Amber & ambergris, кашалот и лабданум, амбра и амбра.

В парфюмерии давно угнездилась путаница между животной амброй и амбровыми нотами.

Итак, амбра животная. Я писала о ней тут. Аромат абмровой настойки -  очень разреженный и воздушный, морской, соленый, с древесными, мшистыми, сладкими и животными обертонами.

Новозеландская амбраАмбровые ноты же в том варианте, который часто употребляется сейчас в современном описании духов — бальзамический, теплый, ванильный аккорд, который является атрибутом композиций ориентального направления. Аманда Афтель в книге о натуральной парфюмерии дает рецепт амбрового аккорда, состоящего из лабданума, бензоина и ванили. Другие варианты амбровых аккордов могут содержать больше компонентов: лабданум, бензоин, перуанский и толуанский бальзамы, сандал, ваниль, бобы тонка и проч.

И то и то называется одним словом — «амбровый», мне стало интересно — почему? Казалось бы — соленый и воздушный и густой и сладкий — что между ними общего? Причем аналогичная путаница и в англоязычных источниках, там тоже для животной амбры употребляют не только слово ambergris, но и слово  amber. Так что на сложности перевода это не списать.

У Септимуса Пиесса, в книге The Art of Perfumery,  выпущенной в 1857 году, так написано про настойку  животной амбры:
Essence of Ambergris
Is only kept for mixing; when retailed it has to be sweetened up to the public nose; it is then called after the Parisian name
Extrait d’Ambre.
Esprit de rose triple,1/2 pint.
Extract of ambergris,1    »
Essence of musk,1/4 »
Extract of vanilla,2 ounces.
This perfume has such a lasting odor, that a handkerchief being well perfumed with it, will still retain an odor even after it has been washed.

(то есть чистую амбровую настойку не продавали, а продавали смесь настоек амбры, мускуса, розового масла и ванили, особенно в этой смеси ценилось то, что носовые платки, надушенные ею, сохраняли  аромат даже после стирки).  Пиесс так же указывает, что амбра использовалась в составлении отдушки для кожи — peau d’Espagne.

Стефан Арктандер  в книге  «Духи и ароматизаторы природного происхождения» 1960 года выпуска пишет, что амбровые базы (как пример он приводит базы Firmenich) стали использоваться  в парфюмерии для замены китовой амбры, в тех случаях, когда ее использование было невозможно по техническим или экономическим причинам. Он пишет, что
первые «амбровые базы» будто бы состояли из лабданума, мускатного шалфея,
детерпенизированного кипариса,  дельта-метилйонона, изолятов кедра,
марокканской ромашки, нероли, изобутил циннамаля, абсолюта водорослей, фракций дубового мха, бета-кариофилена и масла
аквилярии.    И уже вот эта смесь кажется мне вполне жизнеспособной имитацией
аромата амбры, тут и водоросли, и животные ноты, и дубовый мох и воздух.

Могу предположить, что с течением времени все соленые и животные нюансы ушли в прошлое, и амбровые базы стали состоять  преимущественно из сладко-ванильной бальзамики, без всяких водорослей.

А игра слов  Amber-ambergris-амбра-янтарь — скорее побочный эффект, чем причина. Ведь ассоциативно бальзамические амбровые базы и правда имеют аромат похожий на тот, который мог бы быть у янтаря, если бы тот обладал сильным запахом — теплый, сладкий, густой, застывший во времени.

Так что читая в интернете об «амбровых нотах», помните, что имеются в виду, скорее всего, именно бальзамические, сложенные из лабданума, бензоина, ванили и прочего.