читательское

Дегустируя духи Аялы, я  лицом к лицу столкнулась с той стороной натуральной парфюмерии, о которой знала лишь понаслышке. Той, о которой говорят «это ароматы для особого случая» или «ну нельзя же набрызгаться ими и бежать на автобус!»

Я  просто запоминала это, чтобы предупреждать других, сама-то я спокойно бегаю в натуральных духах даже на Почту России, видимо, ело привычки. Но некоторые ароматы Аялы Мориэль заставляли меня прямо-таки застыть и вслушиваться. Тут уж не до автобуса.

Известно, что очень часто  восприятие ароматической истории требует внимания и времени. В случае с ароматами Аялы это особенно верно! Истинное содержание аромата необходимо было установить, прожить, прочувствовать, иногда даже придумать! Эти сложные, необычно сбалансированные смеси будто бы зовут за собой  — «пойдем, сама все увидишь», не открывают все секреты с первого вдоха.

Я бы сказала что духи Аялы интеллектуальны: многие из ароматов вдохновлены поэтическими или прозаическими произведениями, многие представляют собой явный ребус, который требуется разгадать. И как же это здорово, когда, пожив вместе с ароматом, понимаешь, о чем он, в какие места он тебя привел,  когда вся информация, которую извлек из ноосферы в поисках  подсказок, складывается в гармоничную картину! В ходе этих открытий смещается и фокус внимания, и аромат «прочитывается» совсем иначе, чем в первый раз, когда ты открываешь пробирку и снимаешь пробу.

И я подумала, что Аяла и я считаем  ценной именно эту способность ароматов быть ключами к собственным открытиям, проводником в душе каждого, кто их носит. В ее духах есть не только самостоятельная эстетическая ценность, но и потенциал развития, возможность подтолкнуть к проживанию своих историй и получению персонального опыта.

Этот подход к ароматам сходен с принципами литературной рецептивной эстетики, в которой особое внимание уделяется взаимодействию текста и читателя. Произведение, согласно этой концепции, не монумент, но партитура, которая рассчитана на постоянно обновляющееся восприятие: тогда текст освобождается из-под власти слов и приобретает реальное в данном срезе времени бытие. Если пойти дальше, можно сказать, что прочитывая, проживая произведение искусства, читатель, по сути дела,  создает  его заново. И то сказать – сто же слышит звук падающего дерева, если в лесу никого нет?

А у Павича, например, читатель книги может быть ее героем или соавтором. «Неужели ты полагаешь, что только ты имеешь право на книгу, а у книги нет права на тебя? Почему ты так уверен, что не можешь быть чьей-то мечтой? Ты уверен, что твоя жизнь – не просто вымысел?» — говорит героиня его романа.

Так и с духами: часто они властно заявляют свои права на нас, наши мысли, время, внимание.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и другая сторона медали, знакомая тем кто пишет (и не только пишет, просто на примере литературы это видно особенно ярко), я сразу вспоминаю Александрийский квартет, когда думаю про нее – «В то время он с головой ушел в работу над очередным романом и, как всегда, начал уже замечать, как обыденная жизнь, кривляясь и гримасничая, понемногу выстраивается вдоль им же самим в романе намеченных линий. Было у него объяснение для такого рода странностей: любая концентрация воли смещает ровное течение жизни (Архимедова ванна), она же определяет и угол отклонения. Реальность, считал он, всегда стремится подражать человеческому воображению, коему она, по большому счету, и обязана самим фактом своего существования.»

Та же концентрация воли читателя – или дегустатора – влияет на аромат, и только от него – от нас! – зависит, какие картины соткет перед нашим мысленным взором эта легкая, эфемерная материя. (про важность фокуса внимания я еще тут писала)

В этом взаимном влиянии, взаимном проникновении аромата и его носителя  кроется прелесть  и сила многих натуральных ароматов.

Разумеется, натуральная парфюмерия не единственная обладает способностью нашептывать истории и вызывать яркие эмоции, да и среди мастеров «натурального» жанра есть приверженцы совершенно других принципов, но все-таки натуральные материалы  существенно облегчают это взаимодействие аромат-сердце.

В общем, на самом деле это было вступление к циклу  обзоров канадской натуральной парфюмерии, духов, которые на время вернули меня в роль читателя, за что я им очень благодарна.

История или Эмоция?

Дискуссия двух профессионально любящих парфюмерию дам на фейсбуке заняла мои мысли. Обсуждался вопрос о том, как можно выразить эмоцию в форме аромата, и в чем состоит отличие аромата-эмоции от аромата-истории. Галина Анни, например, видит  такие сложности парфюмерном воплощение эмоции: «Человеческая эмоция — штука быстро проходящая, затем она сменяется другой эмоцией.  Первые несколько минут — это действительно эмоция, но потом-то начинается история. Либо воспоминание, либо новая встреча. А духам положено держаться ну хотя бы несколько часов… Хотя вот сейчас придумала концепцию краткосрочных ароматов. Сет с несколькими флакончиками, где ароматы прекрасные, но совершенно нестойкие. Через четверть часа начинают исчезать, через полчаса — нет и следа. Но очень эмоциональные, можно успеть пережить за день многое.»

С одной стороны — я согласна с Галей — обычно чем дольше живет аромат, тем больше в нем подробностей, а значит, тем больше он похож на историю. И тем менее приспособлен для того, чтобы передать быстротечную, мгновенную эмоцию.

%Anna Zworykina  %art in a bottleС другой стороны — не все эмоции так быстротечны. Иногда эмоции, возникающие как итог уже прожитой истории, которые могут быть сконцентрированы и запечатлены в аромате, как  текучая смола превращается в янтарь. Или эмоция — предчувствие тоже может превратиться в концентрат. Та, что задает тон всей последующей истории. Она несет такую смысловую нагрузку, что не уместится в мгновенном наброске.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКак правило, ароматы-эмоции из последней категории долгоиграющие, и сделаны  будто бы без швов, слитно, так, чтобы  ингредиенты плавно переходили друг в друга, не отвлекая внимание на разветвления и разноголосицу. Все в них настроено на одну волну и звучание в унисон, позволяя сосредоточиться на проживании одного, но богатого оттенками чувства.

Для меня один из прекрасных примеров долго звучащего аромата-эмоции,  — Onda  от Vero.profumo, эта дегтярно-цветочно-ветиверовая волна.

А у вас есть любимые ароматы-истории и ароматы-эмоции?

внезапно

придумала что сделать с вьетнамским сандалом!

Душистое масло — лаванда, ладан, шоколад  и сандал. Обычный сандал слишком минорный для такой смеси, а вьетнамский, остро-плотский — в самый раз!

Оригинальность, стиль и гармония

Читая френдленту, сложила два и два.
Галя предлагает формализовать и оцифровать парфюмерные оценки. То есть, оценивать (цитирую)
— качество флакона и упаковки
— оригинальность композиции
— гармоничность аромата
— стойкость
по баллам. Шкала с 20 до 4, ниже 4 жизни нет, только на Марсе — почитайте, там весело.
А я, собственно, что? Я зацепилась за оригинальность композиции.  Она, конечно, должна быть. По идее. Но там, где это оригинальность ради оригинальности — простите, это уже не духи.  То, что пахнет металлом, целлофаном и латексом и имеет оригинальную идею (!)  — это не духи, хотя и композиция оригинальничает вслед за задумкой (тоже мне, оригинальность).
То есть, проще говоря, на оригинальность со знаком «плюс» может претендовать только что-то выше 17-18 баллов. И это уже будет не оригинальность, а классика. Ну и что что появившаяся впервые, все бывает в первый раз.
А второе два — запись про книгу Памука «Меня зовут красный». Там, собственно, про оригинальность, книгу и фотографию. «Научитесь снимать так, как не снимал никто до вас» — вот такое меня, признаться, раздражает. Я про себя думаю так — сперва научитесь снимать (не то чтоб я прямо к фотографам обращаюсь, просто пример) хорошо, потом отлично, потом так, как снимали лучшие мастера. Может быть, потом получится снять так, как никто. Но сразу как никто — неправильная постановка задачи. Нет искусства вне контекста, НЕТ.

Рабочее

пишет мне душа моя Нина, что хочет от меня духи про Хельсинки. Вот почему я люблю с ней работать? Во-первых, потому, что духи получаются замечательные. Парамарибо, Прага, Шелковый путь (у меня любимый шелковый путь, потому что там лошади и верблюды)!!! Читать далее