Ольфакторная азбука -2

Злоба дня велит мне задержаться с, собственно, обонянием еще на денек, поэтому продолжаем экскурс в природу восприятия.
Наткнулась тут на суждение, что «культурное» и «биологическое» в восприятии не связаны. Ну камон, конечно связаны, про это есть тысячи научных работ и популярных книг.

Две мои любимые в последнее время – «Красота и мозг»  и «Сквозь зеркало языка».

Красота и мозг, книга под редакцией: И. Ренчлера, Б. Херцбергер, Д. Эпстайна вообще гениальна, конечно. В ней рассказывают о биологических, физиологических и нейрофизиологических обосновах таких будто бы «субъективных» вещей как гармония, красота. Да, они есть, сюрприз-сюрприз. Даже очень понятно написано, почему так хорошо запоминается и кажется таким гармоничным четырехстопный ямб (ай да Пушкин, не знал, а всего Онегина взял и настрочил им).

И про золотое сечение, и про сочетание предсказуемости и непредсказуемости, ритмы, цвета, жаль про обоняние нет практически ничего, но оно и понятно. Скачать пдф можно здесь — я ее давно и горячо всем рекомендую.

«Сквозь зеркало языка: почему на других языках мир выглядит иначе» — так называется вторая любимая книга, Гай Дойчер последовательно рассказывает о том, как ученые пытались исследовать и объяснять влияние языка на восприятие. Начали они, конечно, с того, что «Если у Гомера нет слова «синий», то, значит, Греки не различали синий цвет». Но это было давно )) Последние исследования показали, кстати, что таки да, язык влияет на восприятие, а не наоборот, он как бы вмешивается в процесс распознавания и обработки сигнала. И люди, в родном языке которых есть разные слова для синего и голубого, различают эти оттенки быстрее, чем, например, англичане, для которых все это просто blue. Это я кратко и довольно грубо изложила, там этому целая глава посвящена, но факт остается фактом: «культурное» и «биологическое» взаимосвязаны и влияют друг на друга. И да, такая штука как культурные предпочтения региона может изменить картинку, которую показывает нам мозг, и которая становится субъективной реальностью.

20cf1dadef8d31941366c2e3fe07743d-irving-penn-portrait-photographs(Irving Penn, 1966)

Добавим к этому склонность получать удовольствие от привычного и умение не замечать того, что не ожидается. Да, вкус и восприятие можно развивать и калибровать. Ну вы знаете этот мем про «Да в этой вашей Италии жрать нечего, они почему-то борщ не варят и пельменей не дают, а остальное невкусное».

Резюмируя: наша система восприятия и распознавания запахов основана не только на физическом взаимодействии: вещество-рецептор-электрический сигнал – обонятельный центр. (Вспомним коан про звук падающего дерева – есть ли он, если некому его услышать? А человек без сознания – он чувствует запахи? Ведь система вещество-рецептор-сигнал работает!) Это сложный когнитивный процесс, на который оказывает влияние наш язык (я  не устаю повторять, насколько важно подбирать правильные слова), наш предыдущий опыт, наш бэкграунд и так далее. Нет единого процесса, который у всех людей работает одинаково. Но закономерности и биологически укорененные представления о гармонии – есть, и про них можно найти информацию, если искать, конечно.

Fougere Royale: копировать и красть

«Гениальные художники крадут, посредственные — копируют» — кстати, Пикассо сказал совсем не так, но фраза броская. Это я к чему: в любом ремесле копирование — прекрасное средство набить руку и не потерять квалификацию.  Не говоря уже о том, что основополагающие конструкции просто НУЖНО сделать руками, чтобы изнутри понять как сделано, это знание отпечатывается в мозгу и остается с тобой.  Чтобы украсть, нужно вначале скопировать.

Так вот, копирую Fougere Royale.  До этого и на мастерских и «среди себя» пользовалась фужерной формулой которая ближе к Жики, а этого монстра-основоположника с овердозой горького острого цианида передрать не дошли руки. Теперь дошли.

17077741_1852298721719561_1888105371789164544_n

Первые пару часов копия «только из натуральных ингредиентов» очень и очень недурна, интересные проблемы начинаются там, где у реального Рояля вступают белые гладкие тона мускуса (а они вступают под всем этим кумариновым великолепием).  Сделать натуральными ингредиентами тьму тьмущую, горькие травы и цианид нет никаких проблем, сымитировать гелиотропин при должном старании тоже можно, а вот мускусы… Амбретта тут не работает, точнее работает, но не на 100% так как нужно. Сделала читерский вариант — с катсури аттаром, это готовый кодистиллят растительных материалов с сандалом, который очумительно хорошо воспроизводит животный мускус. И сейчас мне, наконец, пришел мой белый сандал — его как раз не хватало, чтоб полирнуть мускус до той, Роялевской сглаженности. Так что копия вышла хорошая, узнаваемая вполне, хотя, разумеется, не идентичная — это же all-natural аналог.  Будет что  показать как пример фужерной структуры «как доктор прописал» на мастерских, не жалея)

Но тут всплывает еще тема, на которую у меня все руки не доходят написать: о ценности так называемого «слепого тестирования». С точки зрения проверки себя и своих предпочтений штука ценная, а с точки зрения истории и, хм, искусствоведения — абсолютно идиотическая. Ну вот дай вслепую сейчас этот «Fougere Royale» — и что? Конечно, настоящая красота всегда ощущается с первого вдоха, с другой — ценность его в том, что он такой — первый. Первый, но не один и не единственный. И это от него нужно плясать, если думать об истории духов как об истории развития структур, трендов и материалов.

Вообще тема фужеров, как оказалось, мало кому понятна. Я даже затевала фестиваль в надежде что коллеги покопаются в этом, но как-то, видимо, не вышло. Значит, напишу сама, вдруг будет с кем обсудить, так что вскорости ждите небольшую фужерную серию)

Ну и под занавес выражаю большую благодарность судьбе и Екатерине Хмелевской за прекрасный образец сильно винтажного Fougere Royale — благодаря им мне есть что копировать. И красть.

Распознавание аромата

Пару слов про распознавание аромата и про натуральную парфюмерию.

Субъективная оценка сложного запаха – штука непростая. Упрощенные схемы взаимодействия типа «у одной молекулы только один рецептор, ключ-замок-G белки-изменение потенциала-нервный сигнал-мозг – О ВОТ И КЛУБНИЧКА» — и близко не стоят к действительности. Особенно меня умиляет это в применении к натуральным компонентам – мол «засоряют рецепторы» — держите мозг в строгости, ничего не засорится. То, как электричество вдруг превращается в «клубничку» или в «лабданум» — зависит совершенно не только от того, каким составом молекул эта «клубничка» сделана.

Ведь осознание запаха и попытка его разгадать – сложный когнитивный процесс, в котором задействовано несколько разных зон мозга. Повторюсь: сложный процесс познания.

А бывает так, что послания не хочется разгадывать. Вот у меня, с моим специфическим фокусом восприятия, вызывают ужас хвалимые почти всеми новинки Уэрми. Молоко, тонка и бензоин? Ириски и кашемир? Сплошной ад на мой нос – я честно немного попыталась понюхать, но при встрече с творчеством Сесиль мои когнитивные способности отказывают, схлопываются в черную дыру, а обонятельные рецепторы начинают кровоточить. Фиксируют ли они сигнал? Да, безусловно, причем он для меня на пределе физического болевого порога по громкости. Сигналы разные? Наверняка, ведь другие люди различают эти духи. Но на мой нос они почти одинаковые: невыносимые. Желание разгадать загадку блокируется инстинктом самосохранения: «задержи дыхание и беги, а то мускус просверлит голову насквозь». Впрочем, у меня наступает коллапс когнитивных процессов при знакомстве почти со всеми творениями Сесиль Зарокян. Наверное у нас разная, как это говорят, «парфюмерная днк» и все описываемое другими богатство для меня остается тайной за семью печатями: «Запомните, что слова кон и огон пишутся с мягким знаком, а слова булька, бутылька и вилька пишутся без мягкого знака. Запомните, потому что понять это — невозможно».

Меня иногда спрашивают – а как сместить фокус внимания? Ну смотрите: есть, например, азиатская традиция живописи. Вот например, подборка работ одного из моих любимых художников -Lin Shun-Shiung. Посмотрите, как некоторые фигуры едва намечены, некоторые пошли вообще от свободно расплывшегося пятна, но при этом узнаваемы, если не ожидать фотографичности исполнения.

Мы некоторое время всматриваемся в «пятно», а потом происходит «наведение на резкость», момент истины, и мы различаем – да, это пятно – котенок. Живой котенок, и после распознавания бывшее пятно обретает особую прелесть – оно не навязывает нам конкретные очертания, напротив, таит в себе загадку – которую мы разгадали. В этом  и есть притягательность непрямых, скрытых, зашифрованых посланий.

Вот примерно так и происходит смена фокуса – через расслабленное, любознательное разглядывание. Но если нет настроения всматриваться и изучать – то зачем? Берегите себя, не наступайте сами себе на ноги! Например, Уерми я разгадывать все-таки не буду, я не настолько любопытна. А к более приятным, но непонятным ароматам всегда делаю много подходов.  Про то, как быть с натуральными духами я написала статью: Как правильно знакомиться с натуральной парфюмерией: минимизация рисков.

© 2014 Karen Mathison Schmidt

Парфюмерия — такая разная! Винтажи, классика, чистая синтетика и чистая «натура» — для любителей одного жанра другие могут слипаться в невнятицу, но это наши границы восприятия, а не свойства жанра! Почему бы не сказать что это другая чашка чаю? Зачем говорить «все зеленые чаи на один вкус», если вы любите черные?

Вообще ближе всего к ароматам, конечно,  аналогия Snejana Hill  из дискуссии в фейсбуке, про азитские лица для европейцев и наоборот — «на первый взгляд они все кажутся одинаковыми» (и где я это уже слышала??). Все знают что такой эффект есть, и таки да, это так потому что все азиаты (и мы) «из одной бочки». Просто бочка эта немаленькая. И в своей бочке мы различаем тонкости хорошо, в чужой — плохо. И странно бы было читать всерьез про «Все японцы одинаковые». Больше хороших духов на разные вкусы!))

из области мифов большой парфюмерии

Хочу поделиться подборкой статей Любы Берлянской — она замечательно расставляет точки над «И» и развенчивает парфюмерные мифы.
О том, кто такие нишевая, селективная-люксовая и масс-маркетовская парфюмерия — кто как называется и зачем нужно это разделение. И еще раз о том же.

(картинка со страницы статьи)

Кто и как делает духи о работе и образовании парфюмеров, о концернах и о том, почему у парфюмеров нет парфюмерного органа))

О парфюмерных флаконах в индустрии
И, наконец, мужская и женская парфюмерия — почему не бывает)

Еще немного о натуральной парфюмерии и ее особенностях.

Про крафтовую и авторскую парфюмерию я уже написала – что это такое и какие у нее отличительные черты. Теперь хочу сказать пару слов о натуральных материалах – о том, почему лично я выбираю именно их и «натуральную парфюмерию».

Выбор материала обычно диктуется целью. Подменять цель средствами и заявлять «я пользуюсь только натуральными ингредиентами, потому что они натуральны» — странный логический выверт. Мне представляется, что первична цель, а средства подбираются, исходя из нее. Например, воспроизведение аромата ландыша требует синтетических молекул. А натуральные материалы позволяют решать задачи, недоступные синтетике. Например, создать ароматы изменчивые, живые, дышащие, близкие по гармоническому строю к ароматам природы. Ароматы, которые говорят на языке души.

Для меня ароматы искусственной «свежести» — как скрип железа по стеклу. Мне не нравится «огранка», которую дают аромату альдегидные молекулы, а длиннющий шлейф искусственных мускусов  и их «стойкость» меня утомляют. Уже несколько раз сменилась ситуация, но духи сидят, как гвоздем прибитые, а иногда ночь и ванну переживают… Вот мое представление о парфюмерном кошмаре.

Любители исксственных ароматов часто говорят о «грязных тонах» натуральных материалов. Я воспринимаю эти особенности звучания не как грязь, а как «сложный цвет» в противовес «простому, открытому цвету», который художники иногда называют «цвет из банки». На сложных цветах отдыхает мой глаз, на сложных ароматах – мой нос. Натуральные экстракты позволяют создавать картины, которые не отделены от окружающей жизни «отфильтрованностью красок» и чрезмерной рафинированностью.

esse

Глубокие, сложные тона и краски импонируют мне. Современная тенденция упрощения, приводящего к примитивизации, сведение к минимуму, к одной тональной краске, к одной молекуле, мне не близка. Я люблю ароматы сложные история которых разворачивается постепенно. Парфюмерия -  временное искусство, как музыка и поэзия. Не прочтя строфу целиком, мы не уловим рисунка рифм и ритма. Это красота, которая требует времени и  внимания для осознания.

Идея «сделать проще» не всегда приводит к хорошему результату. Давайте Евгения Онегина перескажем в прозе в двух строчках, а духи сделаем из одной молекулы: вот оно, упрощение, доведенное до абсурда. Поэтика стекла и бетона, резины и бензина, ацетата и латекса уже совсем не новая и надоедающе очевидная.

Было время, когда «роскошные костюмы» кроились из неприятной на ощупь синтетической материи. А кримплен, ужас кинестетика, считался очень модной тканью. А ночные рубашки из нейлона? Мое личное чувство прекрасного в окружении этой эстетики увядает.

Мне не нравится  ни упрощение, движение к пределу стойкости и «простоты» аромата, ни нарочито урбанистическая эстетика синтетических молекул.  Я хочу способствовать развитию альтернативы — парфюмерии, которая живет по другим законам. Натуральные ароматические вещества позволяют решить все эти задачи.

И такая альтернатива – натуральные материалы: в еде, в одежде, в парфюмерии. Как писал Овчинников об искусстве японских керамистов, «…искусство, утверждающее близость к природе своим подходом к материалу, подчеркивающее рукотворность своих произведений, искусство, которое поэтизирует, а не отрицает огрехи материала, огрехи труда, становится очень созвучным нашей современности». И это было сказано в 1971 году, в расцвет эпохи кримплена.

Прошло почти пятьдесят лет, кримплен и пышные альдегиды и мускусы расцвели и уже успели увянуть, переродившись в новые альдегиды, мускусы и эластан – еще дольше, прочнее, универсальнее, проще в уходе и восприятии. Тенденция упрощения и искусственности дошла уже до абсурда и, разумеется, появилась альтернатива.

Крафтовые пиво и шоколад, маленькие ручные производства, органические продукты, одежда из мнущихся и капризных натуральных тканей, slow-life. И крафтовая парфюмерия. Натуральные экстракты позволяют сделать шаг в искусство, не используя синтетические материалы. Но это, конечно, уже искусство с другими эстетическими канонами.

Да, натуральная парфюмерия не только по форме своей и материалам, но и по идее является именно альтернативным, немассовым продуктом. Ждать 50-часовой стойкости от натуральных ароматов – это то же самое, что ждать от шелка, чтобы он не мялся, быстро сох, долго носился и стоил столько же, сколько эластан.

Выбирая натуральную парфюмерию, мы можем наслаждаться капризными, сложными в уходе и понимании, но живыми ароматами. Эти духи могут быть совсем не похожи на привычные не-натуральные, но в этом и состоит их прелесть.