Ольфакция и темпоритмы

Ольфакция, ощущение запаха, феномен, безусловно, не только физиологический, но и культурный. Так же как восприятие зрительное. Необходимые для восприятия элементы — знание, память, воображение, эмоции, контекст, отношения с другими людьми вообще и жизнь в обществе. Культурный и физиологический, но обусловленный культурой багаж ассоциация, бэкграунд.

Даже если мы об этом «не думаем» — все это влияет  на обработку и расшифровку сигнала, который получают наши нервные клетки. Мы не газовый хроматограф, мы другое.

Вспомнила об этом, когда недавно обсуждали Мицуко — что не каждому понятно, почему многие авторитетные любители нюхать помещают ее на место эталона.Оставив в стороне понятную субъективность и относительность любых эталонов  я хочу сказать про другое.

Многие винтажные композиции обретают смысл только из другого темпоритма, тогдашнего. Бывает, что они задевают что-то и перекраивают наше восприятие времени сами, и сознание замедляется само собой и случается нужный пост-продашн в голове . Тогда они становятся окошком в другую жизнь,  ну или просто становится понятно, о чем там другие думали, помещая их на эталонную полку. 

Но чаще всего  эта перестройка требует либо склонности либо много попыток (и желания их совершать. Ни минуты не говорю о том что это необходимо каждому)
Не знаю, возможно ли вообще такое  переключение для людей, которые не застали лично доинтернетную эпоху, да что там, эпоху, когда не у всех дома были телефоны.

Эпоху, когда время и расстояние менялись вместе, без всяких разрывов. Далеко человек — жди письма месяц. Далеко живет — долго иди пешком или вообще не иди.

Этот темпоритм и размах, как мне кажется, многое определяют в понимании гармонии композиций тех времен. К ней нужен подход, в нее можно углубляться целый день, и качество внимания — другое.

Под солнечным медовым персиком скрывается жало не смерти, но вечности: плюш театральных кресел, седой мох, лаковая черная шкатулка, в шкатулке яйцо, в яйце игла.

Идешь такая по лесу, ешь персик, и вдруг понимаешь, что это _тот самый сумрачный лес_, и солнечный свет, пробивающийся сквозь ветви, становится совсем другим. Лес в данном случае — абсолютная метафора, в аромате нет ничего лесного (в отличие от Шипра Коти).

Это не лес, это идеальный момент шаткого равновесия между светом и тьмой, тем что вверху и тем что внизу, между тем, что внутри кожи, теплое, живет и пульсирует, и что вокруг: ветер, пространство, мхи и лишайники.

История Мицуко — не про «эмоции», как принято сейчас говорить, «ни разу». Она не сделана для того чтобы дергать за нервные окончания и быстренько стимулировать центр удовольствия. То есть она это делает, но, повторюсь, в рамках другого темпоритма, ну как мне кажется.

Люблю ее как раз за этот сумрачный размах и равновесие.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.