Ода скуке

«Скучно» — краеугольный камень и предмет бесконечных споров при оценке духов.

Для всякого это «скучно» свое, у кого-то просто шило и скучно все что не новое, у кого-то голод эмоциональный и им подавай сырой фарш да «чтоб цепляло», кто-то любит разглядывать завитушки на каменных цветах, кто-то любит черный юмор.

Барокко или классицизм или тяжелый рок.

У всякого свой слуховой порог, и доверие к голосам, которые развеивают скуку и останавливают время, приглушая шепот праха.

@latropinkina как-то написала, как мне кажется, очень важное, что духи “как музыка или книги или кино. Чтобы не так страшно было жить. Немного отвлекает от смерти.»

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мне кажется это ключ и один из главных подарков, который может дать нам развитие ольфакторной сферы и способности читать ольфакторные сигналы: лекарство от скуки, от подавленного страха перед лицом бесконечности времени.

Лекарство от скуки — страсть, и потому все так яростно несут свои представления о прекрасном: «Только рафинированная красота» или «Только духи где все радуются» или «только крепко сбитые композиции без грязи» или наоборот «только трэш угар и чернозем».

Поэтому, мне кажется, духи никому ничего не должны, но хорошо, когда они рождают страсть и огонь в человеке. А страсть — штука часто нерациональная. Вкус можно воспитать,  но страсть и пылание — они не подлежат воспитанию, это вообще другая область.

Именно на этом топливе рождаются истории, которые проплывают в сознании тех, кто вдыхает аромат.

И иногда, когда случается этот момент страсти, человек становится соавтором и в мире становится меньше страха.

И если духи способствуют тому, чтобы в мире стало меньше страха  — пусть будут. Какими бы скучными они не казались мне — наверняка есть кто-то, для кого они станут волшебным фиалом в сером тумане. Если они могут пробудить жизнь в бесконечности скуки — чего еще желать.

А остальное — насколько грамотно сделан маркетинг, как актуальна сейчас именно эта тема, как про это напишут журналы — все это, кмк, ужасная скука. %Anna Zworykina  %art in a bottle

Белые птицы Берджера

Думаю в очередной раз про искусство — и как раз читаю отличный сборник эссе Берджера «Зачем смотреть на животных» 

%Anna Zworykina  %art in a bottle
«Так или иначе, мы живём в мире страдания, где свирепствует зло, в мире, где события не подтверждают наше Бытие, в мире, которому надо противостоять. Именно в такой ситуации эстетический момент даёт надежду. То, что кристалл или цветок мака кажется нам прекрасным, означает, что мы не столь одиноки, что мы более глубоко погружены в существование, нежели можно было бы предположить, следуя ходу одной-­единственной жизни. Пытаюсь описать данные переживания как можно точнее; мой отправной пункт феноменологический, а не дедуктивный; форма его, воспринимаемая как таковая, становится посланием, которое мы получаем, но не можем перевести, поскольку всё в нём мгновенно. На миг энергия нашего восприятия становится неотделима от энергии творения.

Эстетическое чувство, испытываемое нами перед рукотворным предметом — вроде белой птицы, с которой я начал, — производное от чувства, испытываемого нами перед природой. Белая птица — попытка перевести послание, полученное от птицы настоящей. Все языки искусства выросли из попытки преобразовать мгновенное в постоянное. Искусство предполагает, что прекрасное — не исключение, не вопреки, но основа порядка.

Несколько лет назад, рассматривая историческую грань искусства, я написал, что сужу о произведении по тому, помогает ли оно людям в современном мире отстаивать свои права в обществе. Я не отказываюсь от этих слов. Другая, трансцендентальная, грань искусства порождает вопрос о праве онтологическом.

Понятие искусства как зеркала природы привлекательно лишь в периоды скептицизма. Искусство не подражает природе, оно подражает творению, порой для того, чтобы предложить альтернативный мир, порой попросту для того, чтобы усилить, подтвердить, придать социальный характер мимолетной надежде, которую дает природа. Искусство — организованный отклик на то, что природа изредка позволяет нам ухватить взглядом. Искусство стремится преобразовать потенциальное распознавание в нескончаемое. В искусстве провозглашается человек в надежде получить более уверенный отклик. Трансцендентальная грань искусства — всегда разновидность молитвы.

Белая деревянная птица покачивается в потоках тёплого воздуха, поднимающегося от плиты в кухне, где пьют соседи.

На улице 25 градусов мороза, настоящие птицы падают замертво!»

Библиотека запахов и не только

А теперь про настоящую библиотеку запахов: комната библиотеки собора св. Павла в Лондоне, надушенные перчатки 19 века, попурри 18 века, мебельный воск, комнаты усадьбы Кнола, которой уже шестой век владеет одна семья, старые книги — вот какие запахи буквально «оцифровывает и каталогизирует» Сесилия Бембибр, University College London

«Запахи помогают нам чувствовать себя более глубоко и более лично связанными с историей», считает Сесилия, и вот — ее проект Heritage Smells ! Историческое наследие — это не только витражи и текст, это еще и запахи.
Сесилия «записывает» запахи с помощью технологий Headspace и т.н. «пассивной диффузии» — когда рядом с пахучим объектом помещают углеродную губку, впитывающую запах. После того как губка поглощает аромат, Бембибр проводит ее через газовый хроматограф и масс-спектрометр, который она описывает как «большой нос». И на выходе мы получаем чистую «цифру», т.е хроматограмму и соотношение частей, которое, теоретически, позволят воспроизвести запах с нуля.
Например, запах старых книг («запах умирания книги» как говорит Сесиль) по большей части обусловлен уксусной кислотой, фурфуролом, бензальдегидом, ванилином и гексанолом.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мне кажется это потрясающие новости — про то, что теперь запахи — это не только «духи» или «мыло душистое», ольфакторная сфера расширяется, до культурной и научно-признанной. Крутой проект.

И вот еще проект про создание «духов», повторяющих запах собственного тела. Или не собственного, а кого-то, кто вам дорог (признавайтесь, кто спит в чужих, то есть не чужих но не-своих, вы поняли, нестираных футболках? Вот представьте: целый флакон ЭТОГО у вас в кармане)
Bottle The Scents Of Deceased Loved Ones — вот он.

Запустили проект 52-летняя француженка Катя Апалатеги и ее сын Флориан Рабо, объединившись с учеными из университета Гавра. За 600 евро покупатель получит флакон с ароматом объемом 10 мл и медальон из лиможской керамики для нанесения композиции. Кроме того, на упаковке будет выделено место для фотографии того человека, запах которого помещен внутрь. Катя считает, что таким образом можно законсервировать запах новорожденного ребенка, своей первой любви, а также… умерших родственников. Собственно, в бюро ритуальных услуг во Франции и начнутся продажи, позже появится сайт, через который ароматы Made-to-Measure смогут заказать все желающие. Необходимо лишь предоставить в лабораторию вещь, принадлежащую человеку, — к примеру, что-то из одежды. Так что теперь закупорить можно запах мужа, жены, младенца или матери, headspace в помощь.
Вообще идея воспроизводства запаха умершего человека вызывает сложные чувства- это и захватывающе и пугающе, и думаешь — зачем? Надушить этим запахом 3D модель чтоб был как настоящий? Сложно.
Но вспомнила я об этом потому, что смотрите, как взрывным образом расширились границы «ольфакторного»: есть странные арт-проекты (типа Питера де Купера, я о нем вот тут  писала ) headspace и историческое наследие, headspace на службе у похоронного бюро. Не говоря о всем прочем. Интересное время, интересные перспективы!

на полях

Обобщая топ запросов про ольфакторное, могу сказать, что, как и во многих прочих выборках, очень широко представлен сектор «о себе», т.е.

как понять что мне нравится
почему мне нравится то а не это
а почему у меня голова болит от такого-то

Кажется, умение обнаружить в себе себя и есть столь дефицитный мета-навык. Вот что есть волшебная таблетка-то.
Не покупайте чужой гид по «мне нравится», дорогие читатели, кто, кроме вас самих, найдет ваше «хорошо»? Никто.

От этого плясать начинайте, от поиска точки счастья, ориентируясь на свои (!) чувства, состояние, комфорт, отслеживая, тихо-спокойно, никто не торопится в этом.
Если нет понимания того, что именно делает вам хорошо in general (я знаю, это бывает) — это уже запрос к психотерапевту, про восстановление связи с собой, это, повторюсь, бывает и с этим можно работать, а остальное, типа «какой именно аромат» уже само отрастет.

Духи и ответственность.

«интересная, как и сама идея, что парфюмерия как творческая область точно так же, как и все остальное, меняется вместе с миром. казалось бы, что может быть абстрактнее аромата? в конечном итоге, это воспоминание или мечта в бутылке, социальной ответственности в нем примерно столько же, сколько в пейзаже с Золотым мостом на туристической открытке.» — Ой. Встетила в телеграме этот пассаж и очень, очень удивилась.

Нет, я понимаю, каждый подросток считает, что это он изобрел секс, а все эти скучные взрослые никогдабы.

И еще я понимаю, что у нас почему-то очень любят различать «биологическое» и «социальное», как будто социум вырос на равнине искусственного интеллекта, который нам завезли инопланетяне, поэтому к «биологическому» он ну никак не пришвартовывается, ага (и конечно же нет никаких социальных структур у животных, все учебники биологии были сожжены до прочтения)

Ну так и получается, что «мечта в бутылке» формируется не дискурсом и контр-дискурсом (и потом они меняются местами), а инопланетным разумом (действительно, казалось бы). Поэтому женщины-цветы и все райские сады Руднички и вся классика 50, геометрические флаконы и номерные духи и авангард, и флакон в форме бюстов и чудесный сюрреализм Скиап, ну и дальше все по тексту, включая сексуальную революцию и революцию веществ, и тему изменения отношения к телесности (от кожи к другой коже, через шокирующие индолы и фекальные оттенки прямиком сейчас к неопуританизму, уже все есть и во флаконах) и еще тысячу вещей — ничего этого не было, ничто в духах, окромя Золотого Моста, не отражалось, были только иллюзорные эманации капиталистического гниения, и никакой связи с общественными настроениями не было. А сейчас вот, славатегосподи, появилсь, ура нашему прогрессивному цифровому веку.

Ну ок.

Бергамот, Мицуко и Ника

Сергей Борисов поделился в фейсбуке публикацией Monsieur Guerlain.

Там, вкратце, речь о том, что, мол, не всегда старое лучше молодого. Хотя часто думают, что вино чем старше тем лучше — на самом деле это неверное обобщение, есть куча вин, которые лучше пить молодыми, с возрастом они портятся.

Вот и с духами похожая история. Взять, скажем, Мицуко. Терри Вассер пишет, что в формуле Мицуко примерно половину места занимает бергамот (и это, я думаю, знают все, кто знает шипры), он — очень значимая часть характера и структуры этого аромата. И, в общем, лучше всего эти духи раскрывают задумку автора  на второй год, первый год формула дозревает, на второй — все идеально, а дальше, что для нас не сюрприз, бергамот начинает понемногу окисляться и утрачивает первоначальную яркость, задор и свет. И, в общем, чем старше духи тем меньше бергамота и тем дальше они от «оригинала». Матвей Юдов пишет: « В лучшем случае он со временем бесследно исчезает, но это скорее из области фантастики, ибо продукты тоже пахнут. Что там в современные кладут – это другой разговор, но в случае с Мицукой и т.п. если им хотя бы лет 20, то это уже совсем другой продукт, нежели сразу после производства.»
И спорить с этим не хочется и бессмысленно: все так и есть. Продукты распада бергамота тоже пахнут, к счастью, пахнут они не ужасно, но да, не так как нормальный свежий бергамот. И да, разумеется, Мицуко которой 50 лет сильно не такая же, как Мицуко, произведенная, допустим, год назад по той же формуле, это совершенно очевидно.
Любители винтажный версий, между тем (и я с ними)) пишут, что да плевать на то что сейчас не то что тогда. Любим мы вот эти вот остатки, и все равно они лучше новой переформулировки.
Тут, помимо свободы любви, мне видится вот еще какой ракурс.
%Anna Zworykina  %art in a bottleЧасто произведения искусства со временем очень страдают, и до нас доходят в виде обломков.  %Anna Zworykina  %art in a bottleКто знает, как выглядела Венера с руками? Более того, греки же еще и раскрашивали многие статуи! Представляете, рисовали им прямо глаза на лице. Было одно. Стало другое. Меняется физическое состояние предмета, меняется взгляд людей на него. Многое меняется, но правда же, можно оставить другим свободу любить развалины, любить поблекшие картины, любить базу Мицуко, которая сама по себе совершенно прекрасна, хотя и «не о том»
И еще хочу сказать, что в этих следах времени есть свое отдельное очарование. Я как прочла дискуссию, сразу вспомнила японскую историю про реставрацию разбитой посуды золотым лаком, кицунги. Это история про то, что подарив новую жизнь сломанному предмету,  в него привносят не только некую историю, но и целую душу.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКицунги, как я понимаю, отсылает нас в том числе к концепции совершенства несовершенного, ваби-саби. Кинцуги говорит нам: трещины и раны это не дефекты, это часть жизни. Кроме того, в этой эстетике следы износа имеют самостоятельную ценности, их не прячут, но лелеют, они увеличивают ценность вещей.Мысль о том, что шрамы можно украсить золотом и стать не разбитой чашкой, но произведением искусства мне кажется очень красивой.

%Anna Zworykina  %art in a bottleРазумеется, всегда есть и будут любители нового и блестящего, которые говорят примерно: «да что вы носитесь с этим старьем, там же все уже протухло» и есть наоборот, ценители старины, которым новая вещь — вообще ни о чем. И весь континуум между этими двумя позициями. Я, как обычно, за то чтобы цвели все цветы. Просто хотела написать, что любовь к слегка побитому и щербатому — совершенно не уникальная черта «маньяков винтажников», это гораздо шире. И это можно понять.

Эрнст Гомбрих История Искусства

Недавно купили великолепную книгу, хочу поделиться впечатлениями. Это многократно  (16 раз!!!) переизданная «История Искусства» Гомбриха.

Книга была задумана как руководство для новичков и юношества, и автор сделал на первый взгляд невозможное: свел в один очень логичный, простой и связный текст всю историю искусства с появления первых наскальных рисунков до модерна. В поздних послесловиях он и про постмодерн немного написал.

Написано просто великолепно, действительно очень доходчиво и увлекательно, но без лишних упрощений. Я получаю колоссальное удовольствие от чтения, и очень здорово все сделано с иллюстрациями, верстка хорошая. Вот как она начинается:

«Не существует на самом деле того, что величается искусством. Есть художники. В давние времена они, подобрав с земли кусочки красящих минералов, набрасывали в пещерах фигуры бизонов. В нагни дни люди этой породы покупают краски в магазинах и рисуют, например, плакаты, которые мы видим на стенах и заборах. Их руками создано и многое другое. Не будет ошибкой назвать все проявления такой деятельности искусством, но при этом следует отдавать себе отчет в том, что в разные времена и в разных странах это слово обозначало разные вещи и, стало быть, Искусства с заглавной буквы вообще не существует. Это понятие стало теперь то ли фетишем, то ли пугалом. Можно сразить художника приговором: «Ваше новое произведение весьма недурно в своем роде, но это — не Искусство». И можно обескуражить восхищенного зрителя, заявив: «То, что вам нравится в этой картине, имеет отношение к чему угодно, но только не к Искусству».

Я прихожу к заключению, что мотивы, по которым человек получает удовольствие от картины или статуи, не могут быть ложными. Кому-то нравится пейзаж просто потому, что он напоминает ему о родном доме, другому пришелся по душе портрет, потому что модель похожа на его друга. В этом нет ничего зазорного. Рассматривая живописное произведение, мы непременно припоминаем множество вещей, отсюда и выводится наше «нравится — не нравится». Любые ассоциации, помогающие наслаждаться искусством, вполне правомерны. И только в том случае, когда неуместное воспоминание вызывает предубежденность, когда мы инстинктивно отворачиваемся, например, от великолепного альпийского пейзажа только потому, что страшимся карабкаться по горам, следует спросить себя о причине, препятствующей удовольствию. Ложные мотивы действительно присутствуют в неприятии художественного произведения.»

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Читать, что умный человек пишет о том, что такое вообще искусство — большая удача для меня. Поделюсь еще парой цитат:

«Не будем забывать: все, что мы видим в картине, определено волей ее автора. Надо полагать, художник долго обдумывал свой замысел, многократно менял композицию, сомневался, переместить ли дерево на задний план или заново переписать его, радовался каждому удачному мазку, от которого вдруг засияло освещенное солнцем облако; какие-то фигуры он ввел неохотно, уступая настояниям заказчика. Картины и статуи, которые сейчас выстраиваются вдоль музейных залов, по большей части не создавались для показа в качестве Искусства. Они возникали по определенному поводу, для достижения определенных целей, и, принимаясь за работу, художник не упускал их из виду.»

«Людей, слишком озабоченных цветами, одеждой или кулинарией, называют суетными, ибо в нашем представлении такие вещи не заслуживают особого внимания. Но те самые побуждения, которые в обыденной жизни подавляются или скрываются как неуместные, в искусстве вступают в свои права. Художнику всегда приходится «суетиться», даже изощряться в поисках формальных и цветовых сочетаний. Он видит тончайшие различия тонов и фактур, не доступные нашему глазу. Более того, решаемые им проблемы бесконечно сложнее тех, что возникают в повседневной жизни. Он имеет дело не с двумя-тремя, а с множеством, с сотнями форм и цветов, которые ему нужно свести на холсте так, чтобы они выглядели «верно». Может случиться, что зеленое пятно приобретет желтизну из-за близкого соседства с ярко-синим — и тогда, из-за одного фальшивого тона, все пропало, нужно все переделывать. Художник мучается такими проблемами, проводит над их решениями бессонные ночи, простаивает весь день перед полотном, то прикасаясь к нему кистью, то соскабливая нанесенные мазки. При этом мы с вами вряд ли заметили бы разницу. Но как только художнику удалось достичь задуманного, мы сразу видим, что здесь уже ничего нельзя изменить, теперь все «верно» — появился образец совершенства в нашем несовершенном мире.»

Ну и одно из моих любимых:

«В искусстве не может быть обязательных правил — ведь никогда нельзя знать заранее, какие задачи поставит перед собой художник. Он может намеренно включить в свою картину резкие, диссонирующие тона, если сочтет это необходимым. И поскольку правил нет, чаще всего оказывается невозможным объяснить на словах, почему то или иное произведение представляется нам выдающимся. Но это вовсе не значит, что все произведения равноценны; неверно и то, что о вкусах не стоит спорить. Такие споры обладают, как минимум, одним достоинством: они побуждают нас заново обращаться к обсуждаемым картинам, а чем больше мы смотрим, тем больше замечаем деталей, ранее ускользавших от нашего внимания. При этом развивается восприимчивость к разным типам зрительных гармоний, найденных художниками разных эпох. И чем выше наша способность к их восприятию, тем большее наслаждение мы получаем от искусства. А это и есть, в конечном итоге, самое главное. Старая пословица «о вкусах не спорят» по-своему верна, но она не должна затемнять того факта, что вкус можно развить. Вернемся еще раз к скромной области обыденного опыта. Человеку, не привыкшему пить чай, все его сорта кажутся одинаковыми. Но имея на то желание, время и средства, он может испробовать самые изысканные его разновидности и стать настоящим знатоком, точно определяющим свои предпочтения. Его возросший опыт усиливает удовольствие от употребления избранных сортов.»

В конце книги огромный список литературы, удобный хронологические таблицы и всякое другое, облегчающее восприятие этого «всего обо всем». Очень очень рекомендую вообще всем, кто задумывался о том, что ж за зверь это искусство, как запомнить чем отличается кватроче́нто от чинквеченто и что в это время делали на северах )))

А у вас были интересные книжные находки в последнее время?

Shiny amber in progress

Я опрометчиво радовалась, что вышла на финишную прямую с новым Shiny amber. Ага, как же. Нет мне покоя.

Верх подобрала, но цветочное сердце с имбирем мне как-то не так лежит. Пятая версия на муже сидит волшебно, на мне — есть странные нюансы. Убрала из состава чампаку. Звук стал чище, но мне хочется большей выразительности. Разрываюсь на части, решая сразу две взаимосиключающие задачки: «как сделать предельно простые амбровые духи» и «как сделать амбровые духи с собственным лицом».
%Anna Zworykina  %art in a bottleВпрочем, в этой версии я уже ловлю себя  на остановке рационального мышления, когда вдыхаю. В принципе, может быть и пора остановиться. Но нужно еще поносить разные концентрации, потестировать на разных людях.

Пока в процессе.

и снова о крафтовом пиве и духах — воскресное

Я уже сравнивала крафтовое пиво и натуральные духи. Так что не могу не поделиться: в журнале %Anna Zworykina  %art in a bottlebeerexpert встретила картинку из мобильного приложения для любителей пива: там люди отмечают, кто что пил и делятся впечатлениями. Кстати, неужели у парфманьяков еще нет такого? Какая идея пропадает!

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Разъяснения для тех, кто не любит пиво: Николай в первый раз пробует крафтовое пиво разных стилей, отличающихся довольно необычным, ярким характером — много горечи и тд. Ну и комментирует) Не сходным ли образом выглядел бы парфюмерный дневник  некоторых начинающего любителя натуральных ароматов?:) «Наверное не мое. Слишком густой, тяжелый запах».  На самом деле больше всего меня порадовали комментарии к записи в жж Beer-эксперта.  «Всё нормально, — пишут комментаторы, —  Всё начинается со слов «слишком горько».»   «Наш человек, еще месяц — будет писать про то что хмель не тот». И вполне возможно, они правы! Помню, мы привезли на дачу вишневое пиво подмосковной крафтовой пивоварни. Спускаюсь к завтраку, а мама говорит — «Аня, похоже, прокис наш компот». Хорошо остатки вылить не успела — а ведь вполне приличное пиво было. Просто в такую же бутылку был еще раньше налит вишневый компот. И да, уже к четвертому крафту она согласилось, что такое пиво вполне имеет право на существование.
Вот и с натуральной парфюмерией похоже: есть много история «любви с первого вдоха». Но историй про постепенное привыкание, про долгий путь от «не мое» до «теперь у меня всегда флакон с собой» — гораздо, гораздо больше! Что внушает мне некоторый оптимизм! Важно, чтобы люди, которые начинают с «не мое» не чувствовали себя «какими-то не такими». А даже если это «не мое» и не изменится — ну и что? Каждому свое, разнообразие — хорошая штука. Хорошего всем воскресенья!

учиться учиться учиться

Недавно зашел разговор о том — «реально ли научиться делать духи». Поскольку это частый вопрос — напишу еще разок про это.

Я думаю так же, как автор известной пословицы про медведей и велосипед. Конечно можно.

Точно так же, как можно научиться рисовать, писать стихи и прозу, готовить, танцевать, петь. Что-то получается лучше, что-то хуже, что-то нравится больше, что-то меньше.

После нескольких десятков часов рисования вы сможете более или менее уверенно набросать задуманный эскиз. После тысячи часов рисования вы нарисуете что угодно. После десяти тысяч часов рисования — нарисуете что угодно как угодно. (про десять тысяч часов — не я придумала, если что)

С составлением ароматов — то же самое.

Основной вопрос — какой цели вы хотите добиться и какую цену готовы заплатить за это. Помните поговорку писателей: «Можешь не писать — не пиши?» Вот она многое говорит о цене, да.

Мне кажется, не обязательно учиться делать духи только с целью заниматься этим профессионально. Раньше, да и сейчас, учили рисовать и писать стихи не для того, чтобы все стали профессиональными художниками и поэтами. Это просто часть общей культуры. Приобретая умение делать что-то, человек меняется. Меняется его взгляд на мир. Появляется больше возможностей, расширяются горизонты.

С ароматами, опять же, то же самое. И это ведь не какое-то оторванное от мира и обычной жизни знание. Ароматы повсюду! Как и в кулинарии: есть блюда повседневные и простые, но от этого не менее вкусные, есть праздничные, сложносочиненные: перепелка в куропатке, куропатка в курице, курица в гусе, обернуть беконом и запечь… такое непросто научиться готовить, но и есть каждый день не будешь.

Если вы готовите — то каждый день сталкиваетесь с вопросами на стыке ольфакторной и вкусовой сторон. Какой смесью зелени заправить именно этот салат? Какие пряности положить в жаркое: тмин и майоран или тимьян и перец?

Возьмем классический рецепт одеколона из семнадцатого-восемнадцатого века: лимон, бергамот, цитрон, розмарин, нероли, роза. амбра. Вынем розу и амбру, переведем на кулинарный язык, и получим средиземноморскую закуску: кусочки апельсина, свежий розмарин, оливковое масло, черный перец. Или апельсиново-розмариновая соль, подходящая и для салата, и для рыбы и для птицы.  Кстати, в моей книге есть целый раздел про еду 🙂

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Так что, мне кажется, не обязательно иметь дальнюю цель «Сделать второй великий Шалимар», чтобы начать учиться составлять ароматы. Любая цель хороша, если движение к ней доставляет удовольствие и улучшает уровень жизни 🙂

 

читательское

Дегустируя духи Аялы, я  лицом к лицу столкнулась с той стороной натуральной парфюмерии, о которой знала лишь понаслышке. Той, о которой говорят «это ароматы для особого случая» или «ну нельзя же набрызгаться ими и бежать на автобус!»

Я  просто запоминала это, чтобы предупреждать других, сама-то я спокойно бегаю в натуральных духах даже на Почту России, видимо, ело привычки. Но некоторые ароматы Аялы Мориэль заставляли меня прямо-таки застыть и вслушиваться. Тут уж не до автобуса.

Известно, что очень часто  восприятие ароматической истории требует внимания и времени. В случае с ароматами Аялы это особенно верно! Истинное содержание аромата необходимо было установить, прожить, прочувствовать, иногда даже придумать! Эти сложные, необычно сбалансированные смеси будто бы зовут за собой  — «пойдем, сама все увидишь», не открывают все секреты с первого вдоха.

Я бы сказала что духи Аялы интеллектуальны: многие из ароматов вдохновлены поэтическими или прозаическими произведениями, многие представляют собой явный ребус, который требуется разгадать. И как же это здорово, когда, пожив вместе с ароматом, понимаешь, о чем он, в какие места он тебя привел,  когда вся информация, которую извлек из ноосферы в поисках  подсказок, складывается в гармоничную картину! В ходе этих открытий смещается и фокус внимания, и аромат «прочитывается» совсем иначе, чем в первый раз, когда ты открываешь пробирку и снимаешь пробу.

И я подумала, что Аяла и я считаем  ценной именно эту способность ароматов быть ключами к собственным открытиям, проводником в душе каждого, кто их носит. В ее духах есть не только самостоятельная эстетическая ценность, но и потенциал развития, возможность подтолкнуть к проживанию своих историй и получению персонального опыта.

Этот подход к ароматам сходен с принципами литературной рецептивной эстетики, в которой особое внимание уделяется взаимодействию текста и читателя. Произведение, согласно этой концепции, не монумент, но партитура, которая рассчитана на постоянно обновляющееся восприятие: тогда текст освобождается из-под власти слов и приобретает реальное в данном срезе времени бытие. Если пойти дальше, можно сказать, что прочитывая, проживая произведение искусства, читатель, по сути дела,  создает  его заново. И то сказать – сто же слышит звук падающего дерева, если в лесу никого нет?

А у Павича, например, читатель книги может быть ее героем или соавтором. «Неужели ты полагаешь, что только ты имеешь право на книгу, а у книги нет права на тебя? Почему ты так уверен, что не можешь быть чьей-то мечтой? Ты уверен, что твоя жизнь – не просто вымысел?» — говорит героиня его романа.

Так и с духами: часто они властно заявляют свои права на нас, наши мысли, время, внимание.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и другая сторона медали, знакомая тем кто пишет (и не только пишет, просто на примере литературы это видно особенно ярко), я сразу вспоминаю Александрийский квартет, когда думаю про нее – «В то время он с головой ушел в работу над очередным романом и, как всегда, начал уже замечать, как обыденная жизнь, кривляясь и гримасничая, понемногу выстраивается вдоль им же самим в романе намеченных линий. Было у него объяснение для такого рода странностей: любая концентрация воли смещает ровное течение жизни (Архимедова ванна), она же определяет и угол отклонения. Реальность, считал он, всегда стремится подражать человеческому воображению, коему она, по большому счету, и обязана самим фактом своего существования.»

Та же концентрация воли читателя – или дегустатора – влияет на аромат, и только от него – от нас! – зависит, какие картины соткет перед нашим мысленным взором эта легкая, эфемерная материя. (про важность фокуса внимания я еще тут писала)

В этом взаимном влиянии, взаимном проникновении аромата и его носителя  кроется прелесть  и сила многих натуральных ароматов.

Разумеется, натуральная парфюмерия не единственная обладает способностью нашептывать истории и вызывать яркие эмоции, да и среди мастеров «натурального» жанра есть приверженцы совершенно других принципов, но все-таки натуральные материалы  существенно облегчают это взаимодействие аромат-сердце.

В общем, на самом деле это было вступление к циклу  обзоров канадской натуральной парфюмерии, духов, которые на время вернули меня в роль читателя, за что я им очень благодарна.

Роза пахнет розой?

%Anna Zworykina  %art in a bottle
«Роза пахнет розой хоть розой назови ее, хоть нет», – писал Шекспир. И был, как мне кажется, неправ.
О том, как устроено наше обоняние с точки зрения физиологии, вроде бы, более или менее понятно. Молекулы веществ воздействуют на ольфакторные рецепторы. Как именно– споры до сих пор идут, существует несколько теорий, самые популярные, на сегодняшний день — «ключ-замок» и колебательная теория Турина. В результате меняется потенциал рецепторных клеток, на это реагируют обонятельные нейроны, которые передают электрический сигнал в обонятельные структуры головного мозга после чего некоторые из них обрабатываются в другом отделе, связанном с сознательным мышлением — коре. И каким-то образом возникают мысли и представления о запахе.
Важный момент заключается в следующем. Если очень огрубить, то лишь маленькая часть обонятельных сигналов опознается как таковые нашим сознанием. И тем более структурируется в сложный образ, такой как «запах розы». А огромное количество ароматических растительных экстрактов просто снижают частоту сердечных сокращений, обезболивают и оказывают другие физиологические эффекты – на том и стоит ароматерапия. Подчеркну, что терапевтическое воздействие ароматических экстрактов происходит, по бóльшей части, через мозг, а не через кожу.
%Anna Zworykina  %art in a bottle

Вернемся к молекулам и розе. С одной стороны, существует какое-то количество молекул, воздействующих на рецепторы. Существуют электрический импульс и возбуждение разных нейронов. С другой – есть роза перед нашим мысленным «носом». Но как электрический импульс превращается в мысль о розе? Эта роза – где она?
Это, мне кажется, есть самый важный вопрос, который мы должны решить, если хотим понять что-то про обоняние и духи.

Здесь я хочу процитировать Пелевина – простите, кто не любит, но тут правда к месту. «Людям известно, что замыкание нейронных цепочек в коре мозга определенным образом связано с мыслями. Им известна даже локализация переживаний — какие ощущения соответствуют активности разных зон мозга. Например, возбуждение нейронов в определенной области совпадает с переживанием красного цвета. Пока все просто. «Hard problem» появляется, когда они пытаются объяснить, как электрическая активность, которую фиксируют приборы, становится субъективным чувством. Тем, что люди называют qualia — переживанием чего-то изнутри… Дело в том, что есть непреодолимая качественная пропасть между воспринимаемой нами краснотой…и электромагнитными колебаниями в мозгу, которые фиксирует томограф. Как, где и почему электрический разряд становится красным цветом, который мы видим? Этого не знает никто. Иногда даже спорят, можно ли утверждать, что красное для одного человека — то же самое, что красное для другого. С уверенностью можно говорить лишь о том, что в схожих ситуациях люди используют одно и то же слово.(Я подумал, что и правда не знаю, действительно ли красный для меня — это то же самое, что для Софи. Вдруг она видит его как я синий?) Никто никогда не объяснит, как электрические процессы в мозгу становятся переживанием красного цвета. Потому. Что. Они. Им. Не. Становятся. Понятно? Можно только объяснить, как красное стекло нашего мозга окрашивает — вернее, редуцирует — исходную бесконечность до скрытого в себе кода.»
Вот верите ли – с парфюмерией все обстоит так же, как с красным цветом.
Аромата розы, существующего как единая вещь в себе – НЕТ.
Более того. Если отбросить в сторону коаны про то, существует ли треск падающего в лесу дерева, раз его никто не слышит, мы можем отметить еще несколько вещей. Читать далее

дневниковое, из Вьетнама

Существует тысяча причин для того, чтобы душиться. Дополнить визуальный образ ароматом, подобрав духи к одежде, создать настроение, вспомнить прошлое, заявить о себе… да что угодно, я писала про это.

Когда никаких особенных причин нет – мне нравится пробовать подобрать такой запах, который бы совершенно вписывался в картину мира, который окружает меня в данный момент. В этой картины и пейзаж, и погода, и настроение, и окружающий ароматический фон. Хочется, чтобы  духи вписывались идеально и дополняли картину, добавляя, к тому же, в воспоминания еще один якорь, который всегда будет со мной. И вот с идеальным вписыванием порой случаются загвоздки.

Которую подряд зиму уже я провожу во Вьетнаме. Когда я ехала сюда в первый раз,  брала с собой кучу легких и свежих ароматов – вполне предсказуемый эпик фейл. Одеколонного типа ароматы здесь сплющиваются и покидают кожу со скоростью зайца, преследуемого сворой гончих.  Прохладные цветы, окруженные зеленью, тяжело вздыхают и умоляют избавить их от Этого окружения.  Шипры теряют тургор и звучат как струнный инструмент с ослабленными струнами. Тропики, мэм!

По моему опыту нормально ведут себя ароматы с богатой,  мощной базой. Будь то деревяшки,  кожа, экзотические коренья или смолы, и хорошо, если верхние ноты не цитрусовые и не  травяные, а специевые. Полынь, впрочем, можно со всех сторон обложить лабданумом и сандалом, тогда она будет держаться, но удивляться несоответствию запаха окружающей обстановке придется уже вам.

Собственно, в этом несоответствии, по-моему, и кроется самое интересное. Вьетнам, в добавок к влажному и жаркому климату, чрезвычайно богат на собственные запахи. Если жить здесь и ходить по обычным улицам, ежесекундно подвергаешься атаке сотен интенсивных, незнакомых с детства, меняющихся ароматов. Цветут деревья и цветы – жасмин, плюмерия. Сейчас вот еще цветет дьявольское дерево, и вокруг каждого пол улицы заливает плотное облако запаха: будто корицу и мимозу заварили в густом молоке. В каждом доме есть алтарь предков, на котором возжигаются ароматические палочки.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В Хойане утром и вечером  в домах и на уличных алтарях жгут на углях деревяшки агаро.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Там, где есть океан – пахнет океаном.  Начиная с обеда и до позднего вечера на улицах стоят миниатюрные жаровни, полные дымящихся углей, на которых поджаривают что ни попадя.  Иногда обжаривают  засушенных кальмаров, и не передать, какой характерный и острый запах они испускают. Двери и окна домов открыты, поэтому кто-то ест дуриан, кто-то (все!) сдабривает еду рыбным соусом, чили и лаймом – во влажном воздухе все это развевающимися концами шлейфов окутывает прохожих, цепляясь за руки и за ноги.  В таком окружении почти любой аромат, особенно классического толка, будет вызывать впечатление седла даже не на корове, на жирафе. Так что не удивительно, что  культура духов здесь не слишком развита, и чаще всего шлейф аромата от местного жителя  — заслуга бальзама Звездочка.  Я, впрочем, все равно экспериментирую и с классикой, но без надежды на гармонию, просто интересно как ведут себя разные составы в разных условиях.  А вот не европейские составы выглядят здесь совсем  иначе. В частности, я поучила море удовольствия,  разнашивая разные варианты аттаров Amouage. Но об этом – в следующем выпуске!

История или Эмоция?

Дискуссия двух профессионально любящих парфюмерию дам на фейсбуке заняла мои мысли. Обсуждался вопрос о том, как можно выразить эмоцию в форме аромата, и в чем состоит отличие аромата-эмоции от аромата-истории. Галина Анни, например, видит  такие сложности парфюмерном воплощение эмоции: «Человеческая эмоция — штука быстро проходящая, затем она сменяется другой эмоцией.  Первые несколько минут — это действительно эмоция, но потом-то начинается история. Либо воспоминание, либо новая встреча. А духам положено держаться ну хотя бы несколько часов… Хотя вот сейчас придумала концепцию краткосрочных ароматов. Сет с несколькими флакончиками, где ароматы прекрасные, но совершенно нестойкие. Через четверть часа начинают исчезать, через полчаса — нет и следа. Но очень эмоциональные, можно успеть пережить за день многое.»

С одной стороны — я согласна с Галей — обычно чем дольше живет аромат, тем больше в нем подробностей, а значит, тем больше он похож на историю. И тем менее приспособлен для того, чтобы передать быстротечную, мгновенную эмоцию.

%Anna Zworykina  %art in a bottleС другой стороны — не все эмоции так быстротечны. Иногда эмоции, возникающие как итог уже прожитой истории, которые могут быть сконцентрированы и запечатлены в аромате, как  текучая смола превращается в янтарь. Или эмоция — предчувствие тоже может превратиться в концентрат. Та, что задает тон всей последующей истории. Она несет такую смысловую нагрузку, что не уместится в мгновенном наброске.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКак правило, ароматы-эмоции из последней категории долгоиграющие, и сделаны  будто бы без швов, слитно, так, чтобы  ингредиенты плавно переходили друг в друга, не отвлекая внимание на разветвления и разноголосицу. Все в них настроено на одну волну и звучание в унисон, позволяя сосредоточиться на проживании одного, но богатого оттенками чувства.

Для меня один из прекрасных примеров долго звучащего аромата-эмоции,  — Onda  от Vero.profumo, эта дегтярно-цветочно-ветиверовая волна.

А у вас есть любимые ароматы-истории и ароматы-эмоции?

Двойки

В который раз совершенно случайно обнаружила, что незаметно для себя в очередной раз воплощаю свою одержимость балансировать противоположности.

У меня уже есть несколько «парных» ароматов, а на очереди еще целая обойма пар.

Есть  (еще не полностью сделаны и не описаны) два дерева, два зеркала, наступающий и уступающий (без названий), и вот сегодня делаю то, что недавно пришло в  голову — «The Rapture». Смешиваю четыре жасмина для сердца и что-то царапается на краю внимания — куда, как, что-то похожее было… и точно. Еще один недавний, недоделанный еще аромат. Под рабочим названием «The Fall». То есть еще будут две бездны, видимо.

При этом я почти никогда не ношу их в парах, а вот в процессе работы обязательно возникает потребность сделать «еще один, но наоборот». Мне все ощущается, что создавать один вектор опасно, что если я не уравновешу его другим, ведущим в обратном направлении, то весы, на которых лежит мое сердце, качнутся куда-то не туда.

А у вас есть ароматы, которые образуют в вашем восприятии пары, рифмы? Какие и как вы их носите?