Обоняние удовольствие и животные

Встретила цитату: «Люди единственные животные, которые используют обоняние ради удовольствия. Дайте собаке понюхать цветок — в лучшем случае, она понюхает (скорее всего, если запах незнакомый), чаще всего она не поймет, зачем вы суете ей в нос этот несъедобный предмет и будет уворачиваться, если станете настаивать.
Почему так? А потому, что мы немного больше, чем животные.» — нууу извините но нет)))

Вывод из посылки не следует от слова совсем. А вот предложите собаке понюхать вкусненькую тухлую селедку — ух, как она будет кайфовать! Кто хоть раз видел, как свежепомытая шампунем собака ищет во дворе что-нибудь вопиющее и с каким наслаждением она вывалевается в этом, пока хозяин держится за сердце, тот не видел собак. И нет, это не потому что аромат «съедобный».

Ну и конечно же, так мы дойдем до того, что животные не испытывают удовольствия. Конечно же это не так. Испытывают удовольствие, и не только от еды, особенно животные социальные.

Я бы сказала иначе: очень мало кто из животных будет использовать аромат не для удовольствия, переступая через себя, как это порой делают люди: «Запах мне не понравился, но пишут что афродизиак, так что я полилась и пошла, пришлось терпеть».

Вот такого животные не делают, что правда то правда.

А во всем прочем человек — нормальное животное, и поведение формируется по тем же канонам. И в общем и целом обоняние у человека исполняет те же функции что у животных (это есть в учебниках и научной литературе), просто среда обитания другая.
Нет нужды создавать дополнительные сущности на месте, где прекрасно работает физиология и этология.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

(картинку сделал гениальный паблик Страдающее средневековье )

на самом деле это, конечно, большая тема, и начинать ее обсуждать надо начиная с определений “что такое удовольствие”, “что мы можем сказать, глядя на собаку” (это довольно неочевидный вопрос, можем ли мы поведение собаки описывать как поведение человека, например, и есть еще множество других), “а почему человек испытывает радость, нюхая, скажем, цветок”.

Например, про последний вопрос: одна из причин по которым нам, современным горожанам, нравится нюхать — это чудовищная сенсорная депривация, нам сильно не хватает стимулов не интеллектуальных, а чувственных, разнообразных. И привела к этому как раз культура, решительно отрезающая человека от “каких-то там животных”

Начиная с Платона, западная философская традиция относилась к обонянию как к чему-то недостойному высокого знания человека. Исключений почти не было, Кант, например, писал вот что: “Было бы чрезвычайно опрометчиво говорить о красивом запахе, поскольку невозможно проконтролировать последствия этого для самого понятия красоты. Если запах красив, значит, красоту можно нюхать, вдыхать. К чему может привести подобный подход? Не проступят ли кровь и грязь на девственной поверхности красоты? Запах может быть чудесным, но на нем навсегда останется печать его происхождения.”

А взгляните-ка, как рассуждал Гегель: “В форме головы животного более всего заметна выдвинутая вперед пасть как орудие пожирания вместе с верхней и нижней челюстями, зубами и мускулами, служащими для жевания. К этому главному органу остальные присоединены лишь в качестве служебных и вспомогательных; это главным образом нос — для обнюхивания, нет ли где-нибудь пищи, а затем глаза, которые менее важны, — для ее высматривания. Недвусмысленное подчеркнутое своеобразие этих органов, служащих исключительно естественной потребности и ее удовлетворению, придает голове животного выражение голой целесообразности для выполнения природных функций, выражение, лишенное всякой духовной идеальности. ….
Тело животного служит чисто природным целям и зависит лишь от чувственной стороны, от корма, поэтому оно получает выражение, лишенное духовного начала. Поскольку человеческое лицо уже по своему телесному облику должно носить печать духовности, постольку те органы, которые у животного выступают как самые значительные, должны у человека отойти на задний план и уступить место органам, указывающим не на практическое, а на теоретическое, идеальное отношение….
Напротив, при смягчении и выравнивание различий, при прекрасной гармонии между верхней и нижней частями лица, которую обнаруживает греческий профиль в мягкой непрерывной связи одухотворенного лба и носа, нос кажется в большей мере принадлежащим лбу именно благодаря этой связи. Входя в систему духовного, он сам получает духовное выражение и характер. Обоняние становится как бы теоретическим, нос получает тонкий нюх к тому, что касается духовного.”
Запах — из мира животных, обоняние — что-то, что не подобает человеку тонкому, ученому. И, мне кажется, что отделение человека от животных на основании “эстетических” критериев уведет нас еще дальше в мир отчуждения от тела. Пусть нос вынюхивает только духовное, (а человек лучше бы и ничего не ел, а то стыдно), вот тогда человек — Человек!

Ну и куда нас завела эта традиция? В мир, где о том, что хорошо бы попить, человеку напоминают телефонные приложения, например. А распознать сигнал о совершенной жизненной необходимости он не в состоянии — занят всяким интеллектуальным, смотрит в экраны, пользуется высшим чувством.

Я это пишу не для того, чтобы в очередной раз причитать о том что ах как мы отдалились от тела, я просто призываю вникнуть в предмет, если мы говорим про животных и биологические вещи. А то ладно, Гегель- то родился до того, как Дарвин написал “Происхождение видов”, но мы-то нет. Кант писал до того как возникла наука этология, но мы-то нет. У нас уже постмодерн всем надоел, а рассуждения часто встречаются все еще домодернистские.

 

Кстати, вы знаете, что у животных есть эстетическое чувство? Что рыбы и растения реагируют на музыку Баха и Моцарта? Эмбриональные клетки многих организмов тоже, это показано в некоторых исследованиях. Так что животные, удовольствие и обоняние — это большая интересная тема.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.