Interview with Ayala Moriel, part 2

Interview with Ayala Moriel, part 2, Part 1 — here! (Russian version here) My text — in italic.

Ayala, could you please tell us about your favorite perfumery  genres. For instance, I admire leather scents. What are your passions? I have not tried all of your perfumes, but I guess that probably gourmet scents are one of your passions.

Ayala: Nice guess! Actually, leather and chypres are my personal passion, and these are what I wear the most.

NewPackaging

What kind of ingredients and scents that are associated with your own happiness?

Ayala: Orange blossom is pure happiness emanating from each of its five petals, shining like a bright star. Anything that reminds me of spring makes my heart sing!

Do you have any ‘persona non-grata’ in the world of fragrances? No doubt that perfumer has to know how to work with all ingredients, just as an artist can’t simply dislike red color for example. But to be able to do something and love something isn’t always the same.

Ayala: I was never too excited about ylang ylang  and vetiver (both of which were easily remedied once I found better quality essences of these botanicals). Similar thing happened with clary sage. Quality makes a big difference!

But also working out my differences with the challenging essences. For example: Angelica was one that I had the hardest time to love  — I have an aversion to many sharply green notes, on their own. But I love how they can be incorporated into a formula, so  I think I’ve even managed to overcome my struggle with angelica. The more I work with an essence and study it (reading about it as well as researching its olfactory properties on its own and when blended with others) — the more beauty I find in it. For example: I can now appreciate the musky notes in angelica, and not only experience it as a harsh, green, almost metallic sharpness.

I believe that every creator must familiarize himself with creations of his colleagues. I found it as a great pleasure to try and use parfums of other natural perfumers. Do you agree?

Ayala: Yes, of course.  Creativity requires quiet and solitude, creating the danger of isolation. Connecting to other perfumer-creators and experiencing their creation is essential for keeping on top of things: new materials, trends, ideas.

It’s also very humbling: getting a peer’s perspective from time to time, either directly or through their creations can be awe-inspiring: Wow, you can do this with such and such combination, something I would have never thought of myself… This kind of keeps me on my toes, and forces me to define and discover my own identity as a perfumer.

It is a greatest pleasure for me to work on bespoke perfumes. My clients are my greatest inspiration. I have a collection of amazing inspirational stories from my clients. What do you like most in creating bespoke perfumes?

Ayala: What fascinates me the most about bespoke perfume is how revealing one’s scent preferences are, and how eager customers are to share their story through the scents that appeal to them, repel them, and capture their imagination.

What story concerning your clients do you remember most?

Ayala: A man called me up a few years ago to order Song of Songs perfume and solid perfume pendant in hopes that this will stop his wife from filing a divorce. I hope it worked!

What a touching story!

ayalasweets

It’s not just the splendid perfumes but your house also produces delicious truffles, chocolates, pastries and  teas scented with essential oils. Do you use essential oils for preparing of main dishes? As for me — I like to add a touch of yuzu or grapefruit in my hollandaise sauce for fish main dishes.

Ayala: Mostly in desserts, and far less if at all in cooking per se. Essential oils are very concentrated and to incorporate them safely into food, you need to have them in a fatty base. I find this much easier to achieve in bases such as chocolate, cream and butter as in my chocolate truffles, shortbread cookies and ice cream recipes.

When it comes to  savoury food, I am far more attracted to rustic and ethnic cuisines, using whole spices and fresh herbs rather than high-tech or uber-fancy flavourings which are what essential oils bring to the table. I find that they can readily overpower a dish. I am, however, immensely enjoying fusion cuisines in my cooking, as well as using tea infusions in savoury dishes – i.e.: using tea instead of or in addition to broth in soups, and rice dishes – especially in risotto.  

Ayala, your perfumes acquired a well-deserved recognition. What do you consider as the biggest achievement in your career? What are you proud of?

Ayala: Something tells me I haven’t reached that far yet… To date, it is perhaps my course book on the art of natural perfumery.

What are your professional dreams? What would you like to attain in your professional career?

Ayala: At this point, maintaining what I do is the priority. I have other ideas and directions for where I want to grow or improve the business; but fundamentally, it’s all about continuing to do what I do best and keep acquiring knowledge, build my skill, as well as my audience.

I learn a great deal just through teaching and through the research I do for  Smelly blog.

Ayala, it was great pleasure for me to talk to you. Thank you for the interview and for your perfumes! I would like to wish you success, new bright impressions and well-being!

Интервью с Айалой Мориэль, часть вторая.

Проект «натуральная парфюмерию без границ» продолжается. Это вторая часть  интервью с с Айалой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums. Первая часть здесь. English version — here.

NewPackaging

Айала, расскажи, пожалуйста, о своих любимых жанрах в парфюмерии. Я, например, обожаю кожаные ароматы, и, стоит мне отвлечься от задуманного плана – раз – и появляется новый кожаный аромат. Я пробовала не все твои духи, но видя ассортимент, могу предположить, что ты любишь гурманские ароматы?

Айала: Хорошее предположение! На самом деле, моя  самая большая страсть — это кожаные ноты и шипры, их я ношу больше всего.

А какие ингредиенты связаны, в твоем представлении, со счастьем?

Айала: Абсолют флердоранжа, светящийся счастьем, сияющий как яркая звезда. Все, что напоминает о весне, заставляет мое сердце биться чаще!

Есть ли у тебя персоны нон грата в мире ароматов? Конечно, парфюмер должен уметь работать со всеми материалами, как и художник не может «не любить», например, красный цвет. Но «уметь» и «любить» — это не всегда одно и то же.

Айала: Одно время я была не в восторге от иланг-иланга и ветивера, но это прошло, как только я познакомилась с качественными экстрактами этих материалов. Такая же история произошла с мускатным шалфеем. Качество имеет большое значение!

Но также значение имеет и решение моих противоречий с сложными для меня материалами. Например, у меня были непростые отношения с дягилем- я испытываю неприязнь ко многим резко зеленым нотам. Но мне нравится, как он проявляют себя в составном аромате, будучи включенными в формулу, и мне удалось преодолеть свою неприязнь к дягилю. Чем больше я работаю с материалом и изучаю его — читаю о нем и исследую его ольфакторные свойства как соло, так и в смесях – тем больше достоинств я нахожу. Например, теперь я могу оценить мускусные ноты дягиля, мое восприятие не ограничивается его резкой, почти металлически острой зеленью.

Я думаю, что каждый творческий человек должен оставлять время, чтобы знакомиться с работами своих коллег. Я с удовольствием знакомлюсь и пользуюсь духами других натуральных парфюмеров. А ты?

Айала: Да, конечно я согласна с тобой. Творчество требует тишины и одиночества, но это создает опасность изоляции. Общение с другими парфюмерами и знакомство с их творениями важны, чтобы все время быть в курсе новостей: новые материалы, тенденции, идеи.

А еще это помогает держать самолюбие в рамках: поглядывать на профессиональный рост коллег и их успехи, и иногда, с трепетом пробуя их духи, думать – ух ты, вот какие сочетания тут задействованы, мне бы такое и в голову не пришло… Это держит меня в тонусе и побуждает осознавать и раскрывать свою собственную, индивидуальную манеру творить ароматы.

Я с особым удовольствием работаю над созданием индивидуальных духов. Клиенты, заказывающие их – это вдохновение во плоти, они рассказывают удивительные и прекрасные истории, которые я воплощаю в их личных ароматах. А что тебе особенно нравится в процессе создания духов на заказ?

Айала: Больше всего меня очаровывает то, как клиенты раскрывают свои ольфакторные предпочтения, и как откровенно они делятся своей историей, выбирая ароматы, которые их привлекают, вызывают отвращение или интригуют.

Есть ли история, связанная с твоими клиентами, тебе особенно запомнилась?

Айала: Несколько лет назад мне позвонил мужчина, и заказал для своей супруги духи Song of Songs и подвеску с этим же ароматом, в надежде, что этот подарок изменит ее желание развестись. Я надеюсь, что это сработало!

Трогательная история.

ayalasweets

Кроме удивительных духов, в коллекции твоего парфюмерного дома есть ароматизированные натуральными материалами трюфели, шоколад, выпечка и чаи. А используешь ли ты эфирные масла в приготовлении несладких блюдах? Я, например, люблю добавить немного юзу или грейпфрута в голландский соус для рыбы.

Айала: В основном я использую эфирные масла в десертах. Эфирные масла очень концентрированные и, чтобы использовать их в кулинарии безопасно для здоровья, в продукте должно быть много жира. Я считаю, что лучше всего ароматизировать такие основы, как шоколад, сливки и масло, как в моих шоколадных трюфелях, песочных печеньях и мороженом.

Что касается основных блюд, меня больше привлекают простые и этнические кухни, в которых используются специи и свежие травы, а не высокотехнологичные или супер-необычные приправы, которыми являются эфирные масла. Мне кажется, что они могут «перегрузить» блюдо. Однако, я очень люблю готовить в стиле фьюжн, а также использую чай в несладких блюдах, например, добавляю его в бульон, когда готовлю суп, или к рису, особенно в ризотто.

Айала, твои духи завоевали заслуженное признание. А что ты сама считаешь самым большим своим успехом, чем гордишься?

Айала: Что-то мне подсказывает, что я еще не достигла его … Но, вероятно, на данный момент моя гордость — это книга для курса об искусстве натуральной парфюмерии.

Расскажи о своей мечте, о том, чего бы ты хотела достичь в творчестве?

Айала: У меня есть разные идеи и направления развития и роста моего бизнеса, но приоритетом для меня является то, над чем я работаю в конкретный период.

Я с узнаю много нового, проводя исследования на парфюмерные темы для моего блога Smelly blog. Мои идеи являются продолжением того, что я делаю сейчас–приобретать знания, улучшать навыки и работать с моими клиентами.

Аяла, я была рада возможности пообщаться с тобой! Спасибо тебе за интервью и за твои духи! Я желаю тебе творческих удач, новых ярких впечатлений и благополучия!

Айала: Спасибо, Анна! Желаю тебе и читателям в новом 2014 году найти что-то, что позволит осознать настоящий момент. Что-то, что заставляет в жить здесь и сейчас, наслаждаться каждым вдохом, ароматом, вкусом, ощущением, звуком и видом вокруг.

Интервью с Айaлой Мориэль

Итак, обещанное путешествие в «натуральную парфюмерию без границ» начинается!

Я очень рада, что виртуально познакомилась с Айалой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums.

AyalaStudio Ayala Moriel, picture was taken by Trish Vawter of http://ScentHive.com

Черпая свое вдохновение в изобразительном искусстве, музыке и детских воспоминаниях о пейзажах Израиля, Айала создает уникальные духи из натуральных ингредиентов. Сейчас в коллекции Айалы более 50 ароматов, каждый из которых радует обоняние и приносит новые чувственные и интеллектуальные впечатления. Кроме восхитительных духов, в коллекции дома есть ароматизированные натуральными эссенциями свечи, саше, мыла, масла для тела, и также чаи, шоколад и трюфели. Знакомство с духами Айалы обогащает, мое понимание натуральной парфюмерии приобрело новые измерения. И, конечно, мне было интересно поговорить с Айалой о творчестве, вдохновении и материалах. Итак, интервью! Мои вопросы — курсивом.

Айала, создавая новый аромат и подбирая ингредиенты, ты основываешься на некоей абстрактной идее, или дорогу подсказывает какой-то ароматический экстракт, которым ты очаровываешься?

Айала: Каждый аромат рассказывает свою историю – и вдохновение тоже приходит из разных источников. Обычно я начинаю создание композиции не с конкретного материала, а с абстрактной концепции, с динамического взаимодействия различных материалов в аромате, и именно это является, возможно, самым важным в моей работе.

Хотя в моей коллекции есть несколько ароматов, которые я создала вокруг конкретного материала – это Vetiver Racinettes, недавно созданные духи Treazon и моя коллекция солифлоров,- мне не интересно было бы принять это за правило. Безусловно, такой подход позволил мне хорошо узнать эти материалы, но вообще я считаю его довольно техническим и сдерживающим творческое движение. Мои самые инновационные духи создавались не так. Большинство духов я создаю, интуитивно связывая различные ноты с персонажами или силами,  и каждая играет свою роль в историях, рассказанных духами. Иногда это природные или городские пейзажи (Orcas и New Orleans), иногда – чувственные ольфакторные отражения прочитанного мной (Hanami). А иногда -  рассказы о моем внутреннем путешествии (Immortelle l’Amour и Schizm).

Я знаю, что на создание l’Écume des Jours тебя вдохновил роман Бориса Виана.

Айала: Да, это действительно так. А другой роман Виана, l’Herbe Rouge, вдохновил меня на создание одноименного фужера. Вообще, все мои духи – это истории, сотканные из ботанических ингредиентов, истории, которые каждый может обонятельно прочесть и эмоционально прочувствовать.

Все эти истории довольно личные. Создавая духи, я вглядываюсь в свое сердце, пытаясь найти скрытые эмоции. Эти истории можно услышать, если привлечь ассоциативное, подсознательное мышление.

И еще вопрос о l‘Écume des Jours, которые меня очаровали. Попробовав эти духи в Москве, я подумала, что для наилучшего раскрытия им, возможно, нужен океан или море поблизости.

Айала: l’Écume des Jours пробуждает воспоминания о соленом морском бризе, водных растениях и цветах. И все же я не думаю, что для того, чтобы насладиться ими, нужно быть у моря. Мне кажется, что большее значение имеет эмоциональный  настрой владельца.

А что ты думаешь о влиянии климата на раскрытие ароматов?

Айала: Конечно, климат, погода и сезон оказывают большое влияние на то, как духи распространяются в воздухе, на их ауру, они могут ускорить раскрытие аромата или, наоборот, замедлить его. Климат также влияет на настроение людей, и, что не удивительно, на их выбор духов. Влажность действительно раскрывает аромат, и в горячем и влажном воздухе он может стать густым и навязчивым. А слишком сухая погода не позволяет духам раскрыться. Кстати, я знаю, что на раскрытие духов оказывает влияние высота над уровнем моря, но я не была на большой высоте и не могу прокомментировать это, опираясь на свой личный опыт.

Когда я нахожусь в Израиле,  с трудом переношу восточные и пьянящие цветочные ароматы, и предпочитаю более легкие цитрусовые и чистые, яркие цветочные. А в очень горячем и влажном климате у меня вообще не возникает желание носить духи. В Ванкувере, где я живу, климат очень умеренный и довольно однообразный, а духи дают возможность убежать от действительности — серости и дождя.

Ayala-Moriel-portrait

Айала, давай поговорим о материалах. Пару лет назад я открыла для себя рухи жасминов, (Ruh Chameli, Ruh Juhi, Ruh Motia) из магазина White lotus Aromatics. Эти очень дорогие и редкие компоненты перевернули мое представление о жасминах. Еще я обожаю эфирное масло из древесины аквилярии — в моей коллекции более 10 экстрактов, очень разных по характеру. Расскажи, пожалуйста, какие ценные или редкие материалы есть в твоей коллекции?

Айала: Я была буквально одержима разными экстрактами ветивера, именно благодаря этому я создала Vetiver Racinettes. Раньше ветивер мне не нравился, возможно, потому что масло, которое я пробовала, было низкого качества. Сейчас у меня есть много разных видов – от руха ветивера (традиционная индийская дистилляция в медных емкостях), и CO2-экстракта ветивера из Южной Африки, до самого любимого гаитянского ветивера, с его отчетливым, чистым запахом влажного леса и цитрусовых, а также редкий ветивер Бурбон, дымный и богатый, почти ореховый.

Я люблю боронию, материал, как ты знаешь, сложный в получении, и потому редкий (спрос на нее выше предложения). Также люблю некоторые виды белой кувшинки, голубого лотоса и аттары. Большую часть этих редких материалов я берегу для индивидуальных духов и для моих экспериментов, потому что их ужасно трудно найти (не говоря уже об их цене).

Я знаю, насколько важно для моих клиентов иметь возможность постоянно наслаждаться своими любимыми духами. Поэтому свою постоянную коллекцию  создаю, используя  только экстракты, которые можно закупить без проблем. Такой подход позволяет мне иметь линию духов, всегда доступных для продажи, так что, как только один флакон закончится – в любой момент можно приобрести новый.

Да, к сожалению, в своем творчестве мы ограничены доступностью некоторых материалов. Но, с другой стороны, это делает натуральные духи еще более уникальными и драгоценными… Например, несмотря на то, что я очень люблю индийские аттары  глины, амбери аттар, катцури аттар и некоторые другие, мне приходится использовать их только в лимитированных коллекциях, т.к. они не всегда есть в продаже. Кстати, а ты используешь аттары?

Айала: Некоторые аттары – самостоятельные духи, и я думаю, что использовать их в формулах неправильно. Это почти  как добавлять готовые парфюмерные базы.
Для своих духов я использую некоторые моно компонентные аттары, например, аттар дерева Кадам в Hanami и аттар кевды в Gigi и Charisma. Кевду очень трудно найти как чистое эфирное масло, так что кодистилляция с сандалом, благодаря его фиксирующим свойствам, позволяет получить долгоиграющий экстракт с нотой кевды.
Конец первой части. Вторая скоро последует! English version Here

Вторая часть — здесь.

читательское

Дегустируя духи Аялы, я  лицом к лицу столкнулась с той стороной натуральной парфюмерии, о которой знала лишь понаслышке. Той, о которой говорят «это ароматы для особого случая» или «ну нельзя же набрызгаться ими и бежать на автобус!»

Я  просто запоминала это, чтобы предупреждать других, сама-то я спокойно бегаю в натуральных духах даже на Почту России, видимо, ело привычки. Но некоторые ароматы Аялы Мориэль заставляли меня прямо-таки застыть и вслушиваться. Тут уж не до автобуса.

Известно, что очень часто  восприятие ароматической истории требует внимания и времени. В случае с ароматами Аялы это особенно верно! Истинное содержание аромата необходимо было установить, прожить, прочувствовать, иногда даже придумать! Эти сложные, необычно сбалансированные смеси будто бы зовут за собой  — «пойдем, сама все увидишь», не открывают все секреты с первого вдоха.

Я бы сказала что духи Аялы интеллектуальны: многие из ароматов вдохновлены поэтическими или прозаическими произведениями, многие представляют собой явный ребус, который требуется разгадать. И как же это здорово, когда, пожив вместе с ароматом, понимаешь, о чем он, в какие места он тебя привел,  когда вся информация, которую извлек из ноосферы в поисках  подсказок, складывается в гармоничную картину! В ходе этих открытий смещается и фокус внимания, и аромат «прочитывается» совсем иначе, чем в первый раз, когда ты открываешь пробирку и снимаешь пробу.

И я подумала, что Аяла и я считаем  ценной именно эту способность ароматов быть ключами к собственным открытиям, проводником в душе каждого, кто их носит. В ее духах есть не только самостоятельная эстетическая ценность, но и потенциал развития, возможность подтолкнуть к проживанию своих историй и получению персонального опыта.

Этот подход к ароматам сходен с принципами литературной рецептивной эстетики, в которой особое внимание уделяется взаимодействию текста и читателя. Произведение, согласно этой концепции, не монумент, но партитура, которая рассчитана на постоянно обновляющееся восприятие: тогда текст освобождается из-под власти слов и приобретает реальное в данном срезе времени бытие. Если пойти дальше, можно сказать, что прочитывая, проживая произведение искусства, читатель, по сути дела,  создает  его заново. И то сказать – сто же слышит звук падающего дерева, если в лесу никого нет?

А у Павича, например, читатель книги может быть ее героем или соавтором. «Неужели ты полагаешь, что только ты имеешь право на книгу, а у книги нет права на тебя? Почему ты так уверен, что не можешь быть чьей-то мечтой? Ты уверен, что твоя жизнь – не просто вымысел?» — говорит героиня его романа.

Так и с духами: часто они властно заявляют свои права на нас, наши мысли, время, внимание.

Есть и другая сторона медали, знакомая тем кто пишет (и не только пишет, просто на примере литературы это видно особенно ярко), я сразу вспоминаю Александрийский квартет, когда думаю про нее – «В то время он с головой ушел в работу над очередным романом и, как всегда, начал уже замечать, как обыденная жизнь, кривляясь и гримасничая, понемногу выстраивается вдоль им же самим в романе намеченных линий. Было у него объяснение для такого рода странностей: любая концентрация воли смещает ровное течение жизни (Архимедова ванна), она же определяет и угол отклонения. Реальность, считал он, всегда стремится подражать человеческому воображению, коему она, по большому счету, и обязана самим фактом своего существования.»

Та же концентрация воли читателя – или дегустатора – влияет на аромат, и только от него – от нас! – зависит, какие картины соткет перед нашим мысленным взором эта легкая, эфемерная материя. (про важность фокуса внимания я еще тут писала)

В этом взаимном влиянии, взаимном проникновении аромата и его носителя  кроется прелесть  и сила многих натуральных ароматов.

Разумеется, натуральная парфюмерия не единственная обладает способностью нашептывать истории и вызывать яркие эмоции, да и среди мастеров «натурального» жанра есть приверженцы совершенно других принципов, но все-таки натуральные материалы  существенно облегчают это взаимодействие аромат-сердце.

В общем, на самом деле это было вступление к циклу  обзоров канадской натуральной парфюмерии, духов, которые на время вернули меня в роль читателя, за что я им очень благодарна.