«Живые и с характером»

«Впервые об ароматах, которые создает Анна Зворыкина, я услышал на занятии, когда обсуждалось, чем можно занять привычное восприятие настолько, чтобы уйти глубоко внутрь. Долго ходил вокруг, «принюхивался», понимая, что речь о чем-то более серьезном, нежели принято ожидать от парфюмерии, и наконец сделал себе подарок на ДР — заказал набор пробников. И вот уже три месяца меня регулярно окунает в это волшебство.

На самом деле эту историю сложно описать. В этом есть что-то интимное — запахи, в которых ты не просто существуешь, а находишь что-то новое или хорошо забытое старое в себе. Каждый из них разговаривает с тобой, рассказывает тебе и о тебе. Они живые, с характером, и тебе приходится подстраиваться под них.

Скажем, «150 days to summer» со всей своей яркой мощной зеленью перестает звучать на мне уже минут через сорок, действуя как апперкот, резко и неумолимо. А «Ghost House» укутывает меня на несколько дней в атмосферу старых книг и тишины, когда ты поневоле оглядываешься и переживаешь, что оставляешь в пыли слишком четкие, чужие для этого места следы.

Каждый аромат — медитация сам по себе, и ты следуешь за ним по мере раскрытия, слушая, как в уже привычной гамме вдруг начинают звучать новые ноты. Они включают в тебе что-то и что-то одновременно выключают. И нет, я не понимаю, как это можно было сотворить. Волшебство, я же сразу сказал. )» — про мои духи пишет Владимир Ярошевич

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Очень радуюсь всякий раз, читая такие отзывы, «счастье — это когда тебя понимают». На самом деле не перестаю удивляться тому, что есть люди, готовые на это сложное, но таящее в себе столько возможностей взаимодействие. Спасибо вам, люди!!

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English)

А еще часть моей регулярной коллекции есть  в Лондоне, в Bloom Perfumery London! Так что будете в Ковент-Гарден — заходите попробовать: 4 Langley Court, там огромный выбор разных нишевых духов.

Воздушные змеи и молния.

Я в последнее время много писала про разделение творческих и технических задач. И раньше писала.
Это очень, очень важно, если мы находимся прямо в процессе обучения: пытаемся сделать то, что еще не умеем, работаем с эссенциями, характер которых еще не изучен до последнего оттенка. Тут просто эмоции очень отвлекают от технической стороны, и часто затмевают ее.
Если составлять что-то ради процесса — то все ок, а если ради результата, который хочется показать другим и «поговорить об этом» — то лучше  поначалу теплое и мягкое раскладывать в разные тарелки.  Послание само себя не напишет, то есть напишет, но с орфографией у него, у послания, не всегда прям хорошо, нужно внимательно перечитывать.

Но, в принципе, когда определенных навыков уже набралось много, практики много, особых новинок нет (грубо говоря вы пишете формулу в голове и то, что в пробирке не особо отличается от задумки) — тут уже начинается интересное)
«The dance wants to dance the dancer. But the dancer wants to dance the dance. » как поет Джонни Клегг.
Воплощение идеи, тот, кто ее воплощает, и материал из которого она воплощается — в некотором смысле влияют друг на друга.
Да, такое в полную силу может работать только в сугубо, простите, артистических проектах, не знаю как еще это назвать, когда есть место непредсказуемости. Живая музыка, живые духи — да, если мы говорим о мастерстве, должен быть определенный уровень, но есть место импровизации, живому дыханию жизни.

«Мы запускали воздушного змея и надеялись, что в него ударит молния» — так говорит Клегг о начале своих музыкальных проектов, когда они нигде не могли играть официально, из-за политики аппартеида в ЮАР.
15 лет спустя, уже после распада группы, Джонни и Сифо, с которым он начинал играть в конце семидесятых, стали считаться национальным сокровищем, а Джонни Клегг — одним из самых выдающихся детей Южной Африки.
Но эта история могла бы закончиться и по-другому. В этот раз музыка оказалась сильнее политики. Могла бы не оказаться. Но иногда просто хочется делать вещи, которые должны быть сделанными. «Мы были абсолютно уверены в правильности того, что мы делаем», — говорил Джонни.
Вот оно.

Духи и сторителлинг

Пару слов про парфюмерию как fine art vs парфюмерию как простую радость для людей.

Часто фанаты нишевой парфюмерии пишут, что, мол, нишевые духи рассказывают истории, а люкс – это так, чисто приятно пахнет.
Тут мне видится несколько неточностей.
Во-первых, конечно же, историю рассказывают не жидкости а наш мозг.
Во-вторых, точки опоры для него, мозга, в первую очередь, увы, визуальные и вербальные, т.е. «легенда» и вид флакона, цвет жидкости, и тд. Все же помнят, что если один и тот же раствор простого душистого вещества линалоола разлить в три разных флакона и по-разному покрасить, то большинство людей при слепом тестировнии уверенно скажет, что желтый раствор пахнет цитрусом, розовый – розой, зеленый – зеленью. Так устроен наш мозг: визуальная информация по умолчанию имеет приоритет перед ольфакторной, если та уж не совсем из ряда вон. Да, это можно изменить, если задаться такой целью, но этим заморачиваются тысячные доли процента.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И такое дело: в принципе  все, что мы можем условно обозначить как «искусство» должно быть похоже на историю (сейчас пропустим многотомное рассуждение о том  где искусство а где чистый продукт потребления, давайте допустим что доля искусства есть во всех духах)
Ну то есть не то чтобы должно быть, конечно.
Однако  быть похожим на историю — беспроигрышный вариант, хотя и не единственный.

Так что штука просто в том, что Шанель, например, рассказывает очень общую историю, типа «Будь смелой». А Zoologist  — историю вроде «Я няшная пушистая зверюшка, хотя и бобер, бугага». Историю первого типа может на себя примерить кто угодно, вторая история – очень и очень на любителя. Вот, собственно, и разница между нишей и люксом, если подходить с точки зрения, извините, сторителлинга.

А вообще сторителинг в парфюмерии вещь, конечно, незаменимая, я недавно так в фб на него нападала, пока не вспомнила, что сама твердила про «запах как история, думайте про него как про историю» на мастерских столько раз, что аж тошно.

%Anna Zworykina  %art in a bottleПотому что чтобы научиться делать духи, нам нужно научиться думать про духи. Они делаются не руками, а головой. А язык — он язык и есть, что ольфакторный что визаульный. Он цепляется все равно за одни и те же крючки в голове, потому что других крючков, в общем и целом, нету (ну ок, есть, но опять же тут нужно целые тома понаписать).
Бесполезно думать про артизанальные духи как про набор нот, артизанальные духи имеют смысл (в том числе экономический) только как высказывание. Ну и думать про них надо как про высказывание. Потому что для артизанальных духов высказывание вроде «Будь смелой» — это полный маркетинговый провал.

Ветер в волосах и травинка в зубах

Сегодня признаюсь в любви своим покупателям! Вы носите мои духи, пишете про них и разделяете со мной ольфакторные радости — а в этом-то и есть смысл того, что я делаю! Спасибо вам! Люблю!)) И вот мне подарок: смешная аналитика от
@latropinkina из инстаграм!
«Перебирала пробники от @annazworykinaperfumes — новые сегодняшние и те, из которых уже почти ничего не выжать, и пыталась понять для себя, что общего у таких разных ароматов. Суровая собранная Русская кожа и сладковатый мечтательный Марокко, душевный Яблоневый сад и разудалый нахал Казак молодой — они ведь непохожи друг на друга и оптимальны в совершенно разных настроениях.

Пока вижу две вещи:
1) они все не легкомысленные, их не получается носить, не думая и не прислушиваясь,
2) они все «степные», у них ветер в волосах и травинка в зубах. Это не значит, что их нельзя надеть в оперный театр — всё можно. Это значит, что в театре духи добавят созерцательного настроения.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Я люблю их как человек, который редко имеет возможность не думать, а еще — хреново чувствует себя в вечернем платье (ладно, у меня его даже нет) и на каблуках (чорт, и каблуков нет), зато всегда готов носить старые удобные джинсы или сиротский льняной балахон с деревянными бусами.
Словом, это идеально для духовно богатых дев, которые посматривают в сторону салонных нимф вроде как с недоумением, но потихоньку примеряют их одежку — вот, например, у меня тоже духи, ну и что, что антишанель.»

Духи и самолет

О, частый вопрос: «можно ли брать натуральные ароматы с собой в самолёт(не для пользования в салоне, конечно же), в другую страну? Я читала, что аромат может измениться в других условиях. » продублирую тут ответ.

Все духи (и натуральные и не-только-натуральные) в разных условиях могут звучать по-разному. Когда физические параметры отличаются — температура, влажность и фоновый запах, испаримость ароматических молекул меняется и меняется картинка, которую мы воспринимаем. Так что да, в Москве и на Бали аромат один и тот же будет вести себя по-разному. Но не потому что испортился из-за перелета. А потому что разные условия. Духи брать с собой можно, но не стоит рассчитывать что в разном климате ароматы будут  неизменными.