, как на мандалу, можно медитировать, наверное, вечность. Наблюдать, как из центра разворачиваются все новые и новые картины, вначале яркие, по мере движения к краю, они меняются, темнеют, словно усыхая и каменея.
А если все же попытаться внести более понятную образность, то это словно держать в руках за макушку куст влажного пушистого папоротника, только что вырванного из рыхлой и влажной земли, находясь в лесу после дождя.

Звучит противоречиво? Добро пожаловать в мир натуральной парфюмерии!

P.S.: Есть еще четвертый аромат, «Venetian red», который оказался еще более загадочен, чем описанные мною три, и более глубоко связан со мной, чем я мог бы даже представить. Поэтому, он заслуживает отдельной истории.
Скоро.

 

Нигредо — сезончик!

«• Nigredo — тёмный и бальзамический, тихий и концентрирующий. Полынь солирует. На старте аромат настолько сухой и камфорный, что аж горло першит (в хорошем смысле слова, так-то). Этот аромат о коже пропахшей кострами и о жирном черноземе. Чувствуются явно уд и ветивер. Проходит время и аромат трансформируется в нечто невероятное. Так должно быть пахнет кожаная сумка путешественника, объехавшего все континенты. В идеале, аккурат после перелёта «Иордания — Исландия». Это действительно аромат, к которому можно смело применить понятие «вторая кожа». И даже пробивающаяся время от времени удовая кислинка в нем не раздражает. • Dark side of the Goddess — наоборот яркий, пряный, пьяный с самого начала! Невероятно красивый лавр. Идеальное соотношение дымности благовоний и отсутствия сладости. Ладанный, смолистый, перченый и загадочный. Терпкие цветы, до боли знакомые. Воображение рисует в голове пару дней как срезанные ирисы. На деле же — бархатцы. А за пряностью стоит мускатный орех. Спустя время проступает фантомный жасмин, к слову, крайне ненавязчивый.» —  @leau_decadent в инста пишет про мои Nigredo)))

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкойна ЯМ or via ETSY (English)

Death/Scent

Недавно я нашла блог, на который не могу наглядеться — Death/Scent
Тема его, как понятно из названия — запахи и смерть.
Исторически сознательное употребление запахов — благовоний, масел и прочего, было тесно связано с религией и обрядовой стороной жизни, и уж конечно такое сакральное событие как смерть было плотно окружено всякими запаховыми кодами.
Исследовать это, как мне кажется, очень интересно, как интересны и сегодняшние ассоциативные связи — скорее больница и стерильность, чем разложение. Хотя и оно, конечно, тоже.
И вот как раз про него, точнее, про один из загадочных и мощных компонентов одна статья, которой я хочу с вами поделиться — про индол: The Chemistry of Death and Desire.
Индол — это про тело, и про нафталин, про жизнь и секс и про распад, в оригинальном тексте все прекрасно расписано (ну разве что я бы не стала туда серотонин притягивать, но ладно). Рекомендую)
А сама, конечно, не могла не вспомнить Щегла — к теме спелости, жизни и смерти. Идеален, но вот вот испортится. Временное совершенство, только такое и возможно в живом. Опасная тема, понимаю, почему многих индол в духах пугает в нашу-то стерильную эпоху.

«– Этот мне тоже нравится, – прошептала мама, подойдя ко мне – я стоял возле маленького и особенно привязчивого натюрморта: на темном фоне белая бабочка порхает над каким-то красным фруктом. Фон – насыщенный шоколадно-черный – излучал затейливое тепло, отдававшее набитыми кладовыми и историей, ходом времени.

– Уж они умели дожать эту грань, голландские художники – как спелость переходит в гниль. Фрукт идеален, но это ненадолго, он вот-вот испортится. Особенно здесь, видишь, – сказала она, протянув руку у меня из-за плеча, чтобы прочертить форму в воздухе, – вот этот переход – бабочка. – Подкрылье было таким пыльцеватым, хрупким, что, казалось, коснись она его и цвет смажется. – Как красиво он это сыграл. Покой с дрожью движения.

– Долго он это рисовал?

Мама, которая стояла чуточку слишком близко к картине, отступила назад, чтобы окинуть ее взглядом, совершенно не замечая жующего жвачку охранника, внимание которого она привлекла и который пристально пялился ей в спину.

– Ну, голландцы микроскоп изобрели, – сказала она. – Они были ювелирами, шлифовщиками линз. Они хотели, чтобы все было подробнее некуда, потому что даже самые крошечные вещи что-нибудь да значат. Когда видишь мух или насекомых в натюрмортах, увядший лепесток, черную точку на яблоке – это означает, что художник передает тебе тайное послание. Он говорит тебе, что живое длится недолго, что все – временно. Смерть при жизни. Поэтому-то их называют natures mortes. За всей красотой и цветением, может, этого и не углядишь поначалу, маленького пятнышка гнили. Но стоит приглядеться – и вот оно.»

%Anna Zworykina  %art in a bottleCoorte Adriaen Three Medlars With A Butterfly