Without Words — кристаллы и душистый горошек

«Осень, и пора было уже отвлечься от размышлений «Как жить дальше, если ты – Шелдон Купер?», поэтому изучение альтернативных реальностей от Anna Zworykina Рerfumes сегодня оказалось наилучшим средством от п̶с̶и̶х̶о̶з̶а̶ сезонной хандры.

А что может лучше способствовать началу перемещения на уровень невербального чем аромат с интригующим названием Without Words. Густой-зеленый, с кремовыми сполохами, почти кристаллической структурой, сбалансированной и симметричной формой – я нашел идеальную картину, которая прекрасно передает мое визуальное восприятие этого аромата без слов. Если смотреть на картину, одновременно вдыхая запах, то очень интересный результат получается. Аромат, полынный вначале, позже смягчается сладкими переливами-перекатами цветов и специй, пока (лично мне) явно вдалеке мерещится призрак душистого горошка с его пудрово-розовыми оттенками.» — пишет Chris Sidhe про мой Without words.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКартинка — отсюда   

BUY via Etsy,пробовать в Москве в Osmodeus_perfume_shop!

Ботаническое: анис и бадьян

В последние дни в который раз встречаю путаницу между анисом и звезчатым анисом, он же бадьян. Между тем, это не муж и жена а четыре разных человека.

Анис Pimpinella anisum растение из семейства зонтичных. Для неботаников: это как укроп. Как укроп, и семена как у укропа, но пахнет не совсем как укроп, хотя тоже похоже, похоже и на семена дягиля.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Семена аниса придают аромат абсенту (наряду с полынью) а так же многим алкогольным напиткам, начиная от турецкой ракии, греческой узу и заканчивая французским Перно. В России он — узнаваемый компонент капель от кашля.

Бадьян, он же звезчатый анис, Illicium verum — плоды здоровенного дерева, которое растет в юго-восточной Азиии и Америке и распространилось оттуда несколько вокруг. Его плоды созревают, раскрываются и выглядят как красивые звездочки

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В обоих материалах есть большое количество анетола, который обуславливает характерный, сладко-лакричный запах.

Стефан Арктандер в книге «Духи и ароматизаторы природного происхождения» пишет, что часто бадьян использовали для ароматизации конфет с лакрицей, и его аромат ошибочно описывают как «лакричный», хотя с экстрактом лакрицы as is ничего общего он не имеет.

Помимо общих нот, а аромате аниса и бадьяна есть и различия: анис более прямолинейный, бадьян — более сухой, богатый, пряный.

И, например, в Cuir Impertinent Mugler  — именно бадьян, не анис. Ракией она не пахнет.

 

Petals&Ashes — бескрайние луга асфоделей

«вторую неделю не снимая ношу кольца-кости от извне и petals & ashes от anna zworykina perfumes. сочетание гармоничнее сложно придумать. влажные после дождя жасмин и тубероза роняют нежные невесомые лепестки, накрывая землю кружевным белым пологом. их удушающе-пьяный аромат смешивается с дымом сандаловых благовоний, тяжелым послевкусием золы и пепла, рисуя в воображении картины аида с его бескрайними лугами асфоделей. пожалуй, самый глубокий и созерцательный аромат из готической коллекции» —  Foxappeal пишет  в телеграме про мой Petals&Ashes!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Пользуясь случаем, покажу вам фото, которое сняла Татьяна Любарская! Очень тронута отзывом и про поля асфоделей. Круто, что удалось передать золу и пепел.

в Москве, напоминаю, всю коллекцию можно пробовать в Osmodeus perfume shop! Покупать — на ярмарке Мастеров или на ETSY.

Кофе и кардамон.

По пять раз на дню обновляю страницу отслеживания посылки: ко мне едет абсолют кофе от Hermitage. Очень жду его — захватила меня идея кофе с кардамоном, мелькнула еще когда в первый раз понюхала сумасшедший СО2 кардамона от Edenbotanicals, а сейчас вот вообще.

Кофе с кардамоном я впервые попробовала в Сирии, десять лет назад. В Дамаске. С тех пор отношение у меня к этому сочетанию очень  теплое, а сейчас уже смешанное с грустью.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В начальной школе было столько антивоенного: казалось, мы вырастем и вот еще немного и будем жить в мире без войны. Но нет, не получается. И не получается думать, что война не имеет ко мне отношения: как не имеет, если вот, разрушаются места которые я люблю, ломаются судьбы, затронуты мои родные и любимые люди. Война есть, она рядом, она никогда не заканчивается. Больно об этом помнить, но как забыть?

Рынок Дамаска, кофейня у древней стены, обломки римских еще колонн под ногами, внутренний двор с апельсиновыми деревьями в Алеппо, барельеф с ананасом в Пальмире. Места, где история осязаема и многослойна, и можно трогать ее, пить, есть все то же что ели тысячи лет назад. Было можно.

%Anna Zworykina  %art in a bottle %Anna Zworykina  %art in a bottle

Остались только в памяти. Но у меня есть чем продлить память, есть способ поделиться воспоминаниями — вывести формулу, скапать, налить во флакон. Время победить невозможно, но вечность — она тоже существует. И можно пробить в нее окно.

И сошлись, наконец, звезды у меня в голове так, чтобы сделать не просто кофе+кардамон а полноценную композицию, которую не свести к этим двум элементам. Вот только кофе придет…

Shiny amber — «- Аня, не знаю, что ты в неё вкладывала, но вышло про секс»

«Shiny amber начинается соленым бергамотом (у меня прям дни красивого бергамота выдались), переходя в жасминово-амбровый с винтажным звучанием аромат. Он нательный и родной, как майка из мягкого хлопка, первый слой это называют в детской одежде. Хорошо брать в постель, хорошо воткнуться в него носом и тогда становится ясно, что в тихом этом омуте полно чертят.

Аня, не знаю, что ты в неё вкладывала, но вышло про секс. Причем примерно вот такой. Надеюсь, ты не обидишься)» — пишет Аня в телеграме про мой Shiny Amber!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Аня счастлива, по-моему очень классно)

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English)

А еще Shiny Amber   есть  в Лондоне, в Bloom Perfumery London! Так что будете в Ковент-Гарден

New Suede

«New Suede, with all its georgic (super natural) «paraphernalia», unveils itself by soon as a typical indie-agrestic sort of rooty concoction (hardly blended by an alchemy of real extraits, dense oils, grass, roots and natural ingredients). The juice strikes me immediately because of its realistic bucolic integralism, the indolic crudeness, a citric presence and the evident absence of any suede-trace (and the alleged paradox of the scent’s name itself). One of the first considerations jumping indeed on my mind was: this wild rawness is the exact opposite of the typical suedish refined silkiness. I definitely detect by soon tuberose (intense on its connection with citrus), amberish dustiness (fleeting and fading in a while), mossiness, osmanthus, lemon/orange and seasoned woodiness in a general tornado of misty earthiness, grassiness and hesperides. The agrestic power produces a sort of tobacco/oakmoss presence-illusion under my «delusional» nose. It seems to smell an Abdes Salaam Attar Profumo typical perfume (for instance Sharif, Tabac) with tuberose, oakmoss and tobacco, overall finally gentled by floral notes and sweet dustiness. Suede is ghostly (I’d say absent) till the end but the scent smells creative and intriguingly weird. Dry down is pleasantly resinous (still hesperidic, rooty and woodsy but soothed by vanilla and slightly refined by lush osmanthus) but probably it sounds too much wild and unstructured for my full pleasure.
P.S: waiting a tad longer the final wake smells more civilized, softer, vaguely talky (but in to a chyprey/organic, vaguely vintage/animalic way) and delicately floral (never quite suedish) and this end result deserves definitely my little humble thumbs up.» — пишет Darvant про мою New Seuede.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus perfume shop, заказать с доставкой в любую точку земного шара можно на ярмарке мастеров.

Русская кожа, Cuir de Russie!

«Мне бы очень хотелось написать очень красивый восторженный отзыв на духи Анны Зворыкиной. И, в частности, на этот, на Русскую кожу. Но не могу. Парфюм взаимодействует со мной на таком глубоком довербальном, животном уровне, что все слова у меня пропадают. Я вообще перестаю быть я, а становлюсь каким-то нюхачом-наслаждакой. На ноты становится наплевать, ассоциаций каких-то конкретных и ярких нет – есть только мой нос: «фыр-фыр» и «дых-дых» и какое-то первобытное наслаждение единения с природой.» — пишет veraek про мою Cuir de Russie!

Спасибо) Я очень ценю натуральную парфюмерию именно за эти моменты отключения аналитической части сознания, когда можно не думать «О, хорошая кожа» а чувствовать «О, мне хорошо!». Второе — редкость, а вот хороших кож, конечно, много, и у каждого своя совместимость.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать коллекцию с доставкой на ЯМ! А еще Cuir de Russie доступны  в Лондоне, в Bloom Perfumery London! Так что будете в Ковент-Гарден — заходите попробовать: 4 Langley Court.

Second skin

«Anna Zworykina Second skin proudly embodies a kind of indie super-massive concept of boozy fruity/flori-oriental, a ideal sort of mixture of several Slumberhouse’s alchemies (Vikt, Sova, Jeke and Baque jump more than vaguely on mind) but with an its own mature european rosey/soapy/waxy final chyprey undertone a la Maai Bogue or (back in the past) Roccobacco and Youth Dew. Second skin is a warm, intimate, intellectual, assertive perfume, an animalic contemporary experience with an historical massive chypre background a la Zoologist Civet. Les Liquides Imaginaires Bello Rabelo is another syrupy viney juice jumping significantly on mind. Tobacco, immortelle (appointed in a burnt syrupy way a la Hdp 1740 Marquis de Sade), animalic resins and cognac are heady under my vulgar nose. Cognac in particular provides a quite dandy/lofty posh aura of luxurious leather upholstery-bound ambiences. Overall is supported by rooty/leafy elements from the «forest-undergrowth», orangy ylang-ylang and tuberose. The latter is a floral utterly influencing element (almost paired by ylang-ylang) implemented in a quite resinous burnt sugary «form». The juice is well appointed, super-calibrated, «huge», musky and wise, a «cultured» palatin 800’s serum for womanizer idealists, ruined kinky noblemen and old parisian antique-dealers.» — Darvant review on basenotes

%Anna Zworykina  %art in a bottle

BUY via Etsy, пробовать в Москве в Osmodeus_perfume_shop!

А еще Second skin есть  в Лондоне, в Bloom Perfumery London! Так что будете в Ковент-Гарден — заходите попробовать: 4 Langley Court, там огромный выбор разных нишевых духов.

Anna Zworykinas perfumes are journeys tickets to fantasyworlds

«Anna Zworykinas parfumes are journeys tickets to fantasyworlds in my mind. I see images of places, things and people. It is so clear sometimes and in form of films. Even bring memorys from my childhood when I always was out looking for beautiful places, to discover new corners of my town that was a Island in Polen.
Anna Zworykinas parfumes change how I feel, make my mind stimulated like storys.
It’s pure magic!
Today I have Switch 4 BabaJaga on one hand and Switch 3 on other. Is great way to feel them together at once- they are like sisters. BabaJaga is the grownup, powerful, strong one and nr 3 is her littlesyster soft, nice and yang.»
Love them both %Anna Zworykina  %art in a bottle — Joanna Tadajewska wrote about my art in bottles on fb

Очень благодарна за такие отзывы, обожаю ароматы для проекта SWITCH, и Баба Яга — из любимейших. «эти духи меняют то, как я воспринимаю окружающий мир, они  — как сказки» — это как раз то что я хочу дать людям. Изменение восприятия, чтобы раз — вдохнул — и мир изменился. Это не наркотики, это не-духи. Они не порабощают, а сотрудничают, каждый сам волен делать шаг в мир фантазий — или не делать его. Для того, чтобы не-духи сработали, нужно со-творчество, соучастие.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В  Москве можно продегустировать и купить в Osmodeus perfume shop!