SILKY WAY от PARTISAN

Silky way Александра Перевертайло похож на рассказ по уши влюбленного: даже если речь о чем-то отвлеченном — то и дело из глаз сыпятся сердечки.
Это пряный и восточный аромат, но с огромным количеством воздуха, простора и перспективы, а не россыпь специй на базаре.

Действительно, путешествие, горизонт в туманной дымке — мне кажется, это ощущение бесконечности дают лаванда и бергамот, как таковых их не унюхать, но зато аромат разворачивается по вертикали и по горизонтали, мне очень нравится! Александр пишет, что в нем есть и тинктуры специй, которые он специально привез из Индии — ну я же говорю сердечки просыпаются.

Это, пожалуй, самый ровнотекущий и спокойный аромат PARTISAN, можно уверенно рекомендовать тем кто интересуется что за INDIE такое бывает, но боится. Воздушные, плавные специи — бадьян и черный кардамон идеально зарифмованы, сглажены, и развитие до сандала и ванили течет постепенно, как большая река или дальняя дорога, в которой уже перестаешь считать дни и километры. Древесный, чайный, благовонный и умиротворяющий аромат. Летом носила — было прекрасно, но сейчас, осенью, еще лучше)

%Anna Zworykina  %art in a bottle

А еще у Александра акция невиданной щедрости — на www.pparfums.com.ua акция -40% от стоимости флакона. Заказ можно оформить на сайте марки до 31.10.18
Мне кажется можно бежать и заказывать путешествие по шелковому пути во флаконе)

 

Гальбанум

В инстаграме Кристофа Лодамьеля увидела отличный ролик про добычу гальбанума. Да, «гальбанум» — это камедесмола, получаемая при надрезе ствола травянистого растения ферулы камеденосной Ferula galbaniflua.
Иранский производитель пишет, что это одна из священных смол, которые использовались для воскурения во многих религиозных традициях.
Но ролик просто потрясает, вот оно как — сбор ароматических материалов для экстракции. Представляете, для добычи столовой ложки сырья нужно наклониться, поскоблить, потереть, закрыть камнем. В такие моменты цена на натуральные экстракты совершенно не возмущает. Тонны человеческого труда, заботы.

Гальбанум как парфюмерный ингредиент и тема ярко звучит в такой классике как Vent vert (она считается одним из родоначальников «Зеленого»  жанра), в Chanel 19. Горький, вяжущий, резоновый, бальзамический, терпкий.

Бергамот, Мицуко и Ника

Сергей Борисов поделился в фейсбуке публикацией Monsieur Guerlain.

Там, вкратце, речь о том, что, мол, не всегда старое лучше молодого. Хотя часто думают, что вино чем старше тем лучше — на самом деле это неверное обобщение, есть куча вин, которые лучше пить молодыми, с возрастом они портятся.

Вот и с духами похожая история. Взять, скажем, Мицуко. Терри Вассер пишет, что в формуле Мицуко примерно половину места занимает бергамот (и это, я думаю, знают все, кто знает шипры), он — очень значимая часть характера и структуры этого аромата. И, в общем, лучше всего эти духи раскрывают задумку автора  на второй год, первый год формула дозревает, на второй — все идеально, а дальше, что для нас не сюрприз, бергамот начинает понемногу окисляться и утрачивает первоначальную яркость, задор и свет. И, в общем, чем старше духи тем меньше бергамота и тем дальше они от «оригинала». Матвей Юдов пишет: « В лучшем случае он со временем бесследно исчезает, но это скорее из области фантастики, ибо продукты тоже пахнут. Что там в современные кладут – это другой разговор, но в случае с Мицукой и т.п. если им хотя бы лет 20, то это уже совсем другой продукт, нежели сразу после производства.»
И спорить с этим не хочется и бессмысленно: все так и есть. Продукты распада бергамота тоже пахнут, к счастью, пахнут они не ужасно, но да, не так как нормальный свежий бергамот. И да, разумеется, Мицуко которой 50 лет сильно не такая же, как Мицуко, произведенная, допустим, год назад по той же формуле, это совершенно очевидно.
Любители винтажный версий, между тем (и я с ними)) пишут, что да плевать на то что сейчас не то что тогда. Любим мы вот эти вот остатки, и все равно они лучше новой переформулировки.
Тут, помимо свободы любви, мне видится вот еще какой ракурс.
%Anna Zworykina  %art in a bottleЧасто произведения искусства со временем очень страдают, и до нас доходят в виде обломков.  %Anna Zworykina  %art in a bottleКто знает, как выглядела Венера с руками? Более того, греки же еще и раскрашивали многие статуи! Представляете, рисовали им прямо глаза на лице. Было одно. Стало другое. Меняется физическое состояние предмета, меняется взгляд людей на него. Многое меняется, но правда же, можно оставить другим свободу любить развалины, любить поблекшие картины, любить базу Мицуко, которая сама по себе совершенно прекрасна, хотя и «не о том»
И еще хочу сказать, что в этих следах времени есть свое отдельное очарование. Я как прочла дискуссию, сразу вспомнила японскую историю про реставрацию разбитой посуды золотым лаком, кицунги. Это история про то, что подарив новую жизнь сломанному предмету,  в него привносят не только некую историю, но и целую душу.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКицунги, как я понимаю, отсылает нас в том числе к концепции совершенства несовершенного, ваби-саби. Кинцуги говорит нам: трещины и раны это не дефекты, это часть жизни. Кроме того, в этой эстетике следы износа имеют самостоятельную ценности, их не прячут, но лелеют, они увеличивают ценность вещей.Мысль о том, что шрамы можно украсить золотом и стать не разбитой чашкой, но произведением искусства мне кажется очень красивой.

%Anna Zworykina  %art in a bottleРазумеется, всегда есть и будут любители нового и блестящего, которые говорят примерно: «да что вы носитесь с этим старьем, там же все уже протухло» и есть наоборот, ценители старины, которым новая вещь — вообще ни о чем. И весь континуум между этими двумя позициями. Я, как обычно, за то чтобы цвели все цветы. Просто хотела написать, что любовь к слегка побитому и щербатому — совершенно не уникальная черта «маньяков винтажников», это гораздо шире. И это можно понять.

Norne Slumberhouse

Slumberhouse —  инди марка из Портланда, автор духов, Джош Лобб (вот кусочки из его интервью) работает с натуральными и синтетическими веществами. Он любит всякое необычное, обожает работать с «темными материалами», его ароматы довольно плотные, в хорошем смысле грязные, хотя мне там синтетика немножко мешает, но попробовать в любом случае любопытно.

Мне пока больше всего по душе пришелся  Norne  — как многие пишут, реалистичный портрет Pacific Northwest )) В составе поэтично указаны fogcaked needle, lichen, fern, moss, hemlock, incense

Первая моя мысль была  «Надо же какими лаконичными средствами сделана такая экспрессивная картина!» Прямо картина маслом, крупные мазки, три-четыре краски: умбра, марс, изумрудная зелень и сиенна. Ух и ах, одна сплошная мощь. Никаких подробностей и проработки деталей. Зная натуральные материалы, я  их узнаю. Здорово сделано. И, кстати, отличный пример «хвои без хвои», тут нет и следа елового одеколона, который часто бывает, если использовать хвойные натуральные экстракта без фантазии. Но темная, насыщенная зелень, бальзамика, древесные ноты и хвойная кислинка создают достоверную картинку.

 %Anna Zworykina  %art in a bottle

Авот  дляавтораодноизмоихлюбимыхблогов, kafkaesqueblog,  Norne такой— In this Norne, goblins, elves, dwarves, and hobbits called Licorice, Patchouli, Tobacco, Smoke, Clove, and Leather live in huts built from peat, earth, and pine logs, their roofs littered with pine needles and sticky with sap from the giant, thousand year-old pine trees that surround every dwelling. The trees reach up to the stars, almost blocking out the light, their tips wreathed with mist and fog. At the furthest periphery of the kingdom, the boundaries are drawn with a solid wall of firs, standing like sentinels on watch, cool, aromatic, blue, and bearing the scent of winter. The ground at their feet is littered with cones and wet leaves but it’s also loamy, wet, and dark, exuding an earthy aroma that has surprising strength.

Я могу понять, откуда столько подробностей – аромат действительно будит воображение. Но меня слишком завораживают смелые, мощные и крупные мазки – не различаю там деталей. Ну и для меня, конечно, лес Толкиена гораздо более светлый, больше похожий на рисунки Алана Ли.

Полина, спасибо за пробник))

Смородина, ностальгия и фотообои.

Пара пшиков  «Смородины и мяты» Брокар —  и мои мысленные ноги омыл прилив воспоминаний о детстве. Но не о смородиновых кустах на даче, нет. Я вспомнила, как впервые увидела фотообои на стене бабушкиной квартиры.

«Смородина и мята» Брокара – безусловный пример гиперреализма в парфюмерии. Гиперреализм не стремится _копировать_ реальность, он представляет нам изображения настолько детализированные, что они как будто создают дополнительную, отдельную реальность, вещь в себе.

Когда я вдохнула Смородину, сразу вспомнила про те фотообои: осенний лес, девочка с кувшином. Во всю стену. Брокаровская смородина ушла дальше: тут во всю стену распахнут дисплей, демонстрирующий картинку под разными углами, с самым выгодным освещением, картинку такую реальную, что, кажется, другие три стены — это какое-то недоразумение.

Смородина объемна и обладает почти физической плотностью. Признаться, мяты мне не дали совсем, как и листьев: мне весь аромат про ягоды. Первый вдох – огромная гора ягод прямо перед носом, я так близко, что их очертания слегка расплываются, они везде.

Потом появляется сахар. Спокойно, не надо убегать. Хороший сахар: вот рядом в медном тазу на хорошем огне он плавится, чтобы превратиться в сироп для варенья. Ну а зачем вы еще ягоды собрали, хехе. Кстати, это один из самых реалистичных и уж точно самый приятный сахар, который я встречала в духах, он нисколько не похож на обычную парфюмерную липучку, тут именно специфический аромат, который сопровождает карамелизацию, когда еще чуть чуть и сироп начнет темнеть, но пока не темнеет. Вовремя убрали с огня, я довольно вздыхаю, и снова вступают ягоды. В этой фазе есть и сок, и зеленоватая мякоть, и легкая минеральность, а потом появляется банка, в которой ягоды засыпали белым сахаром, чтобы открыть потом, попозже (и снова хороший сахар!) На этом круг замыкается, и разные нюансы ягодной темы проигрываются снова и снова. Через  двое суток на занавеске для душа, которой досталось Смородины, я обнаружила пленительный лилейный мускус, похожий на базу из давнишней Лилейно-яблочной Эскады, которую делал Куркджян.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Это изумительно техничная, гиперреалистичная смородина.

Реалистичной у меня бы ее не повернулся язык назвать – в ней сглажены многие нюансы (недаром Люба ее называет «смородина без кошек»), в ней нет шероховатостей, зато есть подсветка, округлость и полнота выстроенной заново 3D реальности. Напомню: у гиперреализма нет задачи копировать или воспроизводить реальность, он создает ее де ново. Это фотообои, смородиновые кусты во всю стену, это ты поднимаешь голову от подушки, а вместо темного потолка там дисплей с радугой. Для того чтобы таким прямым тычком пробудить _во мне_ ностальгию по даче, ему не хватает несовершенства, но я и не целевая аудитория. Зато я вспомнила фотообои вместо ковров и оценила огромную работу, которую проделали парфюмер и эвалюатор. Дисплей мерцает. Смородина поворачивается глянцевым боком. Техника на грани фантастики.

За флакон спасибо Любови Берлянской, креативному директору Брокар) А я еще пойду нюхать помидорную ботву, очень интересно!
пс — «Парфюмерия брендов Brocard Group продаётся в крупнейших торговых сетях России: в гипермаркетах Ашан, О’Кей, Лента, Магнит, в магазинах Рив Гош, Подружка, Stockmann, Улыбка Радуги, Дети, в интернет-магазине OZON.ru.» Но не во всех Элизе,  тут можно подглядеть, где бывает.

Aramis Aramis как пример полынного шипра

Aramis Aramis  — одна из тех пробирок, которые я всегда показывала в первую очередь на мастерских, посвященных шипрам.

Отличная парфюмерная полынь (не похожая на натуральную, но красивая!), брутальная кожа, прямо из сидений винтажного автомобиля, а дальше — анималика, суровый мох в тру-шипровой базе. Олдскульный такой шиприще, густой, мощный, многогранный. Пробовать всем!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Почему пишу «пробовать всем» — потому что это довольно понятная и доступная вещь. Конечно, совсем иконический кожаный шипр — это Bandit, Piguet, но современный уже не о том. Cabochard от Gres — тоже лучше винтажный. В принципе, если у вас есть возможность добыть винтажного Bandit’a  или Cabochard — конечно, они покроют собой абсолютно все кожаные шипры и еще пол мира. Арамис, безусловно, попроще. Но не в плохом смысле, в хорошем: он более узкий, понятный, такой шипр-мужчина.

Можете достать первоисточники — ура, это лучше. Но в современном Бандите уже ничего эдакого не осталось, увы, поэтому искать лучше старые версии, а это конские деньги( Нет возможности — Арамис очень ок. На ebay полно винтажных версий по очень умеренным ценам. Да и современная версия очень хороша, что уж там.

 

Собственная гордость

У любителей ароматов собственная гордость и свой азарт. Чаще всего нам мало найти аромат (один-два-десять) который нравится и который хочется носить. Да что там, при должном подходе пару десятков таких ароматов найдется за год. А что дальше? Дальше — исследования.

О том, как мы ищем подход к странному и непонятному аромату я читала много забавных и очень понятных историй, которые со стороны могут казаться совершенно дикими.  «Не носите в жару, носите в ветреную погоду», «Не берите с собой в тропики», «Носите только в тропиках в адскую жару» (Al Andalus Amouage), «Не наносите на кожу, только на волосы», «Наносите за пазуху, там, где кожа горячее всего и чтоб волна аромата поднималась к носу», «Щедрым пшиком в хмурое зимнее утро, когда не хочется никуда идти а надо, и после чая, уже в шапке у двери, выбиваешь большой глоток бренди» (Baladin от Nicolai Parfumeur Createur) — только самые простые варианты обращения с духами. (Кстати, если у вас не ладится с каким-то ароматом а поладить хочется — попробуйте!)

Мои личные способы найти общий язык с ароматом:

— Наносить на щиколотки под длинную юбку для Ombre Leather 16 Tom Ford

— Маленький пшик под колени — Superstitious Frédéric Malle

— Один пшик в воду для утюга, когда глажу свои рубашки — Neroli Portofino Acqua Tom Ford

Свою Мускусную розу я с удовольствием ношу на волосах

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и лидеры «безумства храбрых»:

— Оставить в большой холодной комнате слегка влажный блоттер на часик-другой, так, чтобы аромат заполнил все помещение до потолка — Muguet Blanc Van Cleef & Arpels

— Два пшика на занавеску для душа  — и галлюцинации полной ванны сирени от Романтики Brocard

— «Одеколонная ванна» — в ванну воды выливать колпачок одеколона. Я обычно развожу до 5% спиртом «рабочие версии» духов, или смешиваю их с гидрофильным маслом для ванны, тоже отлично.

Drakkar noir и топ-список фужеров для начинающих ольфакторных художников

Продолжая фужерную тему: нельзя не сказать про Drakkar noir.

Drakkar noir, как многие считают, был в свое время фетишем. Такое нельзя не заметить: дойдет даже до самых парфюмерно-не-внимательных.

Густой, мощный, и очень типичный аромат, хотя не совсем без изюмчика. Изюм такой: в вихрь морского ветра из рекламы Олд Спайс вбросили горсть гвоздики и можжевеловых тлеющих стружек. Фужерная база тут уже покосилась под тюками кожи и хвойных дров. Но акватические фужеры, которые, строго говоря, и не фужеры уже вовсе, выросли из этого или какого-то близкого места, как я поняла.

Drakkar noir брутал, но ботинки чистит. «На том простом основании что я мужчина». Кстати, похоже, на чистоте он таки зациклен совершенно конкретно: бурные порывы взвихренной пены для бритья и геля для душа как начинают бесчинство с самого начала, так и не утихают до финала. Синий до полного изумления. Фиксация на синтетическом море свербит в носу как электрическая пчела. Если изюм быстро съесть, то больше про Drakkar noir сказать сейчас решительно нечего.  Как сказал один поэт, «только синь сосет глаза».

%Anna Zworykina  %art in a bottle

На нем тему фужеров, которые так озадачили многих инди-парфюмеров на фестивале, можно было бы закрыть, ну или, как ремонт, остановить.

(пока искала что-то, наткнулась на закладку из аромаблога Екатерины Хмелевской про топ 10- фужеров, знакомьтесь, он отличный, разумеется) Я бы составила такой топ любимых классиков для тех, кто любит сам капать и пытается понять, как устроены духи изнутри:

Fougère Royale винтажный, если совсем никак — винтажная или даже современная Jicky. Понять конструкт — можно!

Mouchoir de Monsieur Guerlain — в нем самый сок мужских фужеров. Неприличнейшая анималистическая лаванда в окружении горстки цитрусов и трав, капли мыла и амброфо-фужерной базы. Если найти никак — можно глянуть Lauder for Men Estee Lauder.

English Fern Penhaligon’s — современный лаконичный скелетик фужера, настоящее пособие для начинающих парфюмеров, тут все сочленения на виду.

Equipage Hermes — чтобы вдохнуть, встрепенуться и осознать, как хрупка и непрочна граница между шипрами и фужерами. Сладко-пряное, восточное мыло, охапка травок и бах — мох-лабданум пачули, где-то я вас видела.

Geranium Pour Monsieur Frederic Malle — чтобы понять, что не обязательно выполнять все условия жанра, чтобы быть великолепным его образцом. Geranium Pour Monsieur — удивительная ладанно-мятно-зеленая герань на подложке из белых смол и мускусов, которые успешно заменяют «пушистость» бобов Тонка из классических фужеров. Здесь цвета сгущает не мох, а пары бензоина и ладана. Действующие лица другие, а роли играют те же, пьеса узнаваема и вечна.

Вот, пожалуй, на этом абсолютном минимуме уже можно начать понимать, что же за зверь такой  — фужеры. Пробуйте, носите, повторяйте, воспроизводите, интерпретируйте!

Если брать натуральную парфюмерию — я бы вспомнила Gypsy от Providence Perfume — отличный специево-восточный фужер, а так же Tabac Citron Providence Perfume — прозрачный, чистый табачно-лавандовый аромат. И блестящий Sabotage Ayala Moriel.

Из моих есть два очевидных фужера: Silver Lavender и Golden lavender.

А какой бы был у вас фужерный топ?)

Frédéric Malle Géranium pour Monsieur — фужер в новом стиле

Продолжая фужерную тему, не могу не сказать о Frédéric Malle Géranium pour Monsieur. Часто спрашивают: а может ли быть шипр без бергамота? А фужер без лаванды?

Теоретически — «без»  получится не классический тип, а интерпретация. В лучшем случае. Может ли быть интерпретация такой же классической, как самая устоявшаяся классика? Можно ли воспроизвести Дух конструкции, собрав ее из других кубиков? Смотря кто интерпретирует)) Если интерпретирует Dominique Ropion — то да. Итак, посмотрим на эту герань.

Мята и герань — отличный реверанс в сторону фужера. Это не гальбанум+лаванда, но почти) К тому же герань есть и в классических фужерных структурах.  Пишут, что на создание этого аромата Доминик был вдохновлен марокканским мылом и средствами для бритья. Что может быть более парфюмерно-фужерным, чем мыла и пены и средства для бритья? Ну разве лаванда+кумарин, но джентльменское мыло — это отличная альтернатива.  Анис, ладан, сандал, мускус и бензоин — опять же, не добовый мох+тонка, но в ту же сторону.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Géranium pour Monsieur звучит прохладной, зеленой мятой и геранью, окутанной ладанными облаками. Изумительно свежее, весеннее, очень юное звучание. И в то же время очень строгое, идеально выверенное со всех сторон.  Аромат вроде бы мужской, но идеален для формата  гендерных игр:  мужские рубашки, бойфренд джинсы, все такое. Geranium Pour Monsieur — это как раз мужская рубашка с плеча кого-то очень юного и свежего. Изумительное ощущение) Лично меня слегка укачивает от древесно-мускусной базы, поэтому я предпочитаю наносить только на кожу, с минимальным попаданием на ткань — а то база на подушке пережила  даже смену наволочек. (к вопросу о стойкости, ага)

 

Superstitious Frédéric Malle: чем пахнет суеверие

Новый аромат Superstitious  — детище сразу троих: Фредерика Малля, дизайнера Альбера Эльбаза и парфюмера Доминика Ропьона. В прошлом посте я собрала свои визуальные и смысловые ассоциации, а теперь, собственно, про духи.

Первый вдох меня покорил сразу и навсегда – огромная охапка белых цветов: мне рисуются и гиацинты, и ландыши, и флердоранж и лилии. Картинка как с постера  Diorissimo, аромата, который я обожала в начале девяностых и который люблю до сих пор. И эта охапка порхает вокруг, как если бы цветы превратились в бабочек, еще часа три, никуда не исчезая. Она становится более воздушной, появляются облака посверкивающей белой пудры, тонкой, как пыльца. И появляются полупрозрачные персиковые и абрикосовые кусочки – скорее украшения, не еда. Я даже Мицуко вспомнила, но очень по касательной.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

С другой стороны, в Superstitious совсем нет этой невинности и юности Diorissimo. Он куда более изысканный, в нем нет ничего от леса, утра, все – ювелирная работа, огранка. Кстати об огранке – есть в нем любопытный эффект двойного дна: вроде бы аромат прозрачен и виден насквозь, но как исландский шпат, разделяет единый луч внимания на два: первый отражается от белых цветов, второй – от чистой, кружевной подложки.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Потом наступил момент, который я обожаю: под ландышево-лилейной пудрой проступает мягкая мускусная база, а между ними проносится ладанный хвойный вихрь. Совершенно неожиданно и при этом абсолютно непротиворечиво. Я влюблена в такие интересные ходы) Вихрь тоже прозрачный, и бездымный, там от ладана – тонкие иголочки, пайетки и опаловый свет. Вообще аромат очень подвижный, тут и «двойное преломление», и объем, он весь колышется, движется, и к нему нескучно возвращаться.

В конце я искала-искала ветивер и даже нашла. Если бы не искала – и дуло автомата не заставило бы меня признать в бронзовой газовой вуали  знакомый мне любимый гаитянский ветивер. Здесь этот ветивер нарисован на шелке – от всей его брутальности остался только теплый цвет и эффект сфумато.

Я читала отзывы и описание, ну и состав – и обманулась в ожиданиях. Удивление было шокирующе приятным.  Нам обещают розы, жасмин, персики, ладан, ветивер и пачули – все это в мускусах и альдегидах. Я знаю как пахнут ветивер и жасмин, но ничего, НИЧЕГО похожего я не нашла в этом произведении искусства. Ну это как ожидать что яйцо Фабарже – это яйцо. В принципе да, по форме похоже. Но между ветивером и  «ветивером» Superstitious  — пропасть.  Он настолько sophisticated, настолько далек от природы, насколько это вообще возможно. И в то же самое время невероятно гуманен. Обычно я не люблю настолько отфильтрованные ароматы, но тут красота задумки заставляет меня забыть обо всем.

Его ожидаемо сравнивают с Amouage Gold Woman, с Liu, с Пятеркой, с Aprege, с Rive Gauche и White Linen. Я лично вижу отношения с White Linen и Diorissimo – из-за охапки белых цветов и белоснежных простыней, от которых зримо веет роскошным светским бездельем.

По большому моему счастью не Лиу ни Рив Гош мне не напомнились: альдегиды совершенно другие, и это счастье, потому что эти двое вышеназванных  — мои парфюмерные кошмары. Я думаю, мне еще повезло с посадкой: я не нашла мыла, не нашла кожи и хоть какой-нибудь телесности, тем боле поношеной одежды. Возможно, на ком-то есть а я просто везунчик) Superstitious яркий, но с выносимой, гуманной аурой, на коже сидит долго, но громкость утихает через 3-4 часа до нормально выносимой. На ткани — 4 суток  и еще держится. Для меня это ту мач, конечно, но, как я понимаю, для не-только-натуральной парфюмерии это сейчас минимум миниморум.

Да, еще есть разница между блоттером и кожей есть: у меня на блоттере (ткани) двойного преломления нет, и второго дна нет, он попроще. В общем, пробуйте на коже, блоттер тут никуда. Сядет плохо — ваш кошелек будет доволен))) Сядет хорошо — будет вместо меховой театральной накидки)

Superstitious, конечно, очень светский, искусный и искусственный. Я могу понять, откуда берутся идеи «носить его с красивым платьем». С другой стороны, на мой личный взгляд, с «красивым платьем» получится невыносимый overdress в любых случаях кроме дико официальных-торжественных (опера, прием у королевы). Ну или это будет выглядеть нарочито, тогда это можно преподносить как сознательную позу. В остальных случаях… да бросьте вы. Аромат ничего от вас не требует, он же  не Марьиванна из младшей группы детского сада, которая грозит пальцем: «шнурки завязывай только на бантик!» Читала, что «Ropion’s incarnation was deemed “too perfect” by Elbaz, who asked for it to be “a little bit more punk”.» (Эльбаз счел творение Ропьона слишком совершенным, а сам хотел немножко больше панка)
Что могу сказать – да, в сам аромат панка не доложили. Но добьемся мы освобожденья своею собственной рукой! Панк – он не во флаконе, он в головах) В школе я носила Diorissimo с драными джинсами и тяжелыми ботинками. Не вижу, что может  сейчас мне помешать Superstitious подобным образом) В конце концов, находить подходящий контекст для произведения искусства в нашу эпоху постмодерна – дело того, у кого в руках произведение.

Я все волновалась, где в парфюмерии постмодерн? Да вот же он. Что Малль шепчет Эльбазу?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Почему все-таки Superstitious и при чем тут аромат платья женщины, которая вышла из комнаты?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мы уже привыкли к готовым легендам так, что уже они в уши уже не идут (от лапши потом не отмоешься, конечно, так что все верно. Нет, ну правда, не достали еще байки про ароматы, которыми пользовалась еще какая-то королева, про особенный ветивер из подводных садов в тайных пещерах под пустыней, который является сверхсильным афродизиаком??) Ведь надоели они, ну правда.  А тут вот я не вижу готовой легенды-смысла, а вижу загадку.  Нам оставляют право придумать все недостяющие связи самим. Каждый пусть решает сам. Индпошив и настоящая роскошь для мыслящего тростника.
Ура!

Superstitious Frédéric Malle: глаза, суеверия и визуальные ассоциации

Я из тех маньяков, которые любят разгадывать ребусы. Пытаюсь свести воедино новый проект Фредерика Малля, Superstitious: аромат — название- визуальное решение.  Ведь у Малля обычно все продумано до последней запятой, и все это – целостная концепция. Интересно же разобраться в ней! Тем более что аромат мне очень понравился (про собственно аромат — отдельный пост.)

Я сломала голову, пытаясь сопоставить аромат и название. Как? Где? Почему? Роскошные белые цветы, немного отстраненные, и вдруг – суеверие?? Глаз, символическое изображение которого часто используется в традиционных охранных амулетах.
Официальные заявления “The word ‘Superstitious’ was the starting point of it all, something we agreed upon immediately. We are both superstitious”, said Alber Elbaz. “It’s not about a collaboration, it’s about friendship and respect”  и «Аромат назван Superstitious (Суеверный), поскольку оба его создателя считают себя очень суеверными людьми»   не пояснили ничего для меня.

Потом проснулась утром с одной мыслью: Хичкок.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(кадр из фильма Хичкока «Поймать вора», это Грейс Келли)

Только у него была эта гремучая смесь льда и пламени: шикарные блондинки, холодные и неприступные, как айсберг, все в шелках и кружевах, и предчувствия, ужасы, иррациональные поступки и страсть. И даже сюрреализм. И… тададам, вот и глаза!!!

%Anna Zworykina  %art in a bottle(Декорации Сальвадора Дали к фильму Альфреда Хичкока «Завороженный»)

А потом нашла: вот что говорил  Фредерик Малль  British Vogue про Superstitious: «You can take it in two different ways. You could take it like a great classic — an understated luxury, that comes like a second skin. The fire under the ice, like a Hitchcock character. But because it’s a type of perfumery that hasn’t been done for such a long time, people can see it very modern at the same time, but with a wave to the past. I think much younger people could see it as very novel — for them it’s like when you take an old brooch and wear it on a jeans jacket.» Бинго))

И второе что мне пришло на ум – конечно, Жан Кокто. И его рисунки с глазами-рыбами, и фильмы, в которых нарисованные глаза – и глаза, наклеенные сверху на глаза актеров несли символический смысл.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Не только французы любят глаза, игру с контекстами, отсылки и цитаты (и чумовые платья) Юлдус Бахтиозиной (лучший фэшн-фотограф мира, по версии итальянского Vogue)  В этой серии Юлдус переосмысляет чеховских Трех сестер, и глаза появляются тоже: и вышитые на повязке, закрывающей глаза (почти как у Кокто), и на перчатках. Ироничное обыгрывание стереотипов и смешные провокации — ее конек, люблю ее.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(вся съемка тут, а сайт Юлдус — здесь)

И снова вспоминается Кокто, да?:)

В целом у меня получается картина переосмыслений, цитат и нового толкования символа. Нам, зрителям-нюхателям, предлагают самим разобраться с тем, что ж это за Superstitious такой. Настоящий постмодернизм!))

Come la Luna от BOIS 1920

Колкий гальбанум, гибкие зеленые иголочки, растительный мир  переродился в жидкие кристллы: сверкающие, прозрачные, таинственные. Горький и острый, весь в лимонной стружке, старт  Come la Luna от BOIS 1920 отсылает  романтично настроенное воображение  сразу в 60 -70 прошлого века, когда еще  делали долгоиграющую, сложносочиненную, но безкомпромиссную кожу и красивые шипры.

Горечь, щекочущие цитрусы, странный густой, но не животный  жасмин и шипровая база — очень классическая конструкция, по которой многие ностальгируют. Красивый мох, с резиново-кожаными обертонами, почти как в Jolie Madame.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Острый зеленый шипр,  родной брат Alliage, пятиюродный брат Caboshard и Bandit Piguet, и внучатый племянник Aromatic elixir. Если нужно пособие по зеленым гальбанумным шипрам, а с винтажами заморачиваться нет сил — можно смело пробовать Come la Luna. Для шедевра в нем сильно недостает новаторства, но как понятный образец горького шипра — прекрасный аромат.

Caldey Island Lavender — фужерная голова

Вот бывает сахарная голова, а Caldey Island Lavender — фужерная голова. Это я продолжаю фужерную тему, которая затронула мою голову в процессе подготовки фестиваля инди парфюмерии.

Итак, еще один пример, который у меня нашелся — Caldey Island Lavender. Лаванда как она есть, но духи. Пушистые зеленые листочки с мгновенно исчезающими цитрусовыми бликами, потом пушистые сиреневые цветы и фужерная база, высветленная, как специально «состаренное» дерево. Аккуратный финал с пушистым мускусом решен в акварельной, очень английской манере. Весь аромат спокойный, сдержанный и очень лаконичный, но пейзажности не отнять.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Там есть и бельевые-мыльные аспекты лаванды, но они по-фужерному легки и радостны. Все нужное и ничего лишнего. Если в фужере считать главным игроком лаванду, а не дубовый мох+кумарин — то это фужер. Хороший пример того, как можно сделать очень непритязательный, но милый, носибельный, и моно-лавандовый запах без претензий.

 

Парфюмерные Лилии

За окном серое, что я решила написать про белые  летние цветы. Про лилии.

Как известно, в натуральной парфюмерии нет лилий, ландышей и гиацинтов. И именно их-то я и люблю больше всего из цветов. Да, их можно пробовать воссоздать из натуральных ароматических экстрактов, но это будет именно фантазия-воссоздание. Впрочем, синтетические воссоздания этих цветов меня, к сожалению, тоже не очень устраивают, за редким исключением. Вот о любимых исключениях я и напишу.

Конечно, самая прекрасная лилия всех времен и народов  это Lys Mediterranee Frederic Malle, тут все ясно, я ее фанат. Совершенная, белая, вся из хрусталя и солнечных бликов. Симпатичная лилия — Gilded Lily Ineke. Названию верить, она действительно позолочена. Мне нравится начало: упругое, текучее, бергамот с яблочной мякостью и золотистые блики. Потом появляется лилия — тигровая, жаркая, это не натуралистичный лилейный аромат, а, скорее витраж, вспыхивающий золотистым светом, лампа Тиффани с лилиями и ангелочками. А потом — ух ты, шипровая база. Это не столько моно-лилия, сколько полноценный фруктово-лилейный шипр.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И еще одна значимая лилия для меня — воспоминание из прошлого, Lily Chic Escada, которую собрал Куркджан. Непритязательная, но очаровательная: сквозь дюшес и травку то и дело пробивалась волна одуряющего аромата белых лилий, вот того самого, от которого голова идет кругом. Окружение при этом было чистое-невинное: цитрусы-грушки, намек на прозрачные деревяшки, так что лилия оставалась главным лицом, но не утяжелялась. Эх, ностальгия!

И чуть не забыла еще одни настоящие «злые духи» с лилиями: Passage d’Enfer L`Artisan Parfumeur. У меня был флакон и кончился — это, конечно, вообще исключительное дело. Все же знают, что название «Дорога в ад» — это название улицы? Тем не менее, сложности перевода часто играют злую шутку: многим там видится что-то демоническое. Между тем, из демонического там только обманчивая простота конструкции, которая хороша так, будто Джакобетти продала душу дьяволу: холодный, острый и хвойный ладан, белые лилии да огромный пушистый мускус, вот и все — а как сидит! Как раз тот случай, когда лучше меньше да лучше. Изумительное сочетание, но, конечно, сила поражения у мускуса довольно велика. Справедливости ради, это, конечно, в первую очередь ладан, и только во вторую — лилия, но в целом нельзя про него не вспомнить!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Ну и раз к слову пришлось, прекрасный гиацинт — Blanche Jacinthe Il Profvmo. Белоснежный, весь в сиреневых тенях, курчавый и мощный. По мне так слишком мощный, но конструкция хороша. Ну а про идеальный свой ландыш — Diorissimo  я уже писала.

А у вас есть любимые лилии, ландыши и гиацинты?

Ca Sent Beau Kenzo — мандариновая сказка

Продолжая фужерную тему, хочу вспомнить о мандариновом Ca Sent Beau — как раз по зимней погоде. Вообще никто, кроме, кажется, Луки Турина (который метко охарактеризовал его «мандариновый фужер») фужером Ca Sent Beau не зовет, а определенный смысл в этом есть.

Насколько строг и прост Penhaligon’s English Fern, настолько сложносочинен Ca sent beau. На мой взгляд называть его прямо-таки фужером не корректно, но в начале и в сердечных тонах есть совершенно пленительный оттенок хорошо выстиранного и выглаженного белья. Начинается Ca sent beau с мандаринов, и мандарины эти совершенно уникальны: это скорее мандариновый мармелад или теплый кустард: никакой горечи, только мягкое, густое мандариновое сияние. Практически сразу к нему присоединяются густые медовые белые цветы, сквозь которые просвечивает персиковый ветивер и шершавая ваниль. Элегантный, улыбчивый, спокойный, комфортный, и ни на что не похожий, совершенно неожиданный.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Аромат был создан в 1987 году, и характер у него не сегодняшний: он густой, яркий и шершавый — такой примерно может быть на ощупь ткань хорошего шерстяного костюма, вроде бы и гладкая, да не гладкая. Идеален для зимы — но и мартовский снегопад для него очень даже хорош.