Мед и деготь

«В принципе чем он звучит уже указано выше: классная сладковатость, дёготь, тёплые пряности, солёный (!), древесный. Действительно рождает ассоциацию с палубой корабля идущим в море. 

После Русской кожи Анны Мёд и дёготь стоит у меня на втором месте. Шлейф средний.» — Дым и Порох пишет про мой Мед и деготь на фрагрантике

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкойна ЯМ or via ETSY (English)

Белые птицы Берджера

Думаю в очередной раз про искусство — и как раз читаю отличный сборник эссе Берджера «Зачем смотреть на животных» 

%Anna Zworykina  %art in a bottle
«Так или иначе, мы живём в мире страдания, где свирепствует зло, в мире, где события не подтверждают наше Бытие, в мире, которому надо противостоять. Именно в такой ситуации эстетический момент даёт надежду. То, что кристалл или цветок мака кажется нам прекрасным, означает, что мы не столь одиноки, что мы более глубоко погружены в существование, нежели можно было бы предположить, следуя ходу одной-­единственной жизни. Пытаюсь описать данные переживания как можно точнее; мой отправной пункт феноменологический, а не дедуктивный; форма его, воспринимаемая как таковая, становится посланием, которое мы получаем, но не можем перевести, поскольку всё в нём мгновенно. На миг энергия нашего восприятия становится неотделима от энергии творения.

Эстетическое чувство, испытываемое нами перед рукотворным предметом — вроде белой птицы, с которой я начал, — производное от чувства, испытываемого нами перед природой. Белая птица — попытка перевести послание, полученное от птицы настоящей. Все языки искусства выросли из попытки преобразовать мгновенное в постоянное. Искусство предполагает, что прекрасное — не исключение, не вопреки, но основа порядка.

Несколько лет назад, рассматривая историческую грань искусства, я написал, что сужу о произведении по тому, помогает ли оно людям в современном мире отстаивать свои права в обществе. Я не отказываюсь от этих слов. Другая, трансцендентальная, грань искусства порождает вопрос о праве онтологическом.

Понятие искусства как зеркала природы привлекательно лишь в периоды скептицизма. Искусство не подражает природе, оно подражает творению, порой для того, чтобы предложить альтернативный мир, порой попросту для того, чтобы усилить, подтвердить, придать социальный характер мимолетной надежде, которую дает природа. Искусство — организованный отклик на то, что природа изредка позволяет нам ухватить взглядом. Искусство стремится преобразовать потенциальное распознавание в нескончаемое. В искусстве провозглашается человек в надежде получить более уверенный отклик. Трансцендентальная грань искусства — всегда разновидность молитвы.

Белая деревянная птица покачивается в потоках тёплого воздуха, поднимающегося от плиты в кухне, где пьют соседи.

На улице 25 градусов мороза, настоящие птицы падают замертво!»

Revenge, revisited

«At first, I wasn’t too crazy about this. I thought it smelled like iodine or something — in fact it first came off to me as a sweaty person covered in iodine. After I wore this sample a few more times I really grew to love it. Not that this will appeal to many people but it smelled like straight flavored smokeless tobacco. And I eventually grew to really love this. There are so many notes to this fragrance that make it much more complicated to really break apart than I had the time to do, but I definitely will purchase this sometime in the distant future. It’s fairly strong, but not overpowering.» — Amos Jolthead wrote about Revenge on Fragrantica!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкойна ЯМ or via ETSY (English)
А еще Revenge есть  в Лондоне, в Bloom Perfumery London! Так что будете в Ковент-Гарден — заходите попробовать: 4 Langley Court, там огромный выбор разных нишевых духов.

Message in a bottle — seasonal subscription box

Уже на этой неделе начнем рассылать осеннюю коробочку из моего подписочного сервиса —  Message in a bottle — seasonal subscription box. (если кто из подписчиков хочет что-то добавить — пишите, сделаем!)
В осенней порции легкого ольфа-чтива тива будет пьяная ваниль, антисплиновый одеколон и полынно-фиалковое зелье.

На осенне-зимний сезон (или на год) можно  подписаться на етси  или написав мне где захотите)  Это «легкое чтение во флаконе» по подписке, для тех, кто любит пробовать новое и разнообразное. Message in a bottle — истории, которыми я хочу поделиться.
Каждый сезон — новый набор парфюмерных загадок, три едп в пробнике со спреем, 1,5 мл.
Четыре коробочки в год.
Абсолютно новые ароматы, которые нигде еще не появлялись, мои записки в бутылке, которые я отправляю ограниченным тиражом.
Можно сделать покупку на ярмарке мастеров, туда тоже выложила.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

I’m happy to announce the starting of a new service: a seasonal subscription box -«Message In A Bottle».

New, very limited perfumes each season!

Every three months the subscribers will get 3 minies (1.5 ml spray) of my new fragrances in eau de parfum strength.

6 months subscription means 2 boxes (a box per 3 months), i/e/ 6 fragrances

A year subscription will give you 4 boxes, 12 perfumes in all.

Pleasant surprises are included!

август,отпуск, планы

Дорогие читатели, в ближайшие недели постов здесь будет меньше. У меня, наконец, кристаллизовалось понимание того, каким я хочу видеть свой будущий онлайн мини-курс, и это будет значимая смена формата и содержания, как раз то, чего я хотела.
Так что я с головой сижу в создании-переделывании, за этим стоят годы моей прошлой практики и работы с людьми, и тонна информации, так что процесс занимает почти все свободное пространство в голове.
Зато — зато! — это будет курс вебинаров, (с физической рассылкой материалов для работы), в котором будет много новых, универсальных, интересных методов, подходов и будет классная система для установки в голову.

Спасибо вам за понимание, за то, что читаете, за то, что ждете терпеливо!
И за то, что своими покупками поддерживаете все мои процессы: это дает мне возможность делать новое и принести потом вам ❤️❤️❤️
Если не хотите пропустить начало мастерских — можно тут подписаться на рассылку.

Библиотека запахов и не только

А теперь про настоящую библиотеку запахов: комната библиотеки собора св. Павла в Лондоне, надушенные перчатки 19 века, попурри 18 века, мебельный воск, комнаты усадьбы Кнола, которой уже шестой век владеет одна семья, старые книги — вот какие запахи буквально «оцифровывает и каталогизирует» Сесилия Бембибр, University College London

«Запахи помогают нам чувствовать себя более глубоко и более лично связанными с историей», считает Сесилия, и вот — ее проект Heritage Smells ! Историческое наследие — это не только витражи и текст, это еще и запахи.
Сесилия «записывает» запахи с помощью технологий Headspace и т.н. «пассивной диффузии» — когда рядом с пахучим объектом помещают углеродную губку, впитывающую запах. После того как губка поглощает аромат, Бембибр проводит ее через газовый хроматограф и масс-спектрометр, который она описывает как «большой нос». И на выходе мы получаем чистую «цифру», т.е хроматограмму и соотношение частей, которое, теоретически, позволят воспроизвести запах с нуля.
Например, запах старых книг («запах умирания книги» как говорит Сесиль) по большей части обусловлен уксусной кислотой, фурфуролом, бензальдегидом, ванилином и гексанолом.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мне кажется это потрясающие новости — про то, что теперь запахи — это не только «духи» или «мыло душистое», ольфакторная сфера расширяется, до культурной и научно-признанной. Крутой проект.

И вот еще проект про создание «духов», повторяющих запах собственного тела. Или не собственного, а кого-то, кто вам дорог (признавайтесь, кто спит в чужих, то есть не чужих но не-своих, вы поняли, нестираных футболках? Вот представьте: целый флакон ЭТОГО у вас в кармане)
Bottle The Scents Of Deceased Loved Ones — вот он.

Запустили проект 52-летняя француженка Катя Апалатеги и ее сын Флориан Рабо, объединившись с учеными из университета Гавра. За 600 евро покупатель получит флакон с ароматом объемом 10 мл и медальон из лиможской керамики для нанесения композиции. Кроме того, на упаковке будет выделено место для фотографии того человека, запах которого помещен внутрь. Катя считает, что таким образом можно законсервировать запах новорожденного ребенка, своей первой любви, а также… умерших родственников. Собственно, в бюро ритуальных услуг во Франции и начнутся продажи, позже появится сайт, через который ароматы Made-to-Measure смогут заказать все желающие. Необходимо лишь предоставить в лабораторию вещь, принадлежащую человеку, — к примеру, что-то из одежды. Так что теперь закупорить можно запах мужа, жены, младенца или матери, headspace в помощь.
Вообще идея воспроизводства запаха умершего человека вызывает сложные чувства- это и захватывающе и пугающе, и думаешь — зачем? Надушить этим запахом 3D модель чтоб был как настоящий? Сложно.
Но вспомнила я об этом потому, что смотрите, как взрывным образом расширились границы «ольфакторного»: есть странные арт-проекты (типа Питера де Купера, я о нем вот тут  писала ) headspace и историческое наследие, headspace на службе у похоронного бюро. Не говоря о всем прочем. Интересное время, интересные перспективы!

на полях

Обобщая топ запросов про ольфакторное, могу сказать, что, как и во многих прочих выборках, очень широко представлен сектор «о себе», т.е.

как понять что мне нравится
почему мне нравится то а не это
а почему у меня голова болит от такого-то

Кажется, умение обнаружить в себе себя и есть столь дефицитный мета-навык. Вот что есть волшебная таблетка-то.
Не покупайте чужой гид по «мне нравится», дорогие читатели, кто, кроме вас самих, найдет ваше «хорошо»? Никто.

От этого плясать начинайте, от поиска точки счастья, ориентируясь на свои (!) чувства, состояние, комфорт, отслеживая, тихо-спокойно, никто не торопится в этом.
Если нет понимания того, что именно делает вам хорошо in general (я знаю, это бывает) — это уже запрос к психотерапевту, про восстановление связи с собой, это, повторюсь, бывает и с этим можно работать, а остальное, типа «какой именно аромат» уже само отрастет.

Emerald green не только зеленый

«Сегодня релаксирую и заодно достал из коробочки еще один аромат  Анны Зворыкиной  — Emerald green %Anna Zworykina  %art in a bottle. Я понимаю где и какая в нем зелень, гальбан, полынь, мох и возможно семена моркови, но для меня он упорно коньячно-янтарный. Сижу на берегу моря, почти гроза, надо мной темные тучи, а я распутываю сеть. Она не сплетена, а скорее склеена капельками смол. Налетает порывистый ветер и пытается вырвать сеть из рук, но уйти не распутав ее нельзя! Она постоянно липнет к рукам и они пахнут ладаном, миррой и ладанником, уже почти закончил и тут хоп, щелчок и ты на солнечной поляне в сосновом бору, а перед тобой корзина полная ароматных лепестков. Как так?» — Александр Перевертайло создатель ароматов, креативный директор Partisan Parfums пишет о моем Emerald Green!

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English)

Ольфакторный мир, прогнозы

Год назад читала Викторию из EauMG и ее прогнозы на будущее и делала свои
За год ничего революционно нового не произошло, тенденции те же, но есть пара комментариев из 2018.
%Anna Zworykina  %art in a bottle

Что думаю я по поводу прогнозов. Я могу думать только про инди-парфюмерию, которая у нас ниша внутри ниши (а натуральная парфюмерия – полочка на этой нише-в-нише).
1) Я ожидаю больше междисциплинарных коллабораций. Мэнди Афтель уже вторую книгу про еду и ароматы выпустила, и у нее есть кулинарный набор абсолютов. Голландкий инди бренд Abel пропагандирует добавление своих органических духов из натуральных экстрактов в бухло. Мы с Полиной проводили интересные дегустации – про ароматику в вине с предьявлением публике натуральных ароматических экстрактов (аромат жареной бриоши изображал со2 кокоса, кстати ;)) В The Art and Olfaction Awards уже есть специальная номинация для совместных экспериментальных проектов, которые включают в себя нетрадиционное использование ароматов — Sadakichi Award. Я вижу в этом большое будущее.

2) Бутылки станут меньше, и немножко меньше станет цена! Поколение покупателей меняется, а новое поколение покупает не товары, а услуги. Не вещи, а впечатления. Тяжелый люкс останется, это само собой, всегда были и всегда будут люди, которые покупают «вот этот вот золотой ларец в бриллиантах». Но ниша? Думаю, та ниша которая идет с ларцами под мышкой уйдет уже в люкс, а ниша уйдет во что-то более фантазийное, но бюджетное в плане упаковки. Султан Паша заливает свои аттары в эппендорфы, а блоггеры умиляются и пишут «о как необычно»! Эппендорфы, Карл!!! Вот она, новая волна!
(ничего плохого не могу сказать про эппендорфы – пластик там отличный, лабораторная посуда вообще инертна и стойка, закрываются на пятерочку и стоят меньше рубля за штуку. Находка! Все мои мастерские проходят с тонной эппендорфов. Но заливать в них духи на продажу… Что ж, признаюсь честно: мне просто обидно что у него получилось то, что не получилось у меня😂)

3) Роль личности и личного взаимодействия будет расти. Энди Тауэр уже не завязывает ленточки на коробочках, но карточки все еще подписывает вручную. И печатает оберточную бумагу с принтом из своих акварелей и акриловых рисунков.
Скоро даже до парфманьяков любителей инди дойдет – Indie + истиный люкс (в этой области) – не в том чтобы продать почку и заказать разворот в Вог, не в том, чтобы сделать золотое напыление на стекло, а в том, что цепочка «неизвестный мастер, который сделал аромат, менеждеж -менеджер- менеджер-эвалюатор-менеджер-менеджер-упаковщик-пиарщик-фотограф-ретейлер-продавец» сократилась до «автор-покупатель». Все. Не система, а человек-человек.
(то что первый человек должен заботиться о втором и, соответственно, следить за качеством упаковки и продукта – само собой разумеется).

Если уж мы говорим о противостоянии массовому течению – то вот оно, антииндустриализация и «антиделегирование». И, разумеется, это вытекает из существования соцсетей – любой может связаться с автором напрямую. Тут особо не наведешь теней на плетень.

4) Следствие предыдущего: впечатления, а не вещи. Я думаю сэмплы и маленькие бутылочки будут приобретать все большую популярность. Покупать 100 мл аромата, когда шкафы забиты и не хватает времени все носить? Зачем? Куча люксовых марок уже раскусила спрос на travel sets, а уж инди бренды давно выпускают все в мелких. Про натуральных парфюмеров молчу: ДА, 4-5 мл это и есть full bottle, guys!!!

5) Не только в инди, но и в нише, и даже в люксе – больше будет просвещения. Люди уже устали от пурги про «наши ароматы самые натуральные и в них сок лепестков, собранных девственными юношами на закате». Входят в моду молекулы, семинары и открытые рассказы об ингредиентах. И это прекрасно, от этого выиграют все: и натуралы и синтетики! Множество людей уже доросли до идеи этичного потребления. А оно включает в себя информацию о том, что мы, собственно, потребляем — а дальше каждый сам себе подберет под собственную этику.

6) Разумеется, давление корпораций будет расти. Нишевые бренды скупаются люксовыми. Но иначе всю эту цепочку «парфюмер-эвалюатор-фокусгруппа-менеджер» и тд не прокормить, уж простите.

7) сейчас я более пессимистично настроена в отношении нано-инди марок в том виде, в котором они есть сейчас.

Мне кажется, растущий вал законов и ограничений, связанных с безопасностью всего и вся, плюс давление корпораций в конце концов прикончат эти нано-бизнесы. Требования к тому чтобы «безопасным» было абсолютно все растут, цены на натуральные экстракты растут очень неприятно (за 7 лет дорогие вещи типа жасмина, туберозы, ванили, подорожали на 30-200-300% и это катастрофа)

Или, что более вероятно, произойдет разграничение «косметической парфюмерии» и «арт-парфюмерии», в принципе, я уже вижу зачатки этого движения — если «I hate perfume» Бросиуса было эстетическим высказыванием, теперь уже есть очевидные не-духи не эстетические, а идеологические: нечто во флаконе, нечто пахнущее, но не духи а писофарт (как говорит Яна Зубцова). Я целиком и полностью за такое разделение, потому что в противном случае — исчезновение.

Кстати, в конце концов да, мне кажется ниша «как запах отлично но зачем такое на себе носить» вырастет и разрастется. Пусть бы.

И тогда все вопрошающие «зачем пахнуть бензоколонкой» и «почему бы не встать на каблучки» уже не будут раздражаться, что «это тоже называется духи а это не духи».

Знакомство

«Знакомлюсь с натуральной парфюмерией @annazworykinaperfumes  Пока в любимицах Тёмная сторона богини. Очень уютный, глубокий аромат. Читала про него мнение, что он чисто для себя, не в люди, такой интимный. Но считаю, людям тоже ничего плохого не сделается ) Кокон из: шагов босиком по лесному мху, прозрачного дыма благовоний и очень (!) далекого куста жасмина. И чего-то ещё %Anna Zworykina  %art in a bottle Белый шёлк мне узорный, цветной, радостный и подбадривающий. Ветер с Кайласа — освежающий, травный и пряный, самое то для жары!»  — пишет @satu_san в инстаграме! ))%Anna Zworykina  %art in a bottle

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English)

Метафоры и не только

В творческих пересказах моих постов, кроме всего прочего, обнаружила, что нет ясности с тем, что такое абстрактные названия, указания на источник и кросс-модальные метафоры. Давайте разберемся уже, а то все просвещение псу под хвост.
Вот тут заход, в котором я рассказываю о системной сложности описания ольфакторных ощущений: в языках сообществ WEIRD (Western, Educated, Industrialized, Rich, Democratic) нет АБСТРАКТНЫХ терминов для ольфакторных ощущений. Абстрактные — это такие, которые не употребляются для обозначения НИЧЕГО ДРУГОГО кроме как ощущений нужной модальности. Такие слова для запахов есть в языках некоторых племен: мани и джихаи, например.
«Эти термины очень много значат для них,- говорит исследовательница их языка, Азифа Маджид. – Они постоянно появляются в речи. Они знакомы малым детям. Они входят в основной словарный запас. Их не используют для обозначения вкусов или съедобности. Они предназначены только для запахов»

Давайте повторим: ТОЛЬКО для запахов.
Подумайте минуту и вы поймете, что у нас таких слов раз два и обчелся.
Поэтому мы пользуемся обходными путями. И, совершенно очевидно, эти обходные пути не универсальны для ольфакторной модальности, они используются и для других тоже.
Итак, обходных путей три:
1) Указание на источник, как будто бы похожие на то что мы хотим описать (пахнет как рассол, вкус как у смородины, звук скрипки)
2) Крос-модальная метафора, она же синтетическая метафора, которая связана с синтетическим восприятием, эти метафоры позволяют описывать ощущения одной сенсорной системы в терминах другой сенсорной системы: звуки как прикосновения, запахи как цвета и тд. (тяжелый, душный, красный запах; бархатный голос; яркий звук; теплый свет; кислая рожа).
3) Привлечение сценария, что близко к пункту два (цвет бедра испуганной нимфы, пахнет как будто мусоровоз проехал; как будто бабушка меня маленькую в жестяном тазу купает; звук как у лопнувшей струны в пьесе)

Лингвисты замечают, что со временем, при длительной практике словоупотребления, некоторые метафоры из пункта два мигрируют в «общепринятые термины» и приживаются в языке, например «оттенок персиков» по отношению к вкусу: слово «оттенок» первоначально адресует нас к визуальной системе, но прижилось и во вкусовой. Кто подумал про «нота» — молодец.

Кое-кто может заметить, что с описанием вкусов у нас, в общем, схожая ситуация. Информация из школьного учебника: «выделяют четыре вкуса: кислый, сладкий, горький, соленый». В китайской и японской культуре есть слова для вкуса умами (японское «умами» перешло к нам, в китайском другое слово обозначает то же) и специальные слова для острых и жгучих вкусов (у нас, как вы видите, это уже синтетические метафоры, хотя «всем понятно о чем речь»).
Почти все остальные слова, описывающие вкус — снова указания на источники и метафоры. Что, в общем, неудивительно, ведь ольфакторные и вкусовые ощущения — хеморецепция, они сходны по сути.
Лингвисты и нейрофизиологи изучают синтезию и синтетические метафоры, есть несколько разных теорий о механизмах, но не буду в это углубляться.
Просто еще раз повторю: когда я говорю о системной сложности описания запахов — я говорю в том числе о детализации карты.
С описаниями вкуса все похоже, однако карты куда более детализированы, хотя тоже не безупречны.
Вспомните описания вина и чая: вино с нотами черной смородины (указание на источник! Я как-то автоматически выдала про смородину, и получила от визави: ты что, это чистое виноградное вино, нет там смородины!) чай с ароматом цветущей сирени (источник) вино с тонами мокрого брюшка зайца (сюжет+метафора!) и подлеска (источник). Оттенки кожи, седла, горящего торфа, роз и фиалок — все это указания на источник, разумеется, а не абстрактные самостоятельные термины.
Но все три обходных пути — работают, и чем больше людей их использует, тем больше детализируются лингвистические карты.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Каково на вкус это пиво? Как вечер пятницы. Это метафора и указание на сюжет.

Green Madness

«To me it’s so much- the sharp and beautiful green bitterness in the opening, the vetiver that doesn’t take over but still is very recognizable (seriously, this is not common, many let vetiver drown the rest of the notes) and then the smokey incense that turn cozier and more comforting when the weather gets colder.
Like most Zworykinas, it feels like a force of nature (sometimes fairy tale creatures) without human emotions or morals. It’s just strong and wild, full of life, beauty.»  — Anna Lorentzon about my Green Madness %Anna Zworykina  %art in a bottle

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English)

Venetian red — пахнет временем и множеством историй, затихшим в воде залива

«Венецианский красный» меня привлек еще тогда, когда я решила впервые попробовать натуральную парфюмерию. Но я не решилась его заказать, не знаю что меня пугало, возможно ассоциация с цветом? С красным у меня сложные отношения. Ну и вот в итоге получилось попробовать его спустя почти год. Оказалось, я очень, очень зря его откладывала — роза, жасмин и мокрая древесина раскрылись очень красиво, и я сразу поняла где находится тот дом с высокими окнами, камином и запахом табака на тяжелых шторах из «Второй кожи» — в Венеции! Там, где на улице морской ветер разносит ароматы цветов, лодок и водорослей. И вот все это было в описании аромата, а представить я себе это не смогла даже близко. Мне казалось он будет холодным, отчужденным, из тех, что сами по себе. Но он оказался он общительным парнем, любящим поболтать про старые добрые времена. От него пахнет временем и множеством историй, затихшим в воде залива.» Kelpie пишет на фрагрантике про мой Venetian red!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English) А еще Venetian red есть  в Лондоне, в Bloom Perfumery London! Так что будете в Ковент-Гарден — заходите попробовать: 4 Langley Court, там огромный выбор разных нишевых духов.

Цвет порея и запах лайма

В фб в записи про когнитивную архитектуру Юля задала замечательный вопрос: «, а чем «цвета фуксии» принципиально отличается от «как лайм» в отношении аромата?»

Это прекрасный вопрос, очень рада что кто-то так внимательно меня читает, потому что с первого взгляда ответ не очевиден.

На самом деле между «цветом фуксии» и «ароматом лаванды» том числе количественная разница. Для  запахов отвлеченных названий нет вообще, для цветов — все цвета радуги+черный, белый, серый, как минимум. То есть цвета имеют имена, не только только «как фуксия» и «как лайм».
Про «цвет фуксии» знают и те, кто фуксию в глаза не видел — представляют себе сразу плашку с цветом, или иной близкий пример. Не все знают как пахнет лаванда, зато почти все знают, что такое лавандовый цвет в совершенном отрыве от картинки «цветок лаванды». Когда мы говорим «лавандовый» — в уме, скорее всего, всплывает платье или интерьер в стиле прованс, а не цветок лаванды (который вообще не всплывет, если мы не видели его живьем). Лавандовый цвет окружает нас довольно уверенно без привязки к лаванде — тени, мороженое, постельное белье, платья-ткани, много всего. Он — часть нашей повседневности. Если совсем огрубить, то мысленный путь между тем цветом, который мы хотим определить до плашки (И СЛОВА) с цветом «фуксия» или «лавандовый» — короче, чем до изображения лаванды или фуксии (и слова). Фуксиевая помада — очень близка, а цветок — далеко.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И раньше, до изобретения искусственных красителей, в языке (и, вероятно, в распознании цветов тоже) было все не так. Процитирую прекрасную книгу Пастуро «Зеленый. История цвета», в которой он исследует зеленый цвет:
«Я, со своей стороны, склонен думать, что, если в некоем социуме не встречается (либо крайне редко встречается) название определенного цвета, это объясняется тем, что данный цвет играет малозаметную роль в разных областях деятельности, в социальных связях, в религиозной жизни, в символике и в художественном творчестве. Проблемы цвета не сводятся к области биологии или нейробиологии, это в первую очередь проблемы социального и культурного свойства. Для историка цвет «создается» прежде всего обществом, а не природой или совместной работой зрительного аппарата и мозга. Древние греки, конечно же, прекрасно различали зеленый, но поводы к тому, чтобы обозначать этот цвет в письме, очевидно, были нечастыми и не очень важными. Зеленый цвет упоминался в повседневной устной речи, но редко фигурировал в письменной. Зато он, как и синий, присутствовал в живописи: сохранившиеся произведения искусства свидетельствуют о том, что художники изображали зеленый цвет начиная с древнейших эпох, причем использовали для этого большой набор пигментов (малахит, зеленые земли и даже искусственные зеленые красители на медной основе).»

Мне кажется, мы можем провести параллели между прогрессом в области создания искусственных цветов и искусственных запахов. Язык за этим не всегда быстро успевает. Но путь тот же самый: первоначально длинная цепочка становится короткой.

​​ (http://telegra.ph/file/40299cc417e3c28b5b406.jpg)Ведь изначально названия цветов (по-видимому, кроме красного, черного и белого) тоже извлекались из предметов, которые ими обладали. Вот пример с зеленым из той же книги: Пастуро пишет, что в древнегреческом (судя по письменным источникам) до некоторого времени не было слова, которое обозначал бы зеленый цвет.
«Только в эпоху эллинизма зеленый обретет яркость, и слово prasinos, прежде встречавшееся крайне редко, начнет играть в лексике все более и более заметную роль и даже соперничать с glaukos и chlorus. Этимологически прилагательное prasinos означает «цвета порея», однако начиная с III–II веков до нашей эры prasinos сплошь и рядом употребляется для обозначения всех насыщенных зеленых и в особенности темнозеленых тонов. Возможно, эти перемены происходят под влиянием латыни, которая, в отличие от греческого, не испытывает никаких трудностей, когда нужно подобрать название для зеленого.

…..В отличие от древнегреческого, латинский язык не испытывает ни малейших трудностей при обозначении зеленого. У него есть базовое понятие с обширной семантической и хроматической зоной действия: viridis. От этого слова произошли все названия зеленого в романских языках: французское vert, итальянское и испанское verde. Этимологически viridis относится к большому гнезду слов, которые связаны с представлением о силе, росте, жизни: virere (быть зеленым, быть сильным), vis (сила), vir (мужчина), ver (весна), virga (стебель, побег), а возможно, даже virtus (мужество, добродетель). В I веке до нашей эры энциклопедист Варрон, «ученейший из римлян», по словам его друга Цицерона, в своей истории латинского языка предлагает этимологию, которую подхватят ученые всех последующих эпох, не исключая и наши дни: «Viride est id quod habet vires» – «Зеленое есть то, что обладает мощью» (в буквальном переводе – «то, что имеет силы»).»
%Anna Zworykina  %art in a bottle

Таким образом, то, что началось с того же «указания на источник» с веками практики словоупотребления и, что немаловажно, употребления по отношению к «искусственным», созданным человеком цветам (Пастуро пишет как раз про пигменты, ткани, посуду), из «как порей» появилось «зеленый» (а семантическое поле осталось, как вы видите)
Так что теперь у нас нет проблем с тем чтобы считать зеленый цвет — просто зеленым цветом, «фуксию» равной «мандженте» и обе категории — абстрактными, а не привязанными жестко к цветку.

Но это долгий путь для языка и для когнитивной архитектуры мозга. Думаю, развитие искусственных методов получения новых одорантов и их распространение во все сферы жизни изменит наше сознание и наш язык. Ну или не наш, с наших потомков.
Но это, конечно, неточно.