Белые птицы Берджера

Думаю в очередной раз про искусство — и как раз читаю отличный сборник эссе Берджера «Зачем смотреть на животных» 

%Anna Zworykina  %art in a bottle
«Так или иначе, мы живём в мире страдания, где свирепствует зло, в мире, где события не подтверждают наше Бытие, в мире, которому надо противостоять. Именно в такой ситуации эстетический момент даёт надежду. То, что кристалл или цветок мака кажется нам прекрасным, означает, что мы не столь одиноки, что мы более глубоко погружены в существование, нежели можно было бы предположить, следуя ходу одной-­единственной жизни. Пытаюсь описать данные переживания как можно точнее; мой отправной пункт феноменологический, а не дедуктивный; форма его, воспринимаемая как таковая, становится посланием, которое мы получаем, но не можем перевести, поскольку всё в нём мгновенно. На миг энергия нашего восприятия становится неотделима от энергии творения.

Эстетическое чувство, испытываемое нами перед рукотворным предметом — вроде белой птицы, с которой я начал, — производное от чувства, испытываемого нами перед природой. Белая птица — попытка перевести послание, полученное от птицы настоящей. Все языки искусства выросли из попытки преобразовать мгновенное в постоянное. Искусство предполагает, что прекрасное — не исключение, не вопреки, но основа порядка.

Несколько лет назад, рассматривая историческую грань искусства, я написал, что сужу о произведении по тому, помогает ли оно людям в современном мире отстаивать свои права в обществе. Я не отказываюсь от этих слов. Другая, трансцендентальная, грань искусства порождает вопрос о праве онтологическом.

Понятие искусства как зеркала природы привлекательно лишь в периоды скептицизма. Искусство не подражает природе, оно подражает творению, порой для того, чтобы предложить альтернативный мир, порой попросту для того, чтобы усилить, подтвердить, придать социальный характер мимолетной надежде, которую дает природа. Искусство — организованный отклик на то, что природа изредка позволяет нам ухватить взглядом. Искусство стремится преобразовать потенциальное распознавание в нескончаемое. В искусстве провозглашается человек в надежде получить более уверенный отклик. Трансцендентальная грань искусства — всегда разновидность молитвы.

Белая деревянная птица покачивается в потоках тёплого воздуха, поднимающегося от плиты в кухне, где пьют соседи.

На улице 25 градусов мороза, настоящие птицы падают замертво!»

Библиотека запахов и не только

А теперь про настоящую библиотеку запахов: комната библиотеки собора св. Павла в Лондоне, надушенные перчатки 19 века, попурри 18 века, мебельный воск, комнаты усадьбы Кнола, которой уже шестой век владеет одна семья, старые книги — вот какие запахи буквально «оцифровывает и каталогизирует» Сесилия Бембибр, University College London

«Запахи помогают нам чувствовать себя более глубоко и более лично связанными с историей», считает Сесилия, и вот — ее проект Heritage Smells ! Историческое наследие — это не только витражи и текст, это еще и запахи.
Сесилия «записывает» запахи с помощью технологий Headspace и т.н. «пассивной диффузии» — когда рядом с пахучим объектом помещают углеродную губку, впитывающую запах. После того как губка поглощает аромат, Бембибр проводит ее через газовый хроматограф и масс-спектрометр, который она описывает как «большой нос». И на выходе мы получаем чистую «цифру», т.е хроматограмму и соотношение частей, которое, теоретически, позволят воспроизвести запах с нуля.
Например, запах старых книг («запах умирания книги» как говорит Сесиль) по большей части обусловлен уксусной кислотой, фурфуролом, бензальдегидом, ванилином и гексанолом.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мне кажется это потрясающие новости — про то, что теперь запахи — это не только «духи» или «мыло душистое», ольфакторная сфера расширяется, до культурной и научно-признанной. Крутой проект.

И вот еще проект про создание «духов», повторяющих запах собственного тела. Или не собственного, а кого-то, кто вам дорог (признавайтесь, кто спит в чужих, то есть не чужих но не-своих, вы поняли, нестираных футболках? Вот представьте: целый флакон ЭТОГО у вас в кармане)
Bottle The Scents Of Deceased Loved Ones — вот он.

Запустили проект 52-летняя француженка Катя Апалатеги и ее сын Флориан Рабо, объединившись с учеными из университета Гавра. За 600 евро покупатель получит флакон с ароматом объемом 10 мл и медальон из лиможской керамики для нанесения композиции. Кроме того, на упаковке будет выделено место для фотографии того человека, запах которого помещен внутрь. Катя считает, что таким образом можно законсервировать запах новорожденного ребенка, своей первой любви, а также… умерших родственников. Собственно, в бюро ритуальных услуг во Франции и начнутся продажи, позже появится сайт, через который ароматы Made-to-Measure смогут заказать все желающие. Необходимо лишь предоставить в лабораторию вещь, принадлежащую человеку, — к примеру, что-то из одежды. Так что теперь закупорить можно запах мужа, жены, младенца или матери, headspace в помощь.
Вообще идея воспроизводства запаха умершего человека вызывает сложные чувства- это и захватывающе и пугающе, и думаешь — зачем? Надушить этим запахом 3D модель чтоб был как настоящий? Сложно.
Но вспомнила я об этом потому, что смотрите, как взрывным образом расширились границы «ольфакторного»: есть странные арт-проекты (типа Питера де Купера, я о нем вот тут  писала ) headspace и историческое наследие, headspace на службе у похоронного бюро. Не говоря о всем прочем. Интересное время, интересные перспективы!

на полях

Обобщая топ запросов про ольфакторное, могу сказать, что, как и во многих прочих выборках, очень широко представлен сектор «о себе», т.е.

как понять что мне нравится
почему мне нравится то а не это
а почему у меня голова болит от такого-то

Кажется, умение обнаружить в себе себя и есть столь дефицитный мета-навык. Вот что есть волшебная таблетка-то.
Не покупайте чужой гид по «мне нравится», дорогие читатели, кто, кроме вас самих, найдет ваше «хорошо»? Никто.

От этого плясать начинайте, от поиска точки счастья, ориентируясь на свои (!) чувства, состояние, комфорт, отслеживая, тихо-спокойно, никто не торопится в этом.
Если нет понимания того, что именно делает вам хорошо in general (я знаю, это бывает) — это уже запрос к психотерапевту, про восстановление связи с собой, это, повторюсь, бывает и с этим можно работать, а остальное, типа «какой именно аромат» уже само отрастет.

Духи и ответственность.

«интересная, как и сама идея, что парфюмерия как творческая область точно так же, как и все остальное, меняется вместе с миром. казалось бы, что может быть абстрактнее аромата? в конечном итоге, это воспоминание или мечта в бутылке, социальной ответственности в нем примерно столько же, сколько в пейзаже с Золотым мостом на туристической открытке.» — Ой. Встетила в телеграме этот пассаж и очень, очень удивилась.

Нет, я понимаю, каждый подросток считает, что это он изобрел секс, а все эти скучные взрослые никогдабы.

И еще я понимаю, что у нас почему-то очень любят различать «биологическое» и «социальное», как будто социум вырос на равнине искусственного интеллекта, который нам завезли инопланетяне, поэтому к «биологическому» он ну никак не пришвартовывается, ага (и конечно же нет никаких социальных структур у животных, все учебники биологии были сожжены до прочтения)

Ну так и получается, что «мечта в бутылке» формируется не дискурсом и контр-дискурсом (и потом они меняются местами), а инопланетным разумом (действительно, казалось бы). Поэтому женщины-цветы и все райские сады Руднички и вся классика 50, геометрические флаконы и номерные духи и авангард, и флакон в форме бюстов и чудесный сюрреализм Скиап, ну и дальше все по тексту, включая сексуальную революцию и революцию веществ, и тему изменения отношения к телесности (от кожи к другой коже, через шокирующие индолы и фекальные оттенки прямиком сейчас к неопуританизму, уже все есть и во флаконах) и еще тысячу вещей — ничего этого не было, ничто в духах, окромя Золотого Моста, не отражалось, были только иллюзорные эманации капиталистического гниения, и никакой связи с общественными настроениями не было. А сейчас вот, славатегосподи, появилсь, ура нашему прогрессивному цифровому веку.

Ну ок.

Бергамот, Мицуко и Ника

Сергей Борисов поделился в фейсбуке публикацией Monsieur Guerlain.

Там, вкратце, речь о том, что, мол, не всегда старое лучше молодого. Хотя часто думают, что вино чем старше тем лучше — на самом деле это неверное обобщение, есть куча вин, которые лучше пить молодыми, с возрастом они портятся.

Вот и с духами похожая история. Взять, скажем, Мицуко. Терри Вассер пишет, что в формуле Мицуко примерно половину места занимает бергамот (и это, я думаю, знают все, кто знает шипры), он — очень значимая часть характера и структуры этого аромата. И, в общем, лучше всего эти духи раскрывают задумку автора  на второй год, первый год формула дозревает, на второй — все идеально, а дальше, что для нас не сюрприз, бергамот начинает понемногу окисляться и утрачивает первоначальную яркость, задор и свет. И, в общем, чем старше духи тем меньше бергамота и тем дальше они от «оригинала». Матвей Юдов пишет: « В лучшем случае он со временем бесследно исчезает, но это скорее из области фантастики, ибо продукты тоже пахнут. Что там в современные кладут – это другой разговор, но в случае с Мицукой и т.п. если им хотя бы лет 20, то это уже совсем другой продукт, нежели сразу после производства.»
И спорить с этим не хочется и бессмысленно: все так и есть. Продукты распада бергамота тоже пахнут, к счастью, пахнут они не ужасно, но да, не так как нормальный свежий бергамот. И да, разумеется, Мицуко которой 50 лет сильно не такая же, как Мицуко, произведенная, допустим, год назад по той же формуле, это совершенно очевидно.
Любители винтажный версий, между тем (и я с ними)) пишут, что да плевать на то что сейчас не то что тогда. Любим мы вот эти вот остатки, и все равно они лучше новой переформулировки.
Тут, помимо свободы любви, мне видится вот еще какой ракурс.
%Anna Zworykina  %art in a bottleЧасто произведения искусства со временем очень страдают, и до нас доходят в виде обломков.  %Anna Zworykina  %art in a bottleКто знает, как выглядела Венера с руками? Более того, греки же еще и раскрашивали многие статуи! Представляете, рисовали им прямо глаза на лице. Было одно. Стало другое. Меняется физическое состояние предмета, меняется взгляд людей на него. Многое меняется, но правда же, можно оставить другим свободу любить развалины, любить поблекшие картины, любить базу Мицуко, которая сама по себе совершенно прекрасна, хотя и «не о том»
И еще хочу сказать, что в этих следах времени есть свое отдельное очарование. Я как прочла дискуссию, сразу вспомнила японскую историю про реставрацию разбитой посуды золотым лаком, кицунги. Это история про то, что подарив новую жизнь сломанному предмету,  в него привносят не только некую историю, но и целую душу.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКицунги, как я понимаю, отсылает нас в том числе к концепции совершенства несовершенного, ваби-саби. Кинцуги говорит нам: трещины и раны это не дефекты, это часть жизни. Кроме того, в этой эстетике следы износа имеют самостоятельную ценности, их не прячут, но лелеют, они увеличивают ценность вещей.Мысль о том, что шрамы можно украсить золотом и стать не разбитой чашкой, но произведением искусства мне кажется очень красивой.

%Anna Zworykina  %art in a bottleРазумеется, всегда есть и будут любители нового и блестящего, которые говорят примерно: «да что вы носитесь с этим старьем, там же все уже протухло» и есть наоборот, ценители старины, которым новая вещь — вообще ни о чем. И весь континуум между этими двумя позициями. Я, как обычно, за то чтобы цвели все цветы. Просто хотела написать, что любовь к слегка побитому и щербатому — совершенно не уникальная черта «маньяков винтажников», это гораздо шире. И это можно понять.