Новенькие ингредиенты и удачный шопинг

В лаборатории парфюмера счастливо закупилась помидорной ботвой на большую большую бутылку новинки, о которой еще не писала. И помимо нее Андрей выдал мне с собой кучку дико интересных пробирок) Часть из них – странно обработанные натуральные ароматические экстракты, например, амбреин – продукт молекулярной дистилляции смолы ладанника,  или вот Кедрон С — эпоксидированное кедровое масло. Попробовала с ними работать — ведут себя очень похоже на натуральные экстракты, ну да подобные вещи уже встречались — на Whitelotus же были «Incense note labdanum»  отдельно от «amber note» — разные по профилю абсолюты. У Амбреина чрезвычайно сильная и очень симпатично-ностальгическая нота канифоли есть,  ну то есть как канифоль но лучше! Красавец. Кедрон — полные карманы кедровых орехов (а вы настаиваете водку на кедровых орехах? Я — да, и теперь ужасно хочется смешать его с эфирным маслом коньяка).

%Anna Zworykina  %art in a bottleНо есть же еще терпены! И Груша — натуральный меланж! Груша меня, конечно, просто гипнотизирует — я не могу выкинуть ее из головы:  с одной стороны, с таким не работаю, с другой — вот поэтому и гипнотизирует, манит, как все, что  я сама для себя считаю невозможным. Вот сделаю грушевый дюшес и успокоюсь)) Наверное! В общем, игрушек полные руки теперь! А ведь у меня еще предыдущие новые материалы не все охвачены…

Лабданум, Кипр и шипр

Как-то весной  мое увлечение шипрами удачно совпало с поездкой на Кипр. Принято считать, что Chypre Coty, задавший тон возникшему следом семейству «шипров» возник, вдохновленный атмосферой острова Кипр и его растительностью. Стоит заметить, что это не первый в истории аромат с таким именем, но он, безусловно, главный эталон, из которого кристаллизовался  признанный шипровый «минимум миниморум»: бергамот, дубовый мох, лабданум. В принципе, обычно дело не обходилось без охапки цветов, других цитрусов, пачули, но именно эта троица создает звонкий, вибрирующий скелет, дух, без которого шипр не был шипром.

В общем, мне захотелось посмотреть, что же это за атмосфера такая — потому что шипры я обожаю. Остров  Кипр очень сухой,  и зеленью не блещет, хотя ароматы цветов действительно сумасшедшие. За лесом мы отправились в храм Аполлона лесного.

Миновав хвойные заросли, я оказалась в зарослях ладанника. Невероятные впечатления.  Я поняла что недаром давным давно каким-то пастухам захотелось вычесать ароматную смолу из шерсти козлов (вот тут я писала про эту историю)

%Anna Zworykina  %art in a bottleЗаросли пахнут опьяняюще! Сладкий, смолистый аромат, с деликатными животными оттенками, потрясающе. Еще листья ладанника и цветы собирают и делают ароматный чай.

В общем, познакомившись с живым ладанником, мне  стало понятно, насколько сложно переоценить ладбановый вклад в шипр. То самое ощущение солнца, пойманного в янтарь, и густота лесной чащи — оно отсюда. Ну и мох, конечно, но мох без лабданума дает другое. Кстати, у живой смолы гораздо больше животных нот, чем у абсолюта лабданума. В общем очень  по душе пришелся мне именно живой ладанник Cístus ladaniferus. Его еще называют каменной или скальной розой, Rock rose. Маленькие не очень яркие цветочки, а аромат — огромный, сладкий и даже пушистый.

%Anna Zworykina  %art in a bottleНу и на закуску напомню, что именно лабданум — основной компонент «амбровых нот»  в парфюмерии.

фестивальное

Тема для первого фестиваля INDIE-парфюмерии оглашена: это парочка Роза/Вода. Это может быть мокрая роза, замороженная роза, вареная роза, утонувшая, упавшая в снег или морской песок. Роза — главный герой, вода — фон, на котором мы ее видим. Розу можно выбрать любую, агрегатное состояние воды и прочие ее характеристики — любые, но в аромате должны присутствовать обе темы.
Парфюмеров набралось 20 человек, так что на этот раз прием заявок закрыт. Все приступили к работе — или построению планов)
Я тоже. Вообще тема акватики — очень интересная для натуральных парфюмеров. И сложная — что, однако, не означает невозможность выполнения задания, тем более так широко сформулированного. Однажды я прочла на одном форуме дискуссию про мои духи, примерно такую «Она же пользуется только натуральными компонентами — да нет, я читал, что из натуральных толком духов не сделать, получается бедный запах, так что наверняка она пользуется и синтетикой». Ну в самом деле — не одними компонентами определяется качество композиции. И нет, я не использую синтетику))
Сделать воду натуральными ингредиентами — прекрасный вызов! Я вспомнила, что пять лет назад мы даже обсуждали это в сообществе)) Кому интересно — загляните!

Дополнительная сложность для меня, на самом деле, одна: я только что буквально уже сделала аромат с солирующей розой для одного проекта, (пока это секрет, но в свое время я непременно напишу об этом!) и в названии духов есть слово «Вода». И, конечно, эту воду для фестиваля  будет представлять прежде всего неспортивно. Поэтому я мечусь между тремя другими вариантами трактовки пейринга роза/вода. И все три — про зиму)) Думаю, добавлять шпалы и вокзал или нет.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И дополнительное удовольствие — обсуждение вариантов решения. Бесценно же — получить в полночь сообщение от коллеги  — «Как думаешь, Снежная королева могла пахнуть розами»??? Люблю свою работу)))) Кстати, из двадцати участников фестиваля четверть участвовали в моих мастерских, которые будут и этой осенью)))

встреча с туберозой

В первый раз в жизни с живой туберозой я встретилась во Вьетнаме на высокогорном плато Тэйнгуен. Мы сделали короткую остановку на сельском рынке. Сквозь головокружение после тряской дороги, я разглядела на прилавке  цветочницы странно знакомые цветы.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Приглядевшись еще раз, я понюхала… и поняла, что не ошиблась. Это была она, настоящая тубероза, в огромном букете. Нежная, едва распустившаяся, пахнущая молочными реками и кисельными берегами!

Вот она, завернутая в целлофан, как наши гвоздики. Рядом с традиционными желтыми хризантемами. В ведре!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Позже я видела туберозу в цветочных магазинах и у подруг, выращивающих орхидеи. Но первое знакомство запомнилось мне навсегда)

А мой любимый экстракт туберозы продается на Nature’s gift

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И он стоит каждого цента — самый лучший в мире. Сливочный, цветочный, практически лишенный зеленой терпкости других туберозных абсолютов. Для своих цветочно-туберозных ароматов я использую именно его.

Цветы апельсина — аромат весны

В своем интервью Айяла Мориэль, канадский натуральный парфюмер родом из Израиля, писала, что для нее аромат счастья и весны — Флердоранж. Я запомнила, что «и так бывает», но удивилась.
Вообще, конечно, читала о том, что в средиземноморских странах с весной ассоциируется аромат цветов апельсина. У меня, выросшей в России, совершенно другой ассоциативно-ольфакторный ряд связан с весной: холодный запах талого снега, острый — первых почек и проснувшихся деревьев, и, пожалуй, гиацинты, которые дарили мне на день рождения в детстве. Нероли — так называют эфирное масло из цветов апельсина, казались мне для весны слишком солнечными, а флердоранж — абсолют из них же, — слишком плотным и медовым, это скорее осень, думала я.
Пока не поехала на Кипр прошлой весной, в конце марта. И тут-то поняла, почему цветущий апельсин- идеальная весна.
Все-таки наша суровая северная весна, которая наступает — с одной стороны, в начале февраля, когда в первый раз хочется снять шапку и подставить лицо солнцу (на минуту, пока уши не отмерзнут), с другой — в середине апреля, когда снег, наконец, начинает сходить по-настоящему, это такая… ну, в общем, та еще весна. И все время детства, пока я в марте любовалась принятыми к случаю открытками с пасхальными цветочками, крокусами, подснежниками и прочим, чувство глубокого когнитивного диссонанса не оставляло меня. Немного исправила ситуацию первая поездка на Утриш в конце марта, когда я своими глазами увидела, как в это время цветет миндаль. «Не врут, значит, насчет цветочков» — подумала я.
Но Кипр… Весну на Кипре я готова считать настоящей весной, без всяких скидок. Холодные ночи и теплое солнце, проснувшаяся не из-под снега трава… и цитрусовые деревья с проблесками белого между зелеными листьями.
Давно заметила, что знакомство с ароматом в его природном виде, точнее, знакомство с сырьем, еще до экстракции, меняет представление, сложившееся на знакомстве с ароматическими экстрактами, даже самыми качественными.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Аромат цветущих апельсинов и лимонов — всеобъемлющий. Он движется по улицам плотными потоками, и попадаешь в него — как в теплые волны. Порой деревья растут во внутренних садах, и идешь меж домов, окруженных каменными заборами, и купаешься в море аромата, который непонятно откуда берется — фантастическое ощущение. Он настигает внезапно: идешь себе — и вдруг уже в нем, как в густом тумане, в котором и руку не разглядишь, и ветер его не развеивает. На дальних подступах я его, признаться, в первый раз даже не узнала, думала прошла дама, только что умастившаяся каким-то волшебным кремом. Серьезно, очень, как это любят говорить, _дорогой_ косметический аромат издалека. Но войдя в этот флердоранжевый туман ясно, что не только и не столько крем — тут все вместе: и белизна с горчинкой, и кислая зелень цитрусов, и солнечная желтая нота, и кремово-сливочная мягкость, родственная той, что у туберозы, и пудра, крем, отдушенное мыло — и все взбито в густую, как для меренг, бедую пену.

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Вообще из цветов горького апельсина получают два парфюмерных экстракта:  эфирное масло нероли (дистилляция), конкрет и абсолют флердоранжа (экстракция неполярными растворителями). О разных характерах абсолюта флердоранжа из разных стран я писала здесь. 
Многие говорят, что у нероли мыльный запах — и верно, есть у некоторых, особенно марокканских разновидностей нероли эдакие скользящие, острые грани, которые можно даже счесть малоприятными. Но после знакомства с живыми цветами все странные нюансы экстрактов встают на место и обретают свое очарование- и легкая мыльность нероли, и восковая горечь абсолюта — флердоранжа.
И такой этот аромат такой по-весеннему… любовный и немного через-чур красивый, что теперь иначе, чем весенними, я и экстракты из него считать не могу. Поэтому у меня теперь две ольфакторных весны: русская и средиземноморская. И знаете что — две лучше, чем одна!