не-духи и близость к природе

«ароматы чтобы дышать, а не пахнуть», «ароматы для себя а не для других», «ароматы, которые утоляют жажду», «ароматы которые смещают фокус внимания» — в последние месяцы я все собираю фидбэк и думаю как лучше обозначать свои не-духи, чтобы они доходили до тех кому нужны и не отвлекали тех, кто ищет духи чтобы хорошо пахнуть.
Подумала сейчас, что некоторые натуральные парфюмеры тоже делают «не-духи». А некоторые все-таки духи. У прекрасных Providence Perfume — духи.

У пионерских  Aftelier perfumes  большинство — духи. У Айады Мориэль есть и духи и не-духи, мои любимые — Новый Орлеан, Пена дней и Схизма  —  не духи, а вот Musk Malabi  — снова духи. Да что там, и у меня тоже есть духи чтобы хорошо пахнуть: White silk, и № 3 (снимаю с постоянной коллекции, хехе) и New suede.

Бесят, как нынче можно говорить, товарищи, имитирующие не-духи. Вот кажется тут бунт и шпалы и все, но проходит полчаса — нет, та же ебучая мускусная база, читай «ну все-таки должно же быть стойко и прилично». Нет, погром так погром, вот эти игры в бунт раздражают едва ли больше чем просто то что не близко: потому что лишают надежды.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И вот на днях столкнулась с прямо очень очевидными не-духами: купила пробники Kamila Aubre. А там прямо вообще. концепт. Я даже с первого раза пока не могу толком разгадать, какой именно, потому что экстремальное травяное начало всех трех пробников немного экстремально даже для меня. Компромиссов тут нет, уж близость к природе так близость. Что однозначно хорошо — качество материалов, с которыми Камила работает. Бесконечное наслаждение — наблюдать такое, по сравнению с работами авторов, которые, видимо, считают, что «да кто заметит разницу, возьму ветивер из аптеки». Ну нет.  А тут — даже если не понятно что автор хотел сказать, можно просто дышать и радоваться.

Ода скуке

«Скучно» — краеугольный камень и предмет бесконечных споров при оценке духов.

Для всякого это «скучно» свое, у кого-то просто шило и скучно все что не новое, у кого-то голод эмоциональный и им подавай сырой фарш да «чтоб цепляло», кто-то любит разглядывать завитушки на каменных цветах, кто-то любит черный юмор.

Барокко или классицизм или тяжелый рок.

У всякого свой слуховой порог, и доверие к голосам, которые развеивают скуку и останавливают время, приглушая шепот праха.

@latropinkina как-то написала, как мне кажется, очень важное, что духи “как музыка или книги или кино. Чтобы не так страшно было жить. Немного отвлекает от смерти.»

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мне кажется это ключ и один из главных подарков, который может дать нам развитие ольфакторной сферы и способности читать ольфакторные сигналы: лекарство от скуки, от подавленного страха перед лицом бесконечности времени.

Лекарство от скуки — страсть, и потому все так яростно несут свои представления о прекрасном: «Только рафинированная красота» или «Только духи где все радуются» или «только крепко сбитые композиции без грязи» или наоборот «только трэш угар и чернозем».

Поэтому, мне кажется, духи никому ничего не должны, но хорошо, когда они рождают страсть и огонь в человеке. А страсть — штука часто нерациональная. Вкус можно воспитать,  но страсть и пылание — они не подлежат воспитанию, это вообще другая область.

Именно на этом топливе рождаются истории, которые проплывают в сознании тех, кто вдыхает аромат.

И иногда, когда случается этот момент страсти, человек становится соавтором и в мире становится меньше страха.

И если духи способствуют тому, чтобы в мире стало меньше страха  — пусть будут. Какими бы скучными они не казались мне — наверняка есть кто-то, для кого они станут волшебным фиалом в сером тумане. Если они могут пробудить жизнь в бесконечности скуки — чего еще желать.

А остальное — насколько грамотно сделан маркетинг, как актуальна сейчас именно эта тема, как про это напишут журналы — все это, кмк, ужасная скука. %Anna Zworykina  %art in a bottle

Сыр реально из носков)

Я говорила, что сфера ольфакторного начинает захватывать территории! И процесс-то идет полным ходом.
Была «парфюмерия чтобы хорошо пахнуть», потом «парфюмерия чтобы пахнуть не как все», была ароматерапия, появляется и ольфакторное искусство, ну и вот, конечно, есть контемпорари (вспомним хоть Питера де Купера)
А вот еще более широкое, и близкое мне понимание ольфакторных областей деятельности от Сиссель Толаас  — за ссылку огромное спасибо Евгению Кобзеву!!
«Часть моих работ демонстрируется в качестве произведений искусства, другие — как научные проекты, что‑то ещё я делаю для коммерческого использования. Я не имею никакого отношения к людям, которые создают запахи, называя это парфюмерией или искусством. Возможно, будучи первопроходцем в этой сфере, я отчасти в ответе за то, что так много людей вовлечены сейчас в деятельность по созданию новых запахов. Уже есть доступные ингредиенты и технологии, каждый может завести себе студию и смешивать там масла для получения нового опыта. Ничего не имею против, пожалуйста. Однако я надеюсь, что моя деятельность не имеет к этому никакого отношения.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

…..
Изучение запахов связано с лингвистикой, нейрофизиологией, биологией и психологией. Меня больше интересуют эти пласты, и поэтому я могу утверждать, что я не парфюмер.»
Сиссель химик, некоторые ее работы позиционируются как контемпорари арт, некоторые — как исследования в области органический химии. Она она делала сыр с запахом кроссовок Дэвида Бекхэма, потом Илона Маска и слезами Олафура Элиассона (это был проект о том, что вообще значит — иметь тело, по-моему это довольно сильный ход), создавала ольфакторные образы стран, и она — коллекционер запахов.
«В большинстве случаев мы рождаемся с одинаковыми органами чувств и предпосылками для развития. На начальном этапе развития мы все поставлены в равные условия. Вся информация, которую мы получаем о мире, добывается органами чувств, и в детстве мы активно используем их все. Наша исследовательская деятельность тогда наполнена радостью и игрой. Этот период жизни остаётся с нами до самой смерти. Именно к этому состоянию я и пытаюсь вернуть человека в своём проекте — к постижению мира посредством эмоций, к игре с ними, в которой мы отчаянно нуждаемся. К игре, которая и есть счастье.
Сейчас всё завязано на материальные блага — это пугает, а между тем наши органы чувств работают бесплатно, это та роскошь, которая есть у всех. Наоборот, другие пытаются воспроизвести то, что у нас и так есть. Все нынешние технологии распознавания запахов пока не могут превзойти то, что каждый человек в состоянии почувствовать и уловить сам. Поэтому нам надо скорее браться за ум.

Одна из самых больших проблем нашего времени — это отчуждение от собственного тела и ощущение неудовлетворённости, спровоцированное этим отчуждением. Всё человечество рождается с одними и теми же органами чувств. Однако есть культуры, которые умеют описывать запахи и их восприятие. Западная же культура этого не умеет. Мы целиком сосредоточены на том, как всё вокруг выглядит, а остальные органы чувств у нас в загоне. Даже когда вы целуетесь, вы занимаетесь познанием мира, и не передать, сколько всего способно дать человечеству внимание к запахам. На мой взгляд, огромный потенциал кроется именно в частном, дружеском обсуждении, например, запахов города вместо его внешнего вида и, кстати говоря, вместо того чтобы описывать свои впечатления от искусственно созданной парфюмерии. Когда вы входите в комнату, спросите себя, что здесь самое важное: свет, звук или запах? Попытайтесь описать запахи собственным, пусть несовершенным языком, и вы поразитесь тому, что станет итогом таких опытов. Не так уж это и сложно. По крайней мере, у меня получилось.»

Мне кажется это очень, очень хороший текст, по ссылке на сайт журнала Искусство  он весь целиком.

Death/Scent

Недавно я нашла блог, на который не могу наглядеться — Death/Scent
Тема его, как понятно из названия — запахи и смерть.
Исторически сознательное употребление запахов — благовоний, масел и прочего, было тесно связано с религией и обрядовой стороной жизни, и уж конечно такое сакральное событие как смерть было плотно окружено всякими запаховыми кодами.
Исследовать это, как мне кажется, очень интересно, как интересны и сегодняшние ассоциативные связи — скорее больница и стерильность, чем разложение. Хотя и оно, конечно, тоже.
И вот как раз про него, точнее, про один из загадочных и мощных компонентов одна статья, которой я хочу с вами поделиться — про индол: The Chemistry of Death and Desire.
Индол — это про тело, и про нафталин, про жизнь и секс и про распад, в оригинальном тексте все прекрасно расписано (ну разве что я бы не стала туда серотонин притягивать, но ладно). Рекомендую)
А сама, конечно, не могла не вспомнить Щегла — к теме спелости, жизни и смерти. Идеален, но вот вот испортится. Временное совершенство, только такое и возможно в живом. Опасная тема, понимаю, почему многих индол в духах пугает в нашу-то стерильную эпоху.

«– Этот мне тоже нравится, – прошептала мама, подойдя ко мне – я стоял возле маленького и особенно привязчивого натюрморта: на темном фоне белая бабочка порхает над каким-то красным фруктом. Фон – насыщенный шоколадно-черный – излучал затейливое тепло, отдававшее набитыми кладовыми и историей, ходом времени.

– Уж они умели дожать эту грань, голландские художники – как спелость переходит в гниль. Фрукт идеален, но это ненадолго, он вот-вот испортится. Особенно здесь, видишь, – сказала она, протянув руку у меня из-за плеча, чтобы прочертить форму в воздухе, – вот этот переход – бабочка. – Подкрылье было таким пыльцеватым, хрупким, что, казалось, коснись она его и цвет смажется. – Как красиво он это сыграл. Покой с дрожью движения.

– Долго он это рисовал?

Мама, которая стояла чуточку слишком близко к картине, отступила назад, чтобы окинуть ее взглядом, совершенно не замечая жующего жвачку охранника, внимание которого она привлекла и который пристально пялился ей в спину.

– Ну, голландцы микроскоп изобрели, – сказала она. – Они были ювелирами, шлифовщиками линз. Они хотели, чтобы все было подробнее некуда, потому что даже самые крошечные вещи что-нибудь да значат. Когда видишь мух или насекомых в натюрмортах, увядший лепесток, черную точку на яблоке – это означает, что художник передает тебе тайное послание. Он говорит тебе, что живое длится недолго, что все – временно. Смерть при жизни. Поэтому-то их называют natures mortes. За всей красотой и цветением, может, этого и не углядишь поначалу, маленького пятнышка гнили. Но стоит приглядеться – и вот оно.»

%Anna Zworykina  %art in a bottleCoorte Adriaen Three Medlars With A Butterfly

От борща голова не болит!

Почти самый частый вопрос после вопроса о штабелеукладчике —  «Что мне попробовать, я не могу подобрать себе духи, все что в магазинах не нравится, болит голова!»
На первый взгляд это очень похоже на «ух ты,  болит голова от магазинов, надо советовать натуральную парфюмерию,  раз она не похожа на мейнстрим, это наш клиент!»
Но далеко, далеко не всегда это «наш клиент».
«От всего устал(а) и болит голова» — это примерно такая же комплексная проблема, как «все невкусно».
И напрашивающийся вывод -руководство к действию «Духи не люблю, так что ищу максимально прозрачный и нейтральный запах» — тоже, чаще всего, не срабатывает, это как посоветовать питаться овсянкой, когда «все невкусно».
Ну а как тогда?
Это интересная тема на подумать и поговорить.

%Anna Zworykina  %art in a bottleИтак, как вообще выходить из этого тупика?

Прежде чем писать дальше, отмечу первое, главное и очевидное, о чем, почему-то, никто не пишет: Можно не копать.

Можно вообще не подбирать и прям ходить без духов. Это не запрещено законом. Это прилично. Это не нарушает дресс-код. Мы живем не во времена тотальной экономии горячей воды, и задачи замаскировать неприятный запах тела нет, у духов — эстетическая  а не функциональная роль. Конечно, духи могут выполнять и много других ролей — это история про статус, или про принадлежность к кругу тех кто понимает, и так далее, но главная, на мой взгляд, в выборе запаха — бытовой гедонизм.
Проще говоря, чтобы вам было хорошо, чтобы аромат доставлял удовольствие и радовал.
А если ничто не радует да и не хочется ничем пахнуть — можно не искать и не носить, и не пахнуть.
Правда, можно.

Возможно, по прошествии какого-то времени жизнь без парфюмерного сопровождения будет казаться скучной, и чего-то захочется. Вот тогда можно будет начать поиск. Если же не захочется — ну, это же как здорово: экономия денег, времени и внимания.

В общем, если все бесит — просто уберите раздражитель, не ищите, не носите, не думайте.  Так можно. Дайте себе отдых, хватит стоять на трубке, которая подает кислород.

Забудьте идиотические максимы про «женщина должна, ты же девочка, мужчина должен» и прочие бла бла бла. Никому вы ничего не должны с духами, а если и должны — наоборот, не надо десять пшиков перед самолетом и лифтом.

Как в анекдоте про волка и зайчика: «А можно не приходить? — Можно. Вычеркиваю»

фестивальное

Тема для первого фестиваля INDIE-парфюмерии оглашена: это парочка Роза/Вода. Это может быть мокрая роза, замороженная роза, вареная роза, утонувшая, упавшая в снег или морской песок. Роза — главный герой, вода — фон, на котором мы ее видим. Розу можно выбрать любую, агрегатное состояние воды и прочие ее характеристики — любые, но в аромате должны присутствовать обе темы.
Парфюмеров набралось 20 человек, так что на этот раз прием заявок закрыт. Все приступили к работе — или построению планов)
Я тоже. Вообще тема акватики — очень интересная для натуральных парфюмеров. И сложная — что, однако, не означает невозможность выполнения задания, тем более так широко сформулированного. Однажды я прочла на одном форуме дискуссию про мои духи, примерно такую «Она же пользуется только натуральными компонентами — да нет, я читал, что из натуральных толком духов не сделать, получается бедный запах, так что наверняка она пользуется и синтетикой». Ну в самом деле — не одними компонентами определяется качество композиции. И нет, я не использую синтетику))
Сделать воду натуральными ингредиентами — прекрасный вызов! Я вспомнила, что пять лет назад мы даже обсуждали это в сообществе)) Кому интересно — загляните!

Дополнительная сложность для меня, на самом деле, одна: я только что буквально уже сделала аромат с солирующей розой для одного проекта, (пока это секрет, но в свое время я непременно напишу об этом!) и в названии духов есть слово «Вода». И, конечно, эту воду для фестиваля  будет представлять прежде всего неспортивно. Поэтому я мечусь между тремя другими вариантами трактовки пейринга роза/вода. И все три — про зиму)) Думаю, добавлять шпалы и вокзал или нет.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И дополнительное удовольствие — обсуждение вариантов решения. Бесценно же — получить в полночь сообщение от коллеги  — «Как думаешь, Снежная королева могла пахнуть розами»??? Люблю свою работу)))) Кстати, из двадцати участников фестиваля четверть участвовали в моих мастерских, которые будут и этой осенью)))

Семя и сеятель, Furyo, Счастливого рождества, мистер Лоуренс!

Замечательную заметку Сергея Борисова о духах Furyo Jacques Bogart я прочла еще осенью. Поскольку я давний фанат фильма «Счастливого рождества, мистер Лоуренс!», Боуи и Сакамото, я сразу заказала на ebay миниатюру этого аромата. Весной воссоединилась с ним, но по дороге случилось еще одно знаменательное событие.

Роман Лоренса ван дер Поста «Семя и сеятель», по которому был снят фильм, переведен и издан! Переводчица пишет, что он «выполнен фанатом и дилетантом» — но мне кажется, он совершенно прекрасен. Книга невероятная, и у меня она теперь есть!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И вот наконец я собралась написать немного и о книге и о духах. Furyo от Jacques Bogart 88 года выпуска — страсть во флаконе! В составе указаны: Лаванда, Кориандр, Бергамот, Амбретта, Гвоздика, Жасмин, Герань, Корица и Тимьян, Ветивер, Мускус, пачули, дубовый мох, Амбра, ваниль и Циветта. Выглядит как пряный фужер, а на деле — мощная анималика, которую я редко где еще встречала. Через горячий уже на стадии бергамота старт, пряности и травы мощно звучит животная база, цибетин, мед и мускус. Сергей пишет о животных с двумя спинами — и да, это то, что сразу приходит в голову, первая ассоциация от первого полувдоха. И очень верится, что аромат сделан именно по фильму — режиссер Нагиса Осима снял историю ван дер Поста так сильно, страстно, и со столькими недоговоренными местами, что в голове возникает туча вопросов, предположений и идей. Это фильм-загадка. А в духах… пылающий жасмин и корица, горькие травы и веривер просто тонут в этом цибетиновом море, и дубовый мох с ванильно-кожаными нотами составляют прочную основу. Цибетин тут спаивает все компоненты воедино, не оставляет им ни единого сантиметра пространства для свободы, аромат бескомпромиссный и буйный.
Тем интереснее мне было прочитать роман. Оказалось, что акценты в нем расставлены совершенно по-другому, однако это как раз тот редчайший случай, когда я могу сказать, что «фильм снят не совсем по книге, но точно ничем ей не уступает». Основной фокус романа скрыт в фильме, как семя в почве. Но стоит открыть книгу, и начало сразу расставляет все точки над й — «У меня был брат, и я предал его. Это предательство само по себе было таким незначительным, что большинство людей сочло бы преувеличением назвать мой поступок предательством, а я уж точно показался бы им болезненно чувствительным, раз называю его именно так. Но, как известно, природу семени мы узнаем по древу, из него возросшему, древо – по плодам его, а плод – по вкусу, оставшемуся на языке, так и я знаю предательство по его следствиям и послевкусию, которое оно деспотически впечатало в мои чувства. Это одно из главных свойств предательства и, определенно, сказать об этом лучше сразу, в самом начале. Без гордости, как и без смирения, просто как о факте моей жизни, я говорю сейчас, как специалист в этом вопросе. И, как таковой, я могу уверить вас, что одна из самых достопримечательных характеристик предательства заключается в том, что вначале ничего впечатляющего и грозного в нем нет. Да, такие измены, которым суждено позже проявиться в своих далеко идущих последствиях, предпочитают не представать с отчетливостью или драматизмом в своем начале, но выждать, робко и ненавязчиво, пока их жестокий плод не созреет во всей красе. Они представляются неосторожному сердцу, которое выбрали своим гнездом, как повседневная мелочь, как непримечательный эпизод, настолько самоочевидный, что ни мысли о возможном выборе, ни, следственно, шанса отринуть их не возникает при их появлении на привычной сцене обыденных событий. В сущности, предательство ведет себя так, как будто цена ему не больше, чем ничтожные тридцать кусочков серебра, уплаченные за величайшее и самое значимое предательство всех времен. Я полагаю это не только коренным, но и одним из самых ужасающих его свойств. Сравним предательство, к примеру, с чем-то, что подобно ему, вырастает огромным из малого зерна, а именно – с верой. Как бы далеко наш пристальный ум ни следовал за верой , будь то до самых внешних пределов бытия, вера несомненно стоит на пороге мира. И даже там она будет двигать горы, если только есть у нее опора в нашем сердце. Но предательство для своего существования и роста не нуждается ни в чем. Оно прекрасно может начаться всего лишь с отказа в существовании, небрежного отрицания, как бестелесная ночная тень сонной одури небытия. Как эвклидовой геометрической точке, предательству не нужно ни пространство, ни объем, но лишь позиция. Итак, вот момент, место и условия; вот позиция в моей собственной жизни предательства, о котором я хочу говорить.»

Простите за длинную цитату, но никак не могу удержаться. Вот таким образом в моем мире теперь аж три сокровища: фильм, книга и духи. Пусть жизнь благоволит ко всем, благодаря кому это так!

Цветы апельсина — аромат весны

В своем интервью Айяла Мориэль, канадский натуральный парфюмер родом из Израиля, писала, что для нее аромат счастья и весны — Флердоранж. Я запомнила, что «и так бывает», но удивилась.
Вообще, конечно, читала о том, что в средиземноморских странах с весной ассоциируется аромат цветов апельсина. У меня, выросшей в России, совершенно другой ассоциативно-ольфакторный ряд связан с весной: холодный запах талого снега, острый — первых почек и проснувшихся деревьев, и, пожалуй, гиацинты, которые дарили мне на день рождения в детстве. Нероли — так называют эфирное масло из цветов апельсина, казались мне для весны слишком солнечными, а флердоранж — абсолют из них же, — слишком плотным и медовым, это скорее осень, думала я.
Пока не поехала на Кипр прошлой весной, в конце марта. И тут-то поняла, почему цветущий апельсин- идеальная весна.
Все-таки наша суровая северная весна, которая наступает — с одной стороны, в начале февраля, когда в первый раз хочется снять шапку и подставить лицо солнцу (на минуту, пока уши не отмерзнут), с другой — в середине апреля, когда снег, наконец, начинает сходить по-настоящему, это такая… ну, в общем, та еще весна. И все время детства, пока я в марте любовалась принятыми к случаю открытками с пасхальными цветочками, крокусами, подснежниками и прочим, чувство глубокого когнитивного диссонанса не оставляло меня. Немного исправила ситуацию первая поездка на Утриш в конце марта, когда я своими глазами увидела, как в это время цветет миндаль. «Не врут, значит, насчет цветочков» — подумала я.
Но Кипр… Весну на Кипре я готова считать настоящей весной, без всяких скидок. Холодные ночи и теплое солнце, проснувшаяся не из-под снега трава… и цитрусовые деревья с проблесками белого между зелеными листьями.
Давно заметила, что знакомство с ароматом в его природном виде, точнее, знакомство с сырьем, еще до экстракции, меняет представление, сложившееся на знакомстве с ароматическими экстрактами, даже самыми качественными.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Аромат цветущих апельсинов и лимонов — всеобъемлющий. Он движется по улицам плотными потоками, и попадаешь в него — как в теплые волны. Порой деревья растут во внутренних садах, и идешь меж домов, окруженных каменными заборами, и купаешься в море аромата, который непонятно откуда берется — фантастическое ощущение. Он настигает внезапно: идешь себе — и вдруг уже в нем, как в густом тумане, в котором и руку не разглядишь, и ветер его не развеивает. На дальних подступах я его, признаться, в первый раз даже не узнала, думала прошла дама, только что умастившаяся каким-то волшебным кремом. Серьезно, очень, как это любят говорить, _дорогой_ косметический аромат издалека. Но войдя в этот флердоранжевый туман ясно, что не только и не столько крем — тут все вместе: и белизна с горчинкой, и кислая зелень цитрусов, и солнечная желтая нота, и кремово-сливочная мягкость, родственная той, что у туберозы, и пудра, крем, отдушенное мыло — и все взбито в густую, как для меренг, бедую пену.

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Вообще из цветов горького апельсина получают два парфюмерных экстракта:  эфирное масло нероли (дистилляция), конкрет и абсолют флердоранжа (экстракция неполярными растворителями). О разных характерах абсолюта флердоранжа из разных стран я писала здесь. 
Многие говорят, что у нероли мыльный запах — и верно, есть у некоторых, особенно марокканских разновидностей нероли эдакие скользящие, острые грани, которые можно даже счесть малоприятными. Но после знакомства с живыми цветами все странные нюансы экстрактов встают на место и обретают свое очарование- и легкая мыльность нероли, и восковая горечь абсолюта — флердоранжа.
И такой этот аромат такой по-весеннему… любовный и немного через-чур красивый, что теперь иначе, чем весенними, я и экстракты из него считать не могу. Поэтому у меня теперь две ольфакторных весны: русская и средиземноморская. И знаете что — две лучше, чем одна!

читательское

Дегустируя духи Аялы, я  лицом к лицу столкнулась с той стороной натуральной парфюмерии, о которой знала лишь понаслышке. Той, о которой говорят «это ароматы для особого случая» или «ну нельзя же набрызгаться ими и бежать на автобус!»

Я  просто запоминала это, чтобы предупреждать других, сама-то я спокойно бегаю в натуральных духах даже на Почту России, видимо, ело привычки. Но некоторые ароматы Аялы Мориэль заставляли меня прямо-таки застыть и вслушиваться. Тут уж не до автобуса.

Известно, что очень часто  восприятие ароматической истории требует внимания и времени. В случае с ароматами Аялы это особенно верно! Истинное содержание аромата необходимо было установить, прожить, прочувствовать, иногда даже придумать! Эти сложные, необычно сбалансированные смеси будто бы зовут за собой  — «пойдем, сама все увидишь», не открывают все секреты с первого вдоха.

Я бы сказала что духи Аялы интеллектуальны: многие из ароматов вдохновлены поэтическими или прозаическими произведениями, многие представляют собой явный ребус, который требуется разгадать. И как же это здорово, когда, пожив вместе с ароматом, понимаешь, о чем он, в какие места он тебя привел,  когда вся информация, которую извлек из ноосферы в поисках  подсказок, складывается в гармоничную картину! В ходе этих открытий смещается и фокус внимания, и аромат «прочитывается» совсем иначе, чем в первый раз, когда ты открываешь пробирку и снимаешь пробу.

И я подумала, что Аяла и я считаем  ценной именно эту способность ароматов быть ключами к собственным открытиям, проводником в душе каждого, кто их носит. В ее духах есть не только самостоятельная эстетическая ценность, но и потенциал развития, возможность подтолкнуть к проживанию своих историй и получению персонального опыта.

Этот подход к ароматам сходен с принципами литературной рецептивной эстетики, в которой особое внимание уделяется взаимодействию текста и читателя. Произведение, согласно этой концепции, не монумент, но партитура, которая рассчитана на постоянно обновляющееся восприятие: тогда текст освобождается из-под власти слов и приобретает реальное в данном срезе времени бытие. Если пойти дальше, можно сказать, что прочитывая, проживая произведение искусства, читатель, по сути дела,  создает  его заново. И то сказать – сто же слышит звук падающего дерева, если в лесу никого нет?

А у Павича, например, читатель книги может быть ее героем или соавтором. «Неужели ты полагаешь, что только ты имеешь право на книгу, а у книги нет права на тебя? Почему ты так уверен, что не можешь быть чьей-то мечтой? Ты уверен, что твоя жизнь – не просто вымысел?» — говорит героиня его романа.

Так и с духами: часто они властно заявляют свои права на нас, наши мысли, время, внимание.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и другая сторона медали, знакомая тем кто пишет (и не только пишет, просто на примере литературы это видно особенно ярко), я сразу вспоминаю Александрийский квартет, когда думаю про нее – «В то время он с головой ушел в работу над очередным романом и, как всегда, начал уже замечать, как обыденная жизнь, кривляясь и гримасничая, понемногу выстраивается вдоль им же самим в романе намеченных линий. Было у него объяснение для такого рода странностей: любая концентрация воли смещает ровное течение жизни (Архимедова ванна), она же определяет и угол отклонения. Реальность, считал он, всегда стремится подражать человеческому воображению, коему она, по большому счету, и обязана самим фактом своего существования.»

Та же концентрация воли читателя – или дегустатора – влияет на аромат, и только от него – от нас! – зависит, какие картины соткет перед нашим мысленным взором эта легкая, эфемерная материя. (про важность фокуса внимания я еще тут писала)

В этом взаимном влиянии, взаимном проникновении аромата и его носителя  кроется прелесть  и сила многих натуральных ароматов.

Разумеется, натуральная парфюмерия не единственная обладает способностью нашептывать истории и вызывать яркие эмоции, да и среди мастеров «натурального» жанра есть приверженцы совершенно других принципов, но все-таки натуральные материалы  существенно облегчают это взаимодействие аромат-сердце.

В общем, на самом деле это было вступление к циклу  обзоров канадской натуральной парфюмерии, духов, которые на время вернули меня в роль читателя, за что я им очень благодарна.

Ароматы и Аюрмода — вторая серия.

В прошлой заметке было короткое введение в вопрос ароматов, образов и Аюрведы, а сейчас хочу рассказать про образы и ароматы Питты доши. иллюстрации я взяла из сообщества Аюрведа и Стиль.

%Anna Zworykina  %art in a bottleВот две представительницы доши Питта в образах Питты. Агрессивный цвет, блеск, острые углы, провокационный крой. А леопардовые шуба и шляпа — чистая Питта, никакого компромисса!

К первому образу напрашиваются ароматы острые, горячие, возможно, из кожаной группы. Knize Ten, Peau Despagne  от Santa Maria Novella, Havana Vanille L`Artisan Parfumeur.

.

Сбалансировать первый образ, немного сгладив остроту, могли бы кожаные ароматы с ярко выраженными цветочными  нотами, например, Сuir de russie Chanel или ароматы цветочно-специевые, как  Poivre Caron. А вот Cuir Mauresque Serge Lutens, например, несмотря на то, что формально мог бы подойти  (кожа, бальзамы и цветы) — слишком гурманский, ленивый, бархатный в нем слишком много Капхи, чтобы сочетание получилось гармоничным. А вот склонить чашу весов в сторону Ваты мог бы  ладанно-мускусный аромат Passage d’Enfer L`Artisan Parfumeur, с ним образ станет более отстраненным, но не утратит экспрессии.

 

%Anna Zworykina  %art in a bottle

К такому бескомпромиссному леопарду, мне кажется, не пристроишь легкий и необязательный  или заземляющий, балансирующий аромат.  В образе нет места полутонам и уступкам. Животную тему лучше подчеркнуть ароматами анималистического направления. Muscs Koublai Khan Serge Lutens или Musc Ravageur от Frederic Malle.

Еще вариант —  усугубить образ альдегидным Amouage Gold, стреляющим золотыми пулями на поражение.

 

10 декабря мы с Анной Шарлай, (дизайнер образов и психолог) проведем мастеркласс: Аюрмода и парфюмерный выбор. На нем я расскажу о роли ароматов в образе более подробно, так же участники продегустируют аюрведический чай согласно своему типу конституции, попробуют простые и сложные ароматы для балансировки. Регистрироваться на мастеркласс и купить билет можно здесь.

Роза пахнет розой?

%Anna Zworykina  %art in a bottle
«Роза пахнет розой хоть розой назови ее, хоть нет», – писал Шекспир. И был, как мне кажется, неправ.
О том, как устроено наше обоняние с точки зрения физиологии, вроде бы, более или менее понятно. Молекулы веществ воздействуют на ольфакторные рецепторы. Как именно– споры до сих пор идут, существует несколько теорий, самые популярные, на сегодняшний день — «ключ-замок» и колебательная теория Турина. В результате меняется потенциал рецепторных клеток, на это реагируют обонятельные нейроны, которые передают электрический сигнал в обонятельные структуры головного мозга после чего некоторые из них обрабатываются в другом отделе, связанном с сознательным мышлением — коре. И каким-то образом возникают мысли и представления о запахе.
Важный момент заключается в следующем. Если очень огрубить, то лишь маленькая часть обонятельных сигналов опознается как таковые нашим сознанием. И тем более структурируется в сложный образ, такой как «запах розы». А огромное количество ароматических растительных экстрактов просто снижают частоту сердечных сокращений, обезболивают и оказывают другие физиологические эффекты – на том и стоит ароматерапия. Подчеркну, что терапевтическое воздействие ароматических экстрактов происходит, по бóльшей части, через мозг, а не через кожу.
%Anna Zworykina  %art in a bottle

Вернемся к молекулам и розе. С одной стороны, существует какое-то количество молекул, воздействующих на рецепторы. Существуют электрический импульс и возбуждение разных нейронов. С другой – есть роза перед нашим мысленным «носом». Но как электрический импульс превращается в мысль о розе? Эта роза – где она?
Это, мне кажется, есть самый важный вопрос, который мы должны решить, если хотим понять что-то про обоняние и духи.

Здесь я хочу процитировать Пелевина – простите, кто не любит, но тут правда к месту. «Людям известно, что замыкание нейронных цепочек в коре мозга определенным образом связано с мыслями. Им известна даже локализация переживаний — какие ощущения соответствуют активности разных зон мозга. Например, возбуждение нейронов в определенной области совпадает с переживанием красного цвета. Пока все просто. «Hard problem» появляется, когда они пытаются объяснить, как электрическая активность, которую фиксируют приборы, становится субъективным чувством. Тем, что люди называют qualia — переживанием чего-то изнутри… Дело в том, что есть непреодолимая качественная пропасть между воспринимаемой нами краснотой…и электромагнитными колебаниями в мозгу, которые фиксирует томограф. Как, где и почему электрический разряд становится красным цветом, который мы видим? Этого не знает никто. Иногда даже спорят, можно ли утверждать, что красное для одного человека — то же самое, что красное для другого. С уверенностью можно говорить лишь о том, что в схожих ситуациях люди используют одно и то же слово.(Я подумал, что и правда не знаю, действительно ли красный для меня — это то же самое, что для Софи. Вдруг она видит его как я синий?) Никто никогда не объяснит, как электрические процессы в мозгу становятся переживанием красного цвета. Потому. Что. Они. Им. Не. Становятся. Понятно? Можно только объяснить, как красное стекло нашего мозга окрашивает — вернее, редуцирует — исходную бесконечность до скрытого в себе кода.»
Вот верите ли – с парфюмерией все обстоит так же, как с красным цветом.
Аромата розы, существующего как единая вещь в себе – НЕТ.
Более того. Если отбросить в сторону коаны про то, существует ли треск падающего в лесу дерева, раз его никто не слышит, мы можем отметить еще несколько вещей. Читать далее

Древесные ароматы

   Каждый человек — он как дерево, он отсюда и больше нигде

И если дерево растет, то оно растет вверх, и никто не волен это менять.

Луна и солнце не враждуют на небе, и теперь я могу их понять.

БГ

Есть в древесных ароматах что-то двойственное.

С первого взгляда все кажется, что они какие-то скучные. Даже и нет такой яркой группы – древесные. Это вам не экзотика, не шипры и не кожа. Казалось бы, что там может быть интересного? Здравствуй, дерево? Не случайно ноты древесины чаще всего служат поддержкой других, более ярких тем – востока и пряностей, бальзамов или подложкой для цветочных букетов. Редко древесина играет главную самостоятельную роль, исключая, пожалуй, случаи с удовыми ароматами, на которые были так богаты  последние годы.

Со второго взгляда понятно, что никакая другая группа не дает столько пищи для человеческой души. Тут все слова не случайны. Вот здесь хорошо написано про все большое и важное, так что я просто даю ссылку — Дерево как символ человека и его пути.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Дерево – путь человека к небу и  одновременно сам человек. Никакая другая группа ароматов – цветы, смолы, цитрусы, не работает на выстраивание естественной иерархии ценностей и границ так эффективно, как ароматы деревьев.  Кедры, разные виды сандала, агаро, кипарис, розовое дерево и можжевельник, экзотическая древесина типа мухуху, они все такие разные! Среди них есть ароматы с преобладанием тонов дыма и копченостей – как  у разных можжевельников, есть светлая, полированная древесина, соль морского ветра и сладость стружек, как у кедров, есть кондитерские тона сливок и карамели, как у сандала, и цветов и пудры, как у розового дерева.  И все  же все они – про ту самую вертикаль. Буквы, которыми написана книга жизни.

Возможно, именно из-за этой их   ярко проявленной жизненности они и не играют главных драматических ролей. Деревья и их ароматы – это не про роли, не про сюжеты, это про тех, кто эти роли играет. А может и не играть, если не хочется.

Хорошая база для любого аромата. Простая тема. Следование естественному – и собственному пути как жизненный принцип. Дерево – это просто и ясно.

Просто, как быть собой.

дневниковое, из Вьетнама

Существует тысяча причин для того, чтобы душиться. Дополнить визуальный образ ароматом, подобрав духи к одежде, создать настроение, вспомнить прошлое, заявить о себе… да что угодно, я писала про это.

Когда никаких особенных причин нет – мне нравится пробовать подобрать такой запах, который бы совершенно вписывался в картину мира, который окружает меня в данный момент. В этой картины и пейзаж, и погода, и настроение, и окружающий ароматический фон. Хочется, чтобы  духи вписывались идеально и дополняли картину, добавляя, к тому же, в воспоминания еще один якорь, который всегда будет со мной. И вот с идеальным вписыванием порой случаются загвоздки.

Которую подряд зиму уже я провожу во Вьетнаме. Когда я ехала сюда в первый раз,  брала с собой кучу легких и свежих ароматов – вполне предсказуемый эпик фейл. Одеколонного типа ароматы здесь сплющиваются и покидают кожу со скоростью зайца, преследуемого сворой гончих.  Прохладные цветы, окруженные зеленью, тяжело вздыхают и умоляют избавить их от Этого окружения.  Шипры теряют тургор и звучат как струнный инструмент с ослабленными струнами. Тропики, мэм!

По моему опыту нормально ведут себя ароматы с богатой,  мощной базой. Будь то деревяшки,  кожа, экзотические коренья или смолы, и хорошо, если верхние ноты не цитрусовые и не  травяные, а специевые. Полынь, впрочем, можно со всех сторон обложить лабданумом и сандалом, тогда она будет держаться, но удивляться несоответствию запаха окружающей обстановке придется уже вам.

Собственно, в этом несоответствии, по-моему, и кроется самое интересное. Вьетнам, в добавок к влажному и жаркому климату, чрезвычайно богат на собственные запахи. Если жить здесь и ходить по обычным улицам, ежесекундно подвергаешься атаке сотен интенсивных, незнакомых с детства, меняющихся ароматов. Цветут деревья и цветы – жасмин, плюмерия. Сейчас вот еще цветет дьявольское дерево, и вокруг каждого пол улицы заливает плотное облако запаха: будто корицу и мимозу заварили в густом молоке. В каждом доме есть алтарь предков, на котором возжигаются ароматические палочки.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В Хойане утром и вечером  в домах и на уличных алтарях жгут на углях деревяшки агаро.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Там, где есть океан – пахнет океаном.  Начиная с обеда и до позднего вечера на улицах стоят миниатюрные жаровни, полные дымящихся углей, на которых поджаривают что ни попадя.  Иногда обжаривают  засушенных кальмаров, и не передать, какой характерный и острый запах они испускают. Двери и окна домов открыты, поэтому кто-то ест дуриан, кто-то (все!) сдабривает еду рыбным соусом, чили и лаймом – во влажном воздухе все это развевающимися концами шлейфов окутывает прохожих, цепляясь за руки и за ноги.  В таком окружении почти любой аромат, особенно классического толка, будет вызывать впечатление седла даже не на корове, на жирафе. Так что не удивительно, что  культура духов здесь не слишком развита, и чаще всего шлейф аромата от местного жителя  — заслуга бальзама Звездочка.  Я, впрочем, все равно экспериментирую и с классикой, но без надежды на гармонию, просто интересно как ведут себя разные составы в разных условиях.  А вот не европейские составы выглядят здесь совсем  иначе. В частности, я поучила море удовольствия,  разнашивая разные варианты аттаров Amouage. Но об этом – в следующем выпуске!

История или Эмоция?

Дискуссия двух профессионально любящих парфюмерию дам на фейсбуке заняла мои мысли. Обсуждался вопрос о том, как можно выразить эмоцию в форме аромата, и в чем состоит отличие аромата-эмоции от аромата-истории. Галина Анни, например, видит  такие сложности парфюмерном воплощение эмоции: «Человеческая эмоция — штука быстро проходящая, затем она сменяется другой эмоцией.  Первые несколько минут — это действительно эмоция, но потом-то начинается история. Либо воспоминание, либо новая встреча. А духам положено держаться ну хотя бы несколько часов… Хотя вот сейчас придумала концепцию краткосрочных ароматов. Сет с несколькими флакончиками, где ароматы прекрасные, но совершенно нестойкие. Через четверть часа начинают исчезать, через полчаса — нет и следа. Но очень эмоциональные, можно успеть пережить за день многое.»

С одной стороны — я согласна с Галей — обычно чем дольше живет аромат, тем больше в нем подробностей, а значит, тем больше он похож на историю. И тем менее приспособлен для того, чтобы передать быстротечную, мгновенную эмоцию.

%Anna Zworykina  %art in a bottleС другой стороны — не все эмоции так быстротечны. Иногда эмоции, возникающие как итог уже прожитой истории, которые могут быть сконцентрированы и запечатлены в аромате, как  текучая смола превращается в янтарь. Или эмоция — предчувствие тоже может превратиться в концентрат. Та, что задает тон всей последующей истории. Она несет такую смысловую нагрузку, что не уместится в мгновенном наброске.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКак правило, ароматы-эмоции из последней категории долгоиграющие, и сделаны  будто бы без швов, слитно, так, чтобы  ингредиенты плавно переходили друг в друга, не отвлекая внимание на разветвления и разноголосицу. Все в них настроено на одну волну и звучание в унисон, позволяя сосредоточиться на проживании одного, но богатого оттенками чувства.

Для меня один из прекрасных примеров долго звучащего аромата-эмоции,  — Onda  от Vero.profumo, эта дегтярно-цветочно-ветиверовая волна.

А у вас есть любимые ароматы-истории и ароматы-эмоции?

Свежие запахи и собственные желания

у меня сложилось в голове то, чего я не понимала.
Номер раз — идеи о том, что «свой» парфюм быстро перестаешь чувствовать. Казалось бы,  откуда такая странность могла возникнуть?  Логически непротиворечивая теория у меня сложилась такая — «Мой запах не должен меня раздражать — то что не раздражает я быстро перестаю замечать — то что не замечаю — мое.»
Номер два — 70%  спрошенных мной о парфюмерных пристрастиях говорят, что хотели бы «свежий, легкий запах».  При этом больше половины меняют свое мнение, если им предложить что-то еще в варианте слепого теста (то есть не говоря, что это, например, розочка, хехе). (30% по-прежнему хотят и любят стойкие, шлейфовые духи-афродизиак).

Оба этих факта меня изрядно интриговали и не укладывались. Читать далее