не-духи и близость к природе

«ароматы чтобы дышать, а не пахнуть», «ароматы для себя а не для других», «ароматы, которые утоляют жажду», «ароматы которые смещают фокус внимания» — в последние месяцы я все собираю фидбэк и думаю как лучше обозначать свои не-духи, чтобы они доходили до тех кому нужны и не отвлекали тех, кто ищет духи чтобы хорошо пахнуть.
Подумала сейчас, что некоторые натуральные парфюмеры тоже делают «не-духи». А некоторые все-таки духи. У прекрасных Providence Perfume — духи.

У пионерских  Aftelier perfumes  большинство — духи. У Айады Мориэль есть и духи и не-духи, мои любимые — Новый Орлеан, Пена дней и Схизма  —  не духи, а вот Musk Malabi  — снова духи. Да что там, и у меня тоже есть духи чтобы хорошо пахнуть: White silk, и № 3 (снимаю с постоянной коллекции, хехе) и New suede.

Бесят, как нынче можно говорить, товарищи, имитирующие не-духи. Вот кажется тут бунт и шпалы и все, но проходит полчаса — нет, та же ебучая мускусная база, читай «ну все-таки должно же быть стойко и прилично». Нет, погром так погром, вот эти игры в бунт раздражают едва ли больше чем просто то что не близко: потому что лишают надежды.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И вот на днях столкнулась с прямо очень очевидными не-духами: купила пробники Kamila Aubre. А там прямо вообще. концепт. Я даже с первого раза пока не могу толком разгадать, какой именно, потому что экстремальное травяное начало всех трех пробников немного экстремально даже для меня. Компромиссов тут нет, уж близость к природе так близость. Что однозначно хорошо — качество материалов, с которыми Камила работает. Бесконечное наслаждение — наблюдать такое, по сравнению с работами авторов, которые, видимо, считают, что «да кто заметит разницу, возьму ветивер из аптеки». Ну нет.  А тут — даже если не понятно что автор хотел сказать, можно просто дышать и радоваться.

SILKY WAY от PARTISAN

Silky way Александра Перевертайло похож на рассказ по уши влюбленного: даже если речь о чем-то отвлеченном — то и дело из глаз сыпятся сердечки.
Это пряный и восточный аромат, но с огромным количеством воздуха, простора и перспективы, а не россыпь специй на базаре.

Действительно, путешествие, горизонт в туманной дымке — мне кажется, это ощущение бесконечности дают лаванда и бергамот, как таковых их не унюхать, но зато аромат разворачивается по вертикали и по горизонтали, мне очень нравится! Александр пишет, что в нем есть и тинктуры специй, которые он специально привез из Индии — ну я же говорю сердечки просыпаются.

Это, пожалуй, самый ровнотекущий и спокойный аромат PARTISAN, можно уверенно рекомендовать тем кто интересуется что за INDIE такое бывает, но боится. Воздушные, плавные специи — бадьян и черный кардамон идеально зарифмованы, сглажены, и развитие до сандала и ванили течет постепенно, как большая река или дальняя дорога, в которой уже перестаешь считать дни и километры. Древесный, чайный, благовонный и умиротворяющий аромат. Летом носила — было прекрасно, но сейчас, осенью, еще лучше)

%Anna Zworykina  %art in a bottle

А еще у Александра акция невиданной щедрости — на www.pparfums.com.ua акция -40% от стоимости флакона. Заказ можно оформить на сайте марки до 31.10.18
Мне кажется можно бежать и заказывать путешествие по шелковому пути во флаконе)

 

Norne Slumberhouse

Slumberhouse —  инди марка из Портланда, автор духов, Джош Лобб (вот кусочки из его интервью) работает с натуральными и синтетическими веществами. Он любит всякое необычное, обожает работать с «темными материалами», его ароматы довольно плотные, в хорошем смысле грязные, хотя мне там синтетика немножко мешает, но попробовать в любом случае любопытно.

Мне пока больше всего по душе пришелся  Norne  — как многие пишут, реалистичный портрет Pacific Northwest )) В составе поэтично указаны fogcaked needle, lichen, fern, moss, hemlock, incense

Первая моя мысль была  «Надо же какими лаконичными средствами сделана такая экспрессивная картина!» Прямо картина маслом, крупные мазки, три-четыре краски: умбра, марс, изумрудная зелень и сиенна. Ух и ах, одна сплошная мощь. Никаких подробностей и проработки деталей. Зная натуральные материалы, я  их узнаю. Здорово сделано. И, кстати, отличный пример «хвои без хвои», тут нет и следа елового одеколона, который часто бывает, если использовать хвойные натуральные экстракта без фантазии. Но темная, насыщенная зелень, бальзамика, древесные ноты и хвойная кислинка создают достоверную картинку.

 %Anna Zworykina  %art in a bottle

Авот  дляавтораодноизмоихлюбимыхблогов, kafkaesqueblog,  Norne такой— In this Norne, goblins, elves, dwarves, and hobbits called Licorice, Patchouli, Tobacco, Smoke, Clove, and Leather live in huts built from peat, earth, and pine logs, their roofs littered with pine needles and sticky with sap from the giant, thousand year-old pine trees that surround every dwelling. The trees reach up to the stars, almost blocking out the light, their tips wreathed with mist and fog. At the furthest periphery of the kingdom, the boundaries are drawn with a solid wall of firs, standing like sentinels on watch, cool, aromatic, blue, and bearing the scent of winter. The ground at their feet is littered with cones and wet leaves but it’s also loamy, wet, and dark, exuding an earthy aroma that has surprising strength.

Я могу понять, откуда столько подробностей – аромат действительно будит воображение. Но меня слишком завораживают смелые, мощные и крупные мазки – не различаю там деталей. Ну и для меня, конечно, лес Толкиена гораздо более светлый, больше похожий на рисунки Алана Ли.

Полина, спасибо за пробник))

Собственная гордость

У любителей ароматов собственная гордость и свой азарт. Чаще всего нам мало найти аромат (один-два-десять) который нравится и который хочется носить. Да что там, при должном подходе пару десятков таких ароматов найдется за год. А что дальше? Дальше — исследования.

О том, как мы ищем подход к странному и непонятному аромату я читала много забавных и очень понятных историй, которые со стороны могут казаться совершенно дикими.  «Не носите в жару, носите в ветреную погоду», «Не берите с собой в тропики», «Носите только в тропиках в адскую жару» (Al Andalus Amouage), «Не наносите на кожу, только на волосы», «Наносите за пазуху, там, где кожа горячее всего и чтоб волна аромата поднималась к носу», «Щедрым пшиком в хмурое зимнее утро, когда не хочется никуда идти а надо, и после чая, уже в шапке у двери, выбиваешь большой глоток бренди» (Baladin от Nicolai Parfumeur Createur) — только самые простые варианты обращения с духами. (Кстати, если у вас не ладится с каким-то ароматом а поладить хочется — попробуйте!)

Мои личные способы найти общий язык с ароматом:

— Наносить на щиколотки под длинную юбку для Ombre Leather 16 Tom Ford

— Маленький пшик под колени — Superstitious Frédéric Malle

— Один пшик в воду для утюга, когда глажу свои рубашки — Neroli Portofino Acqua Tom Ford

Свою Мускусную розу я с удовольствием ношу на волосах

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и лидеры «безумства храбрых»:

— Оставить в большой холодной комнате слегка влажный блоттер на часик-другой, так, чтобы аромат заполнил все помещение до потолка — Muguet Blanc Van Cleef & Arpels

— Два пшика на занавеску для душа  — и галлюцинации полной ванны сирени от Романтики Brocard

— «Одеколонная ванна» — в ванну воды выливать колпачок одеколона. Я обычно развожу до 5% спиртом «рабочие версии» духов, или смешиваю их с гидрофильным маслом для ванны, тоже отлично.

Frédéric Malle Géranium pour Monsieur — фужер в новом стиле

Продолжая фужерную тему, не могу не сказать о Frédéric Malle Géranium pour Monsieur. Часто спрашивают: а может ли быть шипр без бергамота? А фужер без лаванды?

Теоретически — «без»  получится не классический тип, а интерпретация. В лучшем случае. Может ли быть интерпретация такой же классической, как самая устоявшаяся классика? Можно ли воспроизвести Дух конструкции, собрав ее из других кубиков? Смотря кто интерпретирует)) Если интерпретирует Dominique Ropion — то да. Итак, посмотрим на эту герань.

Мята и герань — отличный реверанс в сторону фужера. Это не гальбанум+лаванда, но почти) К тому же герань есть и в классических фужерных структурах.  Пишут, что на создание этого аромата Доминик был вдохновлен марокканским мылом и средствами для бритья. Что может быть более парфюмерно-фужерным, чем мыла и пены и средства для бритья? Ну разве лаванда+кумарин, но джентльменское мыло — это отличная альтернатива.  Анис, ладан, сандал, мускус и бензоин — опять же, не добовый мох+тонка, но в ту же сторону.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Géranium pour Monsieur звучит прохладной, зеленой мятой и геранью, окутанной ладанными облаками. Изумительно свежее, весеннее, очень юное звучание. И в то же время очень строгое, идеально выверенное со всех сторон.  Аромат вроде бы мужской, но идеален для формата  гендерных игр:  мужские рубашки, бойфренд джинсы, все такое. Geranium Pour Monsieur — это как раз мужская рубашка с плеча кого-то очень юного и свежего. Изумительное ощущение) Лично меня слегка укачивает от древесно-мускусной базы, поэтому я предпочитаю наносить только на кожу, с минимальным попаданием на ткань — а то база на подушке пережила  даже смену наволочек. (к вопросу о стойкости, ага)

 

Superstitious Frédéric Malle: чем пахнет суеверие

Новый аромат Superstitious  — детище сразу троих: Фредерика Малля, дизайнера Альбера Эльбаза и парфюмера Доминика Ропьона. В прошлом посте я собрала свои визуальные и смысловые ассоциации, а теперь, собственно, про духи.

Первый вдох меня покорил сразу и навсегда – огромная охапка белых цветов: мне рисуются и гиацинты, и ландыши, и флердоранж и лилии. Картинка как с постера  Diorissimo, аромата, который я обожала в начале девяностых и который люблю до сих пор. И эта охапка порхает вокруг, как если бы цветы превратились в бабочек, еще часа три, никуда не исчезая. Она становится более воздушной, появляются облака посверкивающей белой пудры, тонкой, как пыльца. И появляются полупрозрачные персиковые и абрикосовые кусочки – скорее украшения, не еда. Я даже Мицуко вспомнила, но очень по касательной.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

С другой стороны, в Superstitious совсем нет этой невинности и юности Diorissimo. Он куда более изысканный, в нем нет ничего от леса, утра, все – ювелирная работа, огранка. Кстати об огранке – есть в нем любопытный эффект двойного дна: вроде бы аромат прозрачен и виден насквозь, но как исландский шпат, разделяет единый луч внимания на два: первый отражается от белых цветов, второй – от чистой, кружевной подложки.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Потом наступил момент, который я обожаю: под ландышево-лилейной пудрой проступает мягкая мускусная база, а между ними проносится ладанный хвойный вихрь. Совершенно неожиданно и при этом абсолютно непротиворечиво. Я влюблена в такие интересные ходы) Вихрь тоже прозрачный, и бездымный, там от ладана – тонкие иголочки, пайетки и опаловый свет. Вообще аромат очень подвижный, тут и «двойное преломление», и объем, он весь колышется, движется, и к нему нескучно возвращаться.

В конце я искала-искала ветивер и даже нашла. Если бы не искала – и дуло автомата не заставило бы меня признать в бронзовой газовой вуали  знакомый мне любимый гаитянский ветивер. Здесь этот ветивер нарисован на шелке – от всей его брутальности остался только теплый цвет и эффект сфумато.

Я читала отзывы и описание, ну и состав – и обманулась в ожиданиях. Удивление было шокирующе приятным.  Нам обещают розы, жасмин, персики, ладан, ветивер и пачули – все это в мускусах и альдегидах. Я знаю как пахнут ветивер и жасмин, но ничего, НИЧЕГО похожего я не нашла в этом произведении искусства. Ну это как ожидать что яйцо Фабарже – это яйцо. В принципе да, по форме похоже. Но между ветивером и  «ветивером» Superstitious  — пропасть.  Он настолько sophisticated, настолько далек от природы, насколько это вообще возможно. И в то же самое время невероятно гуманен. Обычно я не люблю настолько отфильтрованные ароматы, но тут красота задумки заставляет меня забыть обо всем.

Его ожидаемо сравнивают с Amouage Gold Woman, с Liu, с Пятеркой, с Aprege, с Rive Gauche и White Linen. Я лично вижу отношения с White Linen и Diorissimo – из-за охапки белых цветов и белоснежных простыней, от которых зримо веет роскошным светским бездельем.

По большому моему счастью не Лиу ни Рив Гош мне не напомнились: альдегиды совершенно другие, и это счастье, потому что эти двое вышеназванных  — мои парфюмерные кошмары. Я думаю, мне еще повезло с посадкой: я не нашла мыла, не нашла кожи и хоть какой-нибудь телесности, тем боле поношеной одежды. Возможно, на ком-то есть а я просто везунчик) Superstitious яркий, но с выносимой, гуманной аурой, на коже сидит долго, но громкость утихает через 3-4 часа до нормально выносимой. На ткани — 4 суток  и еще держится. Для меня это ту мач, конечно, но, как я понимаю, для не-только-натуральной парфюмерии это сейчас минимум миниморум.

Да, еще есть разница между блоттером и кожей есть: у меня на блоттере (ткани) двойного преломления нет, и второго дна нет, он попроще. В общем, пробуйте на коже, блоттер тут никуда. Сядет плохо — ваш кошелек будет доволен))) Сядет хорошо — будет вместо меховой театральной накидки)

Superstitious, конечно, очень светский, искусный и искусственный. Я могу понять, откуда берутся идеи «носить его с красивым платьем». С другой стороны, на мой личный взгляд, с «красивым платьем» получится невыносимый overdress в любых случаях кроме дико официальных-торжественных (опера, прием у королевы). Ну или это будет выглядеть нарочито, тогда это можно преподносить как сознательную позу. В остальных случаях… да бросьте вы. Аромат ничего от вас не требует, он же  не Марьиванна из младшей группы детского сада, которая грозит пальцем: «шнурки завязывай только на бантик!» Читала, что «Ropion’s incarnation was deemed “too perfect” by Elbaz, who asked for it to be “a little bit more punk”.» (Эльбаз счел творение Ропьона слишком совершенным, а сам хотел немножко больше панка)
Что могу сказать – да, в сам аромат панка не доложили. Но добьемся мы освобожденья своею собственной рукой! Панк – он не во флаконе, он в головах) В школе я носила Diorissimo с драными джинсами и тяжелыми ботинками. Не вижу, что может  сейчас мне помешать Superstitious подобным образом) В конце концов, находить подходящий контекст для произведения искусства в нашу эпоху постмодерна – дело того, у кого в руках произведение.

Я все волновалась, где в парфюмерии постмодерн? Да вот же он. Что Малль шепчет Эльбазу?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Почему все-таки Superstitious и при чем тут аромат платья женщины, которая вышла из комнаты?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мы уже привыкли к готовым легендам так, что уже они в уши уже не идут (от лапши потом не отмоешься, конечно, так что все верно. Нет, ну правда, не достали еще байки про ароматы, которыми пользовалась еще какая-то королева, про особенный ветивер из подводных садов в тайных пещерах под пустыней, который является сверхсильным афродизиаком??) Ведь надоели они, ну правда.  А тут вот я не вижу готовой легенды-смысла, а вижу загадку.  Нам оставляют право придумать все недостяющие связи самим. Каждый пусть решает сам. Индпошив и настоящая роскошь для мыслящего тростника.
Ура!

Superstitious Frédéric Malle: глаза, суеверия и визуальные ассоциации

Я из тех маньяков, которые любят разгадывать ребусы. Пытаюсь свести воедино новый проект Фредерика Малля, Superstitious: аромат — название- визуальное решение.  Ведь у Малля обычно все продумано до последней запятой, и все это – целостная концепция. Интересно же разобраться в ней! Тем более что аромат мне очень понравился (про собственно аромат — отдельный пост.)

Я сломала голову, пытаясь сопоставить аромат и название. Как? Где? Почему? Роскошные белые цветы, немного отстраненные, и вдруг – суеверие?? Глаз, символическое изображение которого часто используется в традиционных охранных амулетах.
Официальные заявления “The word ‘Superstitious’ was the starting point of it all, something we agreed upon immediately. We are both superstitious”, said Alber Elbaz. “It’s not about a collaboration, it’s about friendship and respect”  и «Аромат назван Superstitious (Суеверный), поскольку оба его создателя считают себя очень суеверными людьми»   не пояснили ничего для меня.

Потом проснулась утром с одной мыслью: Хичкок.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(кадр из фильма Хичкока «Поймать вора», это Грейс Келли)

Только у него была эта гремучая смесь льда и пламени: шикарные блондинки, холодные и неприступные, как айсберг, все в шелках и кружевах, и предчувствия, ужасы, иррациональные поступки и страсть. И даже сюрреализм. И… тададам, вот и глаза!!!

%Anna Zworykina  %art in a bottle(Декорации Сальвадора Дали к фильму Альфреда Хичкока «Завороженный»)

А потом нашла: вот что говорил  Фредерик Малль  British Vogue про Superstitious: «You can take it in two different ways. You could take it like a great classic — an understated luxury, that comes like a second skin. The fire under the ice, like a Hitchcock character. But because it’s a type of perfumery that hasn’t been done for such a long time, people can see it very modern at the same time, but with a wave to the past. I think much younger people could see it as very novel — for them it’s like when you take an old brooch and wear it on a jeans jacket.» Бинго))

И второе что мне пришло на ум – конечно, Жан Кокто. И его рисунки с глазами-рыбами, и фильмы, в которых нарисованные глаза – и глаза, наклеенные сверху на глаза актеров несли символический смысл.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Не только французы любят глаза, игру с контекстами, отсылки и цитаты (и чумовые платья) Юлдус Бахтиозиной (лучший фэшн-фотограф мира, по версии итальянского Vogue)  В этой серии Юлдус переосмысляет чеховских Трех сестер, и глаза появляются тоже: и вышитые на повязке, закрывающей глаза (почти как у Кокто), и на перчатках. Ироничное обыгрывание стереотипов и смешные провокации — ее конек, люблю ее.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(вся съемка тут, а сайт Юлдус — здесь)

И снова вспоминается Кокто, да?:)

В целом у меня получается картина переосмыслений, цитат и нового толкования символа. Нам, зрителям-нюхателям, предлагают самим разобраться с тем, что ж это за Superstitious такой. Настоящий постмодернизм!))

Blanche Jacinthe Il Profvmo

Blanche Jacinthe Il Profvmo — один из немногих чистых солифлоров, которые я люблю. Возможно потому, что очень люблю запах гиацинтов, а Белый гиацинт — они и есть, в достаточно чистом виде.

Начинается он каплями холодного зеленого сока, но акватика здесь вполне умеренная, можно проскользнуть вниманием сразу дальше. А дальше начинается кучерявый жасминовый гиацинт, действительно белый, очень умеренно и уместно посаженный на мускусную подкладку. Сладостный, солнечный, но холодный, февральско-мартовский.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Blanche Jacinthe — очень простой, без всяких оффтопиков и перекличек, без переходов от верха к ногам, без особой базы. Но это именно то художественное решение, которое идеально передает послание: белый гиацинт на фоне бесконечного белого снега, чуть световых рефлексов, розово-зеленых — и все, только красивая кудрявая тень и белое на белом. Ничего лишнего, все нужное, особенно в феврале.

А у вас есть любимые парфюмерные гиацинты?

Ayala Moriel Musk Malabi

Musk Malabi —  аромат Айалы Мориэль, выпущенный прошлым летом. Айала посвятила аромат «королю всех ближневосточных десертов» — Малаби, молочному пудингу, который приготавливается с использованием розовой воды. Иногда вместо розовой воды берут гидролат флердоранжа или розовый сироп.

Musk Malabi —  мой идеал натурального мускусного аромата: окутывающий, теплый, струящийся, бесконечно нежный. Мускус Айала использует исключительно ботанический, поэтому аромат отдает сливками, воздушно взбитыми  и сбрызнутыми флердоранжевой водой. На заднем плане маячит кардамоновый жар — с таким обугливающим дыханием кардамона я встречалась в Сирии, когда пила кофе, щедро сдобренный этой пряностью (кстати, 10% прибыли от продаж Musk Malabi Айала отчисляет  для помощи сирийским беженцам). Вообще у аромата очень яркая географическая привязка, в нем — все прелести средиземноморского востока.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Аромат мягкий, шелковый и невероятно уютный, как пижама или давно любимое платье. Роза выступает не в цветочной, а в водной ипостаси — кто ощущал аромат розовой воды, которой обрызгивают дома и мечети на востоке, никогда его не забудет. В розовые тона вплетается цветущий апельсин — эта ольфакторная музыка средиземноморья: искрящийся, с оттенками крема, апельсина и меда. Ваниль и мускус сливаются с цветами, и аромат совершенно невозможно как-то разьять, как не проверяют алгеброй гармонию.

В составе заявлены: горький апельсин, кардамон, кориандр, кровавый апельсин, турецкая роза, болгарская роза,  тунисские нероли, египетский флердоранж, атласский кедр, ботанический мускус, таитянская ваниль.

Musk Malabi —  ideal botanical musk for me. It’s 100% botanical perfume, and smells like whipped cream with a sprinkling of fleurdorange water. I can feel  the heat of cardamom  on the background. Perfume is  incredibly soft, cosy, like silk pyjamas, or dress, that  fits you perfectly. Rose water and orange blossom — aromatic melody of the Mediterranean, with honey, musk and floral notes. I’m too delighted with  Musk Malabi  to analyse it.

Notes listed include bitter orange, cardamom, coriander, blood orange, Turkish rose, Bulgarian rose, Tunisian neroli, Egyptian orange blossom, atlas cedarwood, botanical musk accord and Tahitian vanilla.

Семя и сеятель, Furyo, Счастливого рождества, мистер Лоуренс!

Замечательную заметку Сергея Борисова о духах Furyo Jacques Bogart я прочла еще осенью. Поскольку я давний фанат фильма «Счастливого рождества, мистер Лоуренс!», Боуи и Сакамото, я сразу заказала на ebay миниатюру этого аромата. Весной воссоединилась с ним, но по дороге случилось еще одно знаменательное событие.

Роман Лоренса ван дер Поста «Семя и сеятель», по которому был снят фильм, переведен и издан! Переводчица пишет, что он «выполнен фанатом и дилетантом» — но мне кажется, он совершенно прекрасен. Книга невероятная, и у меня она теперь есть!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И вот наконец я собралась написать немного и о книге и о духах. Furyo от Jacques Bogart 88 года выпуска — страсть во флаконе! В составе указаны: Лаванда, Кориандр, Бергамот, Амбретта, Гвоздика, Жасмин, Герань, Корица и Тимьян, Ветивер, Мускус, пачули, дубовый мох, Амбра, ваниль и Циветта. Выглядит как пряный фужер, а на деле — мощная анималика, которую я редко где еще встречала. Через горячий уже на стадии бергамота старт, пряности и травы мощно звучит животная база, цибетин, мед и мускус. Сергей пишет о животных с двумя спинами — и да, это то, что сразу приходит в голову, первая ассоциация от первого полувдоха. И очень верится, что аромат сделан именно по фильму — режиссер Нагиса Осима снял историю ван дер Поста так сильно, страстно, и со столькими недоговоренными местами, что в голове возникает туча вопросов, предположений и идей. Это фильм-загадка. А в духах… пылающий жасмин и корица, горькие травы и веривер просто тонут в этом цибетиновом море, и дубовый мох с ванильно-кожаными нотами составляют прочную основу. Цибетин тут спаивает все компоненты воедино, не оставляет им ни единого сантиметра пространства для свободы, аромат бескомпромиссный и буйный.
Тем интереснее мне было прочитать роман. Оказалось, что акценты в нем расставлены совершенно по-другому, однако это как раз тот редчайший случай, когда я могу сказать, что «фильм снят не совсем по книге, но точно ничем ей не уступает». Основной фокус романа скрыт в фильме, как семя в почве. Но стоит открыть книгу, и начало сразу расставляет все точки над й — «У меня был брат, и я предал его. Это предательство само по себе было таким незначительным, что большинство людей сочло бы преувеличением назвать мой поступок предательством, а я уж точно показался бы им болезненно чувствительным, раз называю его именно так. Но, как известно, природу семени мы узнаем по древу, из него возросшему, древо – по плодам его, а плод – по вкусу, оставшемуся на языке, так и я знаю предательство по его следствиям и послевкусию, которое оно деспотически впечатало в мои чувства. Это одно из главных свойств предательства и, определенно, сказать об этом лучше сразу, в самом начале. Без гордости, как и без смирения, просто как о факте моей жизни, я говорю сейчас, как специалист в этом вопросе. И, как таковой, я могу уверить вас, что одна из самых достопримечательных характеристик предательства заключается в том, что вначале ничего впечатляющего и грозного в нем нет. Да, такие измены, которым суждено позже проявиться в своих далеко идущих последствиях, предпочитают не представать с отчетливостью или драматизмом в своем начале, но выждать, робко и ненавязчиво, пока их жестокий плод не созреет во всей красе. Они представляются неосторожному сердцу, которое выбрали своим гнездом, как повседневная мелочь, как непримечательный эпизод, настолько самоочевидный, что ни мысли о возможном выборе, ни, следственно, шанса отринуть их не возникает при их появлении на привычной сцене обыденных событий. В сущности, предательство ведет себя так, как будто цена ему не больше, чем ничтожные тридцать кусочков серебра, уплаченные за величайшее и самое значимое предательство всех времен. Я полагаю это не только коренным, но и одним из самых ужасающих его свойств. Сравним предательство, к примеру, с чем-то, что подобно ему, вырастает огромным из малого зерна, а именно – с верой. Как бы далеко наш пристальный ум ни следовал за верой , будь то до самых внешних пределов бытия, вера несомненно стоит на пороге мира. И даже там она будет двигать горы, если только есть у нее опора в нашем сердце. Но предательство для своего существования и роста не нуждается ни в чем. Оно прекрасно может начаться всего лишь с отказа в существовании, небрежного отрицания, как бестелесная ночная тень сонной одури небытия. Как эвклидовой геометрической точке, предательству не нужно ни пространство, ни объем, но лишь позиция. Итак, вот момент, место и условия; вот позиция в моей собственной жизни предательства, о котором я хочу говорить.»

Простите за длинную цитату, но никак не могу удержаться. Вот таким образом в моем мире теперь аж три сокровища: фильм, книга и духи. Пусть жизнь благоволит ко всем, благодаря кому это так!

От Имболка до самой весны — Diorissimo.

Имболк на дворе, я сижу в тропиках, но пишу о самом праздничном весенне-зимнем аромате. Большое видится на расстоянии.

Для меня выбор аромата для этого праздника и всего периода зимы, оставшегося до равноденствия однозначен — Diorissimo. Создал это волшебство Эдмонд Руднитска в 1956 году, и, по его словам, это «выражение его души в запахе».

Возможно, кто-то углядит парадокс: Diorissimo — один из самых известных ландышевых ароматов, а ландыш никак не февральский цветок, но характер аромата  — чистый, хрустальный, отсылает все-таки к зиме, а никак не к буйству Вальпургиевой ночи. Эта белизна и хрупкость роднит для меня ароматные ландыши из Diorissimo с подснежниками.
Да, с теми самыми подснежниками из сказки про 12 месяцев.

Diorissimo стартует альдегидами — звонкими, обжигающими. Но сразу следуют гиацинты и ландыши, и эти хрупкие альдегидные осколки не ранят, а поют. Первый глоток этого аромата делается сладок — как сладок бывает вдох холодного зимней бело-синей вечерней мглы, когда кровь уже по-весеннему кипит, и ты вдыхаешь-выдыхаешь, отдавая тепло окружающей среде, остываешь, проясняется голова и воздух становится сладким и густым, как вода, его хочется пить — подарок от зимы, с которой ты делишься собственным жаром.

Diorissimo — дыхание Имболка, когда чудо в твоих руках: трепещущее, невозможное, но несомненное, как полная охапка ландышей  и подснежников посреди сугробов.

Эти ландыши и гиацинты, и лилии, и иланг иланг, звенят в тон натягивающейся тетиве сердца, тетиве, с которой в Равноденствие сорвется стрела. И тогда Она обернется.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

А пока праздник свечей, снега и жаркого очага, и можно прятать лицо в белые цветы, и время будет течет неспешно, как густые сливки. И небо из зимнего, черно-белого, становится сине-золотым. Diorissimo: от Имболка и до самой весны.

Если хочешь, любимая, счастья досыта,
Снега белее будут белые простыни.
Постель будет шире океана широкого,
Постель будет глубже океана глубокого,
С четырьмя углами, и, поздно ли, рано ли,
На каждом углу расцветать будут ландыши.
Мы будем любить, позабывши о времени,
Любить и любить — до светопреставления.
* из французской народной песни

Интервью с Айалой Мориэль, часть вторая.

Проект «натуральная парфюмерию без границ» продолжается. Это вторая часть  интервью с с Айалой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums. Первая часть здесь. English version — here.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Айала, расскажи, пожалуйста, о своих любимых жанрах в парфюмерии. Я, например, обожаю кожаные ароматы, и, стоит мне отвлечься от задуманного плана – раз – и появляется новый кожаный аромат. Я пробовала не все твои духи, но видя ассортимент, могу предположить, что ты любишь гурманские ароматы?

Айала: Хорошее предположение! На самом деле, моя  самая большая страсть — это кожаные ноты и шипры, их я ношу больше всего.

А какие ингредиенты связаны, в твоем представлении, со счастьем?

Айала: Абсолют флердоранжа, светящийся счастьем, сияющий как яркая звезда. Все, что напоминает о весне, заставляет мое сердце биться чаще!

Есть ли у тебя персоны нон грата в мире ароматов? Конечно, парфюмер должен уметь работать со всеми материалами, как и художник не может «не любить», например, красный цвет. Но «уметь» и «любить» — это не всегда одно и то же.

Айала: Одно время я была не в восторге от иланг-иланга и ветивера, но это прошло, как только я познакомилась с качественными экстрактами этих материалов. Такая же история произошла с мускатным шалфеем. Качество имеет большое значение!

Но также значение имеет и решение моих противоречий с сложными для меня материалами. Например, у меня были непростые отношения с дягилем- я испытываю неприязнь ко многим резко зеленым нотам. Но мне нравится, как он проявляют себя в составном аромате, будучи включенными в формулу, и мне удалось преодолеть свою неприязнь к дягилю. Чем больше я работаю с материалом и изучаю его — читаю о нем и исследую его ольфакторные свойства как соло, так и в смесях – тем больше достоинств я нахожу. Например, теперь я могу оценить мускусные ноты дягиля, мое восприятие не ограничивается его резкой, почти металлически острой зеленью.

Я думаю, что каждый творческий человек должен оставлять время, чтобы знакомиться с работами своих коллег. Я с удовольствием знакомлюсь и пользуюсь духами других натуральных парфюмеров. А ты?

Айала: Да, конечно я согласна с тобой. Творчество требует тишины и одиночества, но это создает опасность изоляции. Общение с другими парфюмерами и знакомство с их творениями важны, чтобы все время быть в курсе новостей: новые материалы, тенденции, идеи.

А еще это помогает держать самолюбие в рамках: поглядывать на профессиональный рост коллег и их успехи, и иногда, с трепетом пробуя их духи, думать – ух ты, вот какие сочетания тут задействованы, мне бы такое и в голову не пришло… Это держит меня в тонусе и побуждает осознавать и раскрывать свою собственную, индивидуальную манеру творить ароматы.

Я с особым удовольствием работаю над созданием индивидуальных духов. Клиенты, заказывающие их – это вдохновение во плоти, они рассказывают удивительные и прекрасные истории, которые я воплощаю в их личных ароматах. А что тебе особенно нравится в процессе создания духов на заказ?

Айала: Больше всего меня очаровывает то, как клиенты раскрывают свои ольфакторные предпочтения, и как откровенно они делятся своей историей, выбирая ароматы, которые их привлекают, вызывают отвращение или интригуют.

Есть ли история, связанная с твоими клиентами, тебе особенно запомнилась?

Айала: Несколько лет назад мне позвонил мужчина, и заказал для своей супруги духи Song of Songs и подвеску с этим же ароматом, в надежде, что этот подарок изменит ее желание развестись. Я надеюсь, что это сработало!

Трогательная история.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Кроме удивительных духов, в коллекции твоего парфюмерного дома есть ароматизированные натуральными материалами трюфели, шоколад, выпечка и чаи. А используешь ли ты эфирные масла в приготовлении несладких блюдах? Я, например, люблю добавить немного юзу или грейпфрута в голландский соус для рыбы.

Айала: В основном я использую эфирные масла в десертах. Эфирные масла очень концентрированные и, чтобы использовать их в кулинарии безопасно для здоровья, в продукте должно быть много жира. Я считаю, что лучше всего ароматизировать такие основы, как шоколад, сливки и масло, как в моих шоколадных трюфелях, песочных печеньях и мороженом.

Что касается основных блюд, меня больше привлекают простые и этнические кухни, в которых используются специи и свежие травы, а не высокотехнологичные или супер-необычные приправы, которыми являются эфирные масла. Мне кажется, что они могут «перегрузить» блюдо. Однако, я очень люблю готовить в стиле фьюжн, а также использую чай в несладких блюдах, например, добавляю его в бульон, когда готовлю суп, или к рису, особенно в ризотто.

Айала, твои духи завоевали заслуженное признание. А что ты сама считаешь самым большим своим успехом, чем гордишься?

Айала: Что-то мне подсказывает, что я еще не достигла его … Но, вероятно, на данный момент моя гордость — это книга для курса об искусстве натуральной парфюмерии.

Расскажи о своей мечте, о том, чего бы ты хотела достичь в творчестве?

Айала: У меня есть разные идеи и направления развития и роста моего бизнеса, но приоритетом для меня является то, над чем я работаю в конкретный период.

Я с узнаю много нового, проводя исследования на парфюмерные темы для моего блога Smelly blog. Мои идеи являются продолжением того, что я делаю сейчас–приобретать знания, улучшать навыки и работать с моими клиентами.

Аяла, я была рада возможности пообщаться с тобой! Спасибо тебе за интервью и за твои духи! Я желаю тебе творческих удач, новых ярких впечатлений и благополучия!

Айала: Спасибо, Анна! Желаю тебе и читателям в новом 2014 году найти что-то, что позволит осознать настоящий момент. Что-то, что заставляет в жить здесь и сейчас, наслаждаться каждым вдохом, ароматом, вкусом, ощущением, звуком и видом вокруг.

Интервью с Айaлой Мориэль

Итак, обещанное путешествие в «натуральную парфюмерию без границ» начинается!

Я очень рада, что виртуально познакомилась с Айалой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums.

%Anna Zworykina  %art in a bottle [wb_fb_f name=»Ayala Moriel» id=»»], picture was taken by Trish Vawter of http://ScentHive.com

Черпая свое вдохновение в изобразительном искусстве, музыке и детских воспоминаниях о пейзажах Израиля, Айала создает уникальные духи из натуральных ингредиентов. Сейчас в коллекции Айалы более 50 ароматов, каждый из которых радует обоняние и приносит новые чувственные и интеллектуальные впечатления. Кроме восхитительных духов, в коллекции дома есть ароматизированные натуральными эссенциями свечи, саше, мыла, масла для тела, и также чаи, шоколад и трюфели. Знакомство с духами Айалы обогащает, мое понимание натуральной парфюмерии приобрело новые измерения. И, конечно, мне было интересно поговорить с Айалой о творчестве, вдохновении и материалах. Итак, интервью! Мои вопросы — курсивом.

Айала, создавая новый аромат и подбирая ингредиенты, ты основываешься на некоей абстрактной идее, или дорогу подсказывает какой-то ароматический экстракт, которым ты очаровываешься?

Айала: Каждый аромат рассказывает свою историю – и вдохновение тоже приходит из разных источников. Обычно я начинаю создание композиции не с конкретного материала, а с абстрактной концепции, с динамического взаимодействия различных материалов в аромате, и именно это является, возможно, самым важным в моей работе.

Хотя в моей коллекции есть несколько ароматов, которые я создала вокруг конкретного материала – это Vetiver Racinettes, недавно созданные духи Treazon и моя коллекция солифлоров,- мне не интересно было бы принять это за правило. Безусловно, такой подход позволил мне хорошо узнать эти материалы, но вообще я считаю его довольно техническим и сдерживающим творческое движение. Мои самые инновационные духи создавались не так. Большинство духов я создаю, интуитивно связывая различные ноты с персонажами или силами,  и каждая играет свою роль в историях, рассказанных духами. Иногда это природные или городские пейзажи (Orcas и New Orleans), иногда – чувственные ольфакторные отражения прочитанного мной (Hanami). А иногда —  рассказы о моем внутреннем путешествии (Immortelle l’Amour и Schizm).

Я знаю, что на создание l’Écume des Jours тебя вдохновил роман Бориса Виана.

Айала: Да, это действительно так. А другой роман Виана, l’Herbe Rouge, вдохновил меня на создание одноименного фужера. Вообще, все мои духи – это истории, сотканные из ботанических ингредиентов, истории, которые каждый может обонятельно прочесть и эмоционально прочувствовать.

Все эти истории довольно личные. Создавая духи, я вглядываюсь в свое сердце, пытаясь найти скрытые эмоции. Эти истории можно услышать, если привлечь ассоциативное, подсознательное мышление.

И еще вопрос о l‘Écume des Jours, которые меня очаровали. Попробовав эти духи в Москве, я подумала, что для наилучшего раскрытия им, возможно, нужен океан или море поблизости.

Айала: l’Écume des Jours пробуждает воспоминания о соленом морском бризе, водных растениях и цветах. И все же я не думаю, что для того, чтобы насладиться ими, нужно быть у моря. Мне кажется, что большее значение имеет эмоциональный  настрой владельца.

А что ты думаешь о влиянии климата на раскрытие ароматов?

Айала: Конечно, климат, погода и сезон оказывают большое влияние на то, как духи распространяются в воздухе, на их ауру, они могут ускорить раскрытие аромата или, наоборот, замедлить его. Климат также влияет на настроение людей, и, что не удивительно, на их выбор духов. Влажность действительно раскрывает аромат, и в горячем и влажном воздухе он может стать густым и навязчивым. А слишком сухая погода не позволяет духам раскрыться. Кстати, я знаю, что на раскрытие духов оказывает влияние высота над уровнем моря, но я не была на большой высоте и не могу прокомментировать это, опираясь на свой личный опыт.

Когда я нахожусь в Израиле,  с трудом переношу восточные и пьянящие цветочные ароматы, и предпочитаю более легкие цитрусовые и чистые, яркие цветочные. А в очень горячем и влажном климате у меня вообще не возникает желание носить духи. В Ванкувере, где я живу, климат очень умеренный и довольно однообразный, а духи дают возможность убежать от действительности — серости и дождя.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Айала, давай поговорим о материалах. Пару лет назад я открыла для себя рухи жасминов, (Ruh Chameli, Ruh Juhi, Ruh Motia) из магазина White lotus Aromatics. Эти очень дорогие и редкие компоненты перевернули мое представление о жасминах. Еще я обожаю эфирное масло из древесины аквилярии — в моей коллекции более 10 экстрактов, очень разных по характеру. Расскажи, пожалуйста, какие ценные или редкие материалы есть в твоей коллекции?

Айала: Я была буквально одержима разными экстрактами ветивера, именно благодаря этому я создала Vetiver Racinettes. Раньше ветивер мне не нравился, возможно, потому что масло, которое я пробовала, было низкого качества. Сейчас у меня есть много разных видов – от руха ветивера (традиционная индийская дистилляция в медных емкостях), и CO2-экстракта ветивера из Южной Африки, до самого любимого гаитянского ветивера, с его отчетливым, чистым запахом влажного леса и цитрусовых, а также редкий ветивер Бурбон, дымный и богатый, почти ореховый.

Я люблю боронию, материал, как ты знаешь, сложный в получении, и потому редкий (спрос на нее выше предложения). Также люблю некоторые виды белой кувшинки, голубого лотоса и аттары. Большую часть этих редких материалов я берегу для индивидуальных духов и для моих экспериментов, потому что их ужасно трудно найти (не говоря уже об их цене).

Я знаю, насколько важно для моих клиентов иметь возможность постоянно наслаждаться своими любимыми духами. Поэтому свою постоянную коллекцию  создаю, используя  только экстракты, которые можно закупить без проблем. Такой подход позволяет мне иметь линию духов, всегда доступных для продажи, так что, как только один флакон закончится – в любой момент можно приобрести новый.

Да, к сожалению, в своем творчестве мы ограничены доступностью некоторых материалов. Но, с другой стороны, это делает натуральные духи еще более уникальными и драгоценными… Например, несмотря на то, что я очень люблю индийские аттары  глины, амбери аттар, катцури аттар и некоторые другие, мне приходится использовать их только в лимитированных коллекциях, т.к. они не всегда есть в продаже. Кстати, а ты используешь аттары?

Айала: Некоторые аттары – самостоятельные духи, и я думаю, что использовать их в формулах неправильно. Это почти  как добавлять готовые парфюмерные базы.
Для своих духов я использую некоторые моно компонентные аттары, например, аттар дерева Кадам в Hanami и аттар кевды в Gigi и Charisma. Кевду очень трудно найти как чистое эфирное масло, так что кодистилляция с сандалом, благодаря его фиксирующим свойствам, позволяет получить долгоиграющий экстракт с нотой кевды.
Конец первой части. Вторая скоро последует! English version Here

Вторая часть — здесь.

Анонс

Завтра я начну публикацию нового проекта — «Натуральная парфюмерия без границ«. Суть его в том, чтобы рассказать о творчестве коллег со всего мира, поделиться своими впечатлениями, по возможности, вступить в диалог с создателями натуральных ароматов и разыгрывать пробники среди моих читателей. Под этим тэгом уже лежат мои давние рассказы о разных духах, но до диалога и розыгрышей я дозрела только недавно.

Итак, открывает проект диалог с знакомство с Аялой Мориэль, владелицей и «носом» парфюмерного дома Ayala Moriel Parfums.
%Anna Zworykina  %art in a bottle
%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

 

 

 

 

 

Ее духи просто заворожили меня, я уже немного писала о своих впечатлениях от ее работ в целом. А завтра вас ждет интервью с Аялой, вопросы о ее творчестве, материалах, клиентах и прочем задаю я, она — отвечает.  Встречайте 🙂