Лабданум, Кипр и шипр

Как-то весной  мое увлечение шипрами удачно совпало с поездкой на Кипр. Принято считать, что Chypre Coty, задавший тон возникшему следом семейству «шипров» возник, вдохновленный атмосферой острова Кипр и его растительностью. Стоит заметить, что это не первый в истории аромат с таким именем, но он, безусловно, главный эталон, из которого кристаллизовался  признанный шипровый «минимум миниморум»: бергамот, дубовый мох, лабданум. В принципе, обычно дело не обходилось без охапки цветов, других цитрусов, пачули, но именно эта троица создает звонкий, вибрирующий скелет, дух, без которого шипр не был шипром.

В общем, мне захотелось посмотреть, что же это за атмосфера такая — потому что шипры я обожаю. Остров  Кипр очень сухой,  и зеленью не блещет, хотя ароматы цветов действительно сумасшедшие. За лесом мы отправились в храм Аполлона лесного.

Миновав хвойные заросли, я оказалась в зарослях ладанника. Невероятные впечатления.  Я поняла что недаром давным давно каким-то пастухам захотелось вычесать ароматную смолу из шерсти козлов (вот тут я писала про эту историю)

2014-03-23_821Заросли пахнут опьяняюще! Сладкий, смолистый аромат, с деликатными животными оттенками, потрясающе. Еще листья ладанника и цветы собирают и делают ароматный чай.

В общем, познакомившись с живым ладанником, мне  стало понятно, насколько сложно переоценить ладбановый вклад в шипр. То самое ощущение солнца, пойманного в янтарь, и густота лесной чащи — оно отсюда. Ну и мох, конечно, но мох без лабданума дает другое. Кстати, у живой смолы гораздо больше животных нот, чем у абсолюта лабданума. В общем очень  по душе пришелся мне именно живой ладанник Cístus ladaniferus. Его еще называют каменной или скальной розой, Rock rose. Маленькие не очень яркие цветочки, а аромат — огромный, сладкий и даже пушистый.

2014-03-23_813Ну и на закуску напомню, что именно лабданум — основной компонент «амбровых нот»  в парфюмерии.

Все тайное становится явным

Три года назад я была изумлена, встретив во вьетнамской деревне аромат мускуса. Вот эта история. Оказалось, что в деревнях топят печи ароматной древесиной неизвестного происхождения.Все это время, имея в руках только огрызок деревяшки,  у меня не было возможности самостоятельно определить, что же это за дерево, а ведь это ужасно интересно. Сегодня утром я пила чай с гендиректором русско-вьетнамского тропического центра, а он, кроме всего прочего, крутой ботаник, так что я наконец-то  пристала к нему с расспросами о безымянной ароматной древесине из провинции Даклак.

fokenia

Он утверждает, что это  может быть только Fokienia hodginsii (Dunn) A. Henry & H. H. Thomas — Фокения, известная натуральным парфюмерам и ароматерапевтам как Сиамское дерево или Вьетнамский кипарис. Во Вьетнаме его практически вырубили. Это огромное дерево из семейства кипарисовых, с толстым стволом и высокой кроной (картинка отсюда).

И им в деревнях топят печи, ага. Ну, с другой стороны, нужно же чем-то топить.

Эфирное масло из этой древесины обладает немного другим ароматом, чем сухое дерево: э.м. более свежее, с отчетливыми цитрусовыми и цветочными нотами, а сама древесина пахнет сладко, мускусно, с бальзамическими оттенками запаха. Без участия ботаника я бы, конечно, не связала свою безымянную деревяшку с бутылочкой одного из любимых эфирных масел. Так что теперь делюсь своим открытием с вами.

А вот фотография Дмитрия Зворыкина из той самой деревни. Возможно, на заднем плане зеленеют редкие фокении. Фото  из жж автора. Такая вот история.

daklak

интервью

В русском блоге, посвященном парфюмерии Petit parfum появилось интервью со мной: interview: Анна Зворыкина

Мы с Александром поговорили о материалах, изгибах творческой мысли, вдохновении и, конечно, о духах! В статье много фотографий :) Спасибо, Александр!

А dignitair продолжает радовать картинками к моим номерным духам!

Это о номере 3

коробочки, ленточки, пастельные бантики, золотисто-серебристые горки засахаренного миндаля, сахарные фиалки, шоколадные лепестки роз. Намек на будуар более чем ясен – так интимно, так пахнет розами и ванилью. Похоже на комнату моей матери – сплошь креп и кисея, мерцанье хрусталя в приглушенном свете, ряды флакончиков и склянок на туалетном столике – сонм джиннов, ожидающих избавления от плена.
(Джоанн Харрис. Шоколад )

Живые цветы

У меня сейчас цветет мурайа. Вся комната наполнена ароматом и я машинально раскладываю его: жасмин самбак, жасмин грандифлорум, нероли, немного перца.

Недавно kenga подарила мне цветок туберозы, которая была выращена ею из луковицы и расцвела. Цветок простоял семь дней, жаль руки не дошли его сфотографировать.  Живая тубероза пахла … живой туберозой. Не так, как абсолют. В ней были и жасмин, и гардения, и флердоранж и немного совершенно особенной белой нежности.

Гардения  — одна из самых специфических цветочных красавиц, в ней есть ми грибы и сливки и округлость.

Экзотическая плюмерия, она же франджипани пахнет флердоранжем, жасмином и чем-то специально-плюмериевым, похожим на горьковатый мед и розовую пыльцу.

С новым годом!

Поздравляю всех читателей с прошедшими праздниками! Ну, заодно, и с теми, которые еще грядут.  Всего наилучшего, благополучия, удач и любви!

До и после нового года мне довелось попутешествовать по нескольким провинциям Вьетнама. Читать далее