Незнакомка — история опознания винтажных духов

Получив свой подарочный ароматный еженедельник, я в очередной раз прильнула к истокам. Истоки у меня — щедрые россыпи пробирок с ценнейшими винтажами от прекрасных друзей и жертвователей-филантропов.

Есть среди них и загадки — плоды рассеянности. Вот например, пробирка от Полины kaplya_absentha, она же в инстаграмме — @vkrapinku. Помню как вчера: мы пили чай, и уже в некоторой душевной расслабленности, которую дает длительная дегустация духов и чая, она отдавала мне пробирки, подписанные черным маркером (нувыпоняли). Уже тогда это было «чета не читается, ну ты ж понимаешь это…» Стоит сказать, многое на удивление не потерялось (да ничего не потерялось, что это я). Пробирку с Narciss blanc Caron я узнаю в лицо по микро-остатку черного маркера на донышке. Остальных узнаю по запаху.

Но эта?! Полный коллапс памяти. Пробирка мощнейшей, густой фруктовой розы. Со сливами, лопающимися от спелости, абрикосами и персиковым медом, но не современный извод, в котором все это — «сбежавшее варенье» а благородный, сочный, густой без приторности, ароматный аккорд. Что это?

На старте есть фиалка, как в Jolie Madam, но дальше кожи практически нет, и нет полынной пыли. Чуть ближе к финалу появляется шершавая резиновость, характерная для Бальминовских кож, но такой розы у Balmin я не помню.

Madame Rochas? Роша суше, графичнее, фруктов не довезли явно — у меня два превосходных образца, сравниваю — нет, не то.

Ближе всего эта неопознанная пока красота сердечной ноты подошла, пожалуй, к Nahema. Но в моих двух винтажных старых пробирках Nahema роза более меланхоличная, есть в ней эдакая ленивая элегичность. А моя потеряшка маслянистая, полнотелая красота, цветы в меду. Цветы и фрукты из пробирки — Незнакомки поют голосом Каллас.

Загадки! Вот взять Жоли Мадам, вынуть полынь и пыль,  накачать медовыми персиками и сладкой фиалкой, потом вставить Наэму, приправив сухофруктами из Мадам Роша, и закончить самой   Жоли Мадам, но без горечи — вот там оно. Великолепный неопознанный объект! С неделю я им только наслаждалась, не в силах включить аналитический отдел мозга.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Но на самом деле это только середина истории. Парфюмерные маньяки  называются  маньяками не просто так. Я написала Полине. Мы с ней дружно порылись в дневниках и письмах, установили даже дату чаепития — в октябре 2011 года. Установили, что собирались делиться Jolie Madame — и потом Полина нашла у себя в шкафу этот странный, не очень характерный экземпляр — без полыни и с поющими цветами. Это потрясающе! ))

А у вас были счастливые опознания неподписанных пробирок? У меня это, пожалуй, самое эффектное, в том числе потому что эта Мадам мне нравится  невероятно.

White Linen Estée Lauder

White Linen от  Estée Lauder — один из немногих альдегидных ароматов, которые я почти люблю. То есть нет, которые я действительно люблю и  внезапно могу носить. У моей тети был флакон: ракушка с кисточкой, я его обожала, когда приезжала к ней на каникулы.

И аромат — чистое расслабление, каникулярное, отдыхательное настроение. Аромат женщины у которой две домработницы: одна стирает и гладит белье, другая чистит хрусталь.  На мне он теплый, слегка текстурный и чуть жестковатый, как проглаженная льняная простыня, и хрустально чистый. Нежный, с ароматом надушенного мыла и приятно похрустывающий. Он белый, как побеленные стены домиков в Средиземноморье под летним солнцем: белизна кажется ослепительной на фоне неба под ярким солнцем, и наше воображение тут же дорисовывает все: и простыни, и небо и солнце. Сквозь эту белизну нет нет да пробьются гиацинт и ландыш — то, что я больше всего любила в духах в детстве.

%Anna Zworykina  %art in a bottleДля меня это аромат благоустроенной праздности, заботливо поднесенной чашки чая (а на подносе нарцисс в хрустальной вазе), поглаженной кем-то другим белой рубашки. Спокойное, надежное счастье. Как бы не забывать еще про этот Белый лен!

(пробирку сфотографировала  на страницах замечательного парфюмерного ежедневника scentoftheday)

Hinoki Comme des Garcons

Один из идеальных древесных ароматов для меня  — Hinoki Comme des Garcons. Он по-японски лаконичен: ничего лишнего, и в то же время очень предметный. Так пахнет ароматная древесина, если растереть ее в руках или размолоть в щепки. Безумно правдоподобно, учитывая, что CdG в основном славен синтетикой — и это тот самый случай, когда синтетика прекрасно передает природу (Oud 27 Le labo  еще приходит на ум)
Для меня Хиноки точно попадает в настроение августа: еще летний лес благоухает, но уже есть в нем что-то по-осеннему печальное. Тонна древесины хиноки с каплями сосновой смолы,  сладостный ладан, и чабрецовый чай. Неброская, изысканная прелесть, строгие линии и древесная фактура.
На картинке  — лес из кипарисов Хиноки в Японии.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

У меня есть эфирное масло хиноки, популярная добавка к средствам для волос и кремам. Я полюбила этот аромат еще в сыром виде, но в духах Comme des Garcons он  — настоящее искусство!

Lys Mediterranee Frederic Malle

Средиземноморская лилия, Lys Mediterranee,  из парфюмерной библиотеки Editions de Parfums Frederic Malle  — один из моих любимых не-только-натуральных ароматов.

Самое лучшее время для него — февраль и март, в этом смысле лилия — родная сестра ландышей в Diorissimo. Хрустальная чистота и звонкость делает аромат незаменимым весенним тоником, во влажном холоде лилия звенит, как колокольчик.

Поразительно, но жарким летом лилия тоже хороша. Хрусталь превращается в глоток кислорода: только что прошумела гроза, цветы пахнут густо и сладко, и озон, оставшийся после разрядов молнии, покалывает нос. Согревшись на коже, аромат то обсыпет яркой, имбирной пудрой (кто не пачкал нос в лилейной пыльце?) то охладит свежестью свежевыглаженной белой сорочки.

Поскольку я именно из тех маньяков, которые готовы жить в обнимку с букетом лилий, хищная, живая, немного животная лилейность этого аромата меня завораживает. В ней есть и нужная избыточность, и обманчивая белизна, и жаркий полдень, наполненный дурманом и негой.

При этом это вовсе не воспроизведение «живого цветка» — мне нравится четкая графичность изображения, работа со светом и лаконичность, позволившая сделать лилию более носибельной, чем мог бы быть «живой цветок».

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И удивительно, насколько разные вещи может делать один и тот же «нос»: Эдуард Флешье, автор Лилии, сделал еще Une Rose для Малля и Poison — тоже его рук детище. Впрочем, дурманят и те и другие духи, просто по-разному.

Еще один плюс этой лилии — она прекрасна без драматического надрыва, который часто читается в белоцветочных ароматах. Такая прекрасная жизнь до грехопадения, сладость без горечи, наслаждение без вины и порока.

Lys Mediterranee — идеальная лилия для любителей белых цветов.

за флакон спасибо pr-службе Estee Lauder..

Плечи гигантов: Одеколоны

Лето – сезон одеколонов. К тому же на нашем фестивале «Безумное чаепитие» мне выпало делать одеколон+чайный напиток. Как говорят – «Новое нужно создавать, стоя на плечах гигантов» – так что я разобрала свои запасы одеколонов и сейчас разгляжу их вместе с вами) По крайней мере те, о которых можно сказать пару слов.

Santa Maria Novella Nostalgia cologne  — ностальгический, верно. От этой аптечной марки чего-то такого и ожидаешь: фрески, изящество прошлого…  Мне не хватает в нем остроты чувств, которую ждешь от одеколона, но он пленяет изяществом и устойчивостью структуры, и призраком кожи, конечно.
Yuzu Fou  Parfum d`Empire – очень живой, почти маслянистый юзу с комплектом прочих цитрусов, которые потом оборачиваются в кисловатые цветы и кумкваты.
Yerbamate Lorenzo Villoresi — заявлен как фужер, но начало очень вдохновляющее. Зеленая ароматная трава и сухие цитрусовые корочки.
Frederic Malle  — в линейке два одеколона, один очень традиционный, второй – современный. Cologne Bigarade – апельсиновый колонь, очень строгий и красивый. Конструкция едва обозначена скупыми линиями, но композиция  гениальна, как на эскизах Леонардо. Мне чуть суховат, но с мужчин вдыхала бы и вдыхала. Cologne Indélébile – более сложный, легкий флер цитрусов почти сразу переходит во все весенние цветы сразу: горьковатые нарциссы, косметически-совершенный флердоранж, если сместить фокус, можно даже отголосок черемухи поймать. Все это счастье поддерживается мощной базой из легкого мускуса, так что кому стойкости – тому сюда.

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Neroli Portofino Acqua Tom Ford – вообще я люблю его за Тосканскую кожу (ах какая она тактильная) и Табачный уд, но тут к слову пришлось. Как не сказать про нероли? Вот, это они. Нероли и бергамот, и целая тонна белоснежных простыней, которые сушатся на солнце в южном приморском городе. И вот, в полдень, ты возвращаешься в прохладу к огромной ванне, и на бортике много-много кусков мыла, и полотенце пушистое и всякое такое. Я бы такое носила где-нибудь в тропиках, вместо короны и хрустящей белой рубашки, в день, когда накапливается раздражение «тут что, все в шлепанцах в бар ходят»? Ну или у моря. А в городе без моря – прачечной на мой нос многовато.
Light Blue Dolce&Gabbana -– кто не знает старика Крупского? Кто не грешен? И я была. Расколотила миниатюрку с ними на пороге экзаменационной аудитории – и друзья подарили мне флакон. Храню из ностальгии.
Herba Fresca Guerlain  — выпила один флакон  в год выпуска и вот второй. Зелень, молодые листочки, мята и мелисса. Непритязательно, но есть в этой непритязательности особая прелесть.
Eau Absolue Mona di Orio – не совсем одеколон, если смотреть строго, но вещь изумительная в своем роде, и не включить ее сюда я не смогла. Кажется, за последние годы это был единственный аромат из не моих, который я носила неделю подряд. Это была неделя в Лиссабоне, и Абсолют воды пошел там как родной. Как можно так смешать цитрусы и пряноароматические травы, чтобы было не похоже на цитрусы и пряноароматические травы? А вот. Прозрачный, прохладный, как ключевая вода, в него можно заглянуть как в чистое море и увидеть, как по дну ходят крабы и скользят в зеленоватой толще проворные рыбки.
Al Andalus Amouage — мой бессменный фаворит в тропиках был, единственный, кто на самом деле с блеском переживал жару и влажности, не теряя остроты.
Epice Marine Hermessence — плод сотрудничества Эллена и великолепного Ролленже, про смеси специй авторства его я уже писала. Прозрачнейший акватическо-пряноароматический шедевр, гениальный в своем роде. За деликатность на мне вполне может служить одеколоном — особенно в малых дозах.
1709 Original Eau de Cologne Farina — чистый, густой, абсолютно традиционный, без затей.

Еще, конечно, от Acqua di Parma много хороших одеколонов, и от Atelier Cologne все хороши.

Из натуральной парфюмерии сразу вспомнила Tabac Citron от Providence Perfume: лимонный, хрусткий, прохладный.

И наконец,  еще бонус: одеколонные запахи свежевымытых мужчин, которые так приятно чувствовать с собственной кожи:

L’Humaniste Frapin – это чистая свежесть юности. Тебе 18, ему 18, и вот он утром побрился и вы вместе пьете какао, и спать, конечно,  хочется до ужаса но мир вокруг такой яркий, что глаза сами открываются. Через двадцать лет и лица уже не вспомнить, а вот сияние мира не забудется никогда. Собственно, и про базу аромата сказать нечего, а вот начало…
Baladin от Nicolai Parfumeur Createur —  —  люблю за контрастное, тельняшечно солнечное начало и за нежную, но подкопченую морским солнцем кожу потом. Если наносить намазом и немного – отлично сойдет за одеколон.

В следующей серии  будет немного одеколоновой истории.

А у вас какие любимчики из одеколонов?

Флаконы все как один – подарки, спасибо моим прекрасным друзьям, коллегам и pr-службе Estee Lauder.

Свеча Un Gardenia la Nuit от Frédéric Malle

Свеча  Un Gardenia la Nuit от Frédéric Malle меня очаровала. И поверьте, это большая редкость – я редко очаровываюсь ароматическими свечами. Вот почему: штука в том, что я, с одной стороны, пурист, с другой – обожаю сложносочиненный парфюмерный крой. Противоречивое сочетание, которое создавало бы мне кучу проблем с выбором продуктов. И на продукты для дома, конечно, имеет особые виды именно мой пуризм. Как и на отдушки для косметики: мне нравится, когда свечи, лосьоны или кремы пахнут просто, но изящно.

Собственно, с изяществом у Editionsdeparfumsfredericmalle всегда все в порядке, тут вопросов нет. Однако некоторые свечи для моего дома слишком сложносочиненные. Ну тут, конечно, стоит сделать поправку на ветер: в свободное от работы время я люблю свежий воздух и пытаюсь давать голове отдых от ольфакторных конструкций. И именно поэтому, например, популярная и довольно красивая свеча, композицию для которой сочинила София Гройсман,  — «Русские ночи»  меня перегружает.  Она, на мой взгляд, по сложности вполне сопоставима с духами, такая русская «La nuit de Noel». Для моей квартиры — ту мач. Для светского салона было бы отлично.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Но моя любимица — Un Gardenia la Nuit. Я обожаю гардению живьем и не очень люблю ее в духах. Во Вьетнаме было прекрасно пить чай у цветущего куста гардении, и после такого опыта запросы на гардениевые ароматы, конечно, оказываются высокими.

А свеча – просто чудо! Как я поняла, для создания композиции использовался molecular fingerprint гардении, он же headspace (это буквально помолекульная реконструкция проанализированного с помощью хроматографии аромата живого цветка). Впервые я с ним познакомилась у Любы Берлянской, когда она еще работала в Firmenish и была поражена прелестью этой реконструкции. Настоящая живая гардения, не слишком сладкая, не слишком жирная, прохладная, совершенная, белая.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

А тут с ней – целая свеча! (И огромная!!! Сколько она будет гореть боюсь представить!) Причем парфюмер Dominique Ropion удержался и не навесил на нее дополнительных рюшечек. За это, я считаю, нужно орден давать. Здесь та политкорректность, которая ведет его руку, отсекающую все земляные фракции ветивера и добавляющую мускус в духи, сыграла мне очень на руку. Свежая, чистая гардения без грамма того что можно пренебрежительно назвать «парфюмированная свечка». Идеально, в свечном аромате ровно та доза сливочной плоти, которая есть в настоящей гардении — и ни граммом больше. Любовь-любовь.

Кстати, в четверг 16 июня в Рив Гош «Цветной» состоится официальное открытие нового корнера марки EdP Frederic Malle. Мы с Матвей Юдов с 18 до 20 будем развлекать почтенную публику, показывать и рассказывать — ну и что еще получится)) Приходите! (и свечи оцените!)

А за за  возможность пожечь эту свечу традиционно благодарю pr службу Estee Lauder!))

Семя и сеятель, Furyo, Счастливого рождества, мистер Лоуренс!

Замечательную заметку Сергея Борисова о духах Furyo Jacques Bogart я прочла еще осенью. Поскольку я давний фанат фильма «Счастливого рождества, мистер Лоуренс!», Боуи и Сакамото, я сразу заказала на ebay миниатюру этого аромата. Весной воссоединилась с ним, но по дороге случилось еще одно знаменательное событие.

Роман Лоренса ван дер Поста «Семя и сеятель», по которому был снят фильм, переведен и издан! Переводчица пишет, что он «выполнен фанатом и дилетантом» — но мне кажется, он совершенно прекрасен. Книга невероятная, и у меня она теперь есть!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И вот наконец я собралась написать немного и о книге и о духах. Furyo от Jacques Bogart 88 года выпуска — страсть во флаконе! В составе указаны: Лаванда, Кориандр, Бергамот, Амбретта, Гвоздика, Жасмин, Герань, Корица и Тимьян, Ветивер, Мускус, пачули, дубовый мох, Амбра, ваниль и Циветта. Выглядит как пряный фужер, а на деле — мощная анималика, которую я редко где еще встречала. Через горячий уже на стадии бергамота старт, пряности и травы мощно звучит животная база, цибетин, мед и мускус. Сергей пишет о животных с двумя спинами — и да, это то, что сразу приходит в голову, первая ассоциация от первого полувдоха. И очень верится, что аромат сделан именно по фильму — режиссер Нагиса Осима снял историю ван дер Поста так сильно, страстно, и со столькими недоговоренными местами, что в голове возникает туча вопросов, предположений и идей. Это фильм-загадка. А в духах… пылающий жасмин и корица, горькие травы и веривер просто тонут в этом цибетиновом море, и дубовый мох с ванильно-кожаными нотами составляют прочную основу. Цибетин тут спаивает все компоненты воедино, не оставляет им ни единого сантиметра пространства для свободы, аромат бескомпромиссный и буйный.
Тем интереснее мне было прочитать роман. Оказалось, что акценты в нем расставлены совершенно по-другому, однако это как раз тот редчайший случай, когда я могу сказать, что «фильм снят не совсем по книге, но точно ничем ей не уступает». Основной фокус романа скрыт в фильме, как семя в почве. Но стоит открыть книгу, и начало сразу расставляет все точки над й — «У меня был брат, и я предал его. Это предательство само по себе было таким незначительным, что большинство людей сочло бы преувеличением назвать мой поступок предательством, а я уж точно показался бы им болезненно чувствительным, раз называю его именно так. Но, как известно, природу семени мы узнаем по древу, из него возросшему, древо – по плодам его, а плод – по вкусу, оставшемуся на языке, так и я знаю предательство по его следствиям и послевкусию, которое оно деспотически впечатало в мои чувства. Это одно из главных свойств предательства и, определенно, сказать об этом лучше сразу, в самом начале. Без гордости, как и без смирения, просто как о факте моей жизни, я говорю сейчас, как специалист в этом вопросе. И, как таковой, я могу уверить вас, что одна из самых достопримечательных характеристик предательства заключается в том, что вначале ничего впечатляющего и грозного в нем нет. Да, такие измены, которым суждено позже проявиться в своих далеко идущих последствиях, предпочитают не представать с отчетливостью или драматизмом в своем начале, но выждать, робко и ненавязчиво, пока их жестокий плод не созреет во всей красе. Они представляются неосторожному сердцу, которое выбрали своим гнездом, как повседневная мелочь, как непримечательный эпизод, настолько самоочевидный, что ни мысли о возможном выборе, ни, следственно, шанса отринуть их не возникает при их появлении на привычной сцене обыденных событий. В сущности, предательство ведет себя так, как будто цена ему не больше, чем ничтожные тридцать кусочков серебра, уплаченные за величайшее и самое значимое предательство всех времен. Я полагаю это не только коренным, но и одним из самых ужасающих его свойств. Сравним предательство, к примеру, с чем-то, что подобно ему, вырастает огромным из малого зерна, а именно – с верой. Как бы далеко наш пристальный ум ни следовал за верой , будь то до самых внешних пределов бытия, вера несомненно стоит на пороге мира. И даже там она будет двигать горы, если только есть у нее опора в нашем сердце. Но предательство для своего существования и роста не нуждается ни в чем. Оно прекрасно может начаться всего лишь с отказа в существовании, небрежного отрицания, как бестелесная ночная тень сонной одури небытия. Как эвклидовой геометрической точке, предательству не нужно ни пространство, ни объем, но лишь позиция. Итак, вот момент, место и условия; вот позиция в моей собственной жизни предательства, о котором я хочу говорить.»

Простите за длинную цитату, но никак не могу удержаться. Вот таким образом в моем мире теперь аж три сокровища: фильм, книга и духи. Пусть жизнь благоволит ко всем, благодаря кому это так!

Натуральная парфюмерия без границ

Проект «натуральная парфюмерия без границ» продолжается! Выигравшая набор пробников Елка прислала мне свои впечатления от ароматов Айалы Мориель, первая порция — здесь.

Espionage Шепот, доносящийся из книг Фенимора Купера; резная деревянная статуэтка, привезенная откуда то с Востока; ключичная впадина красавчика-южанина – его кожа после купания в океане разогрета солнцем и благоухает йодистой солёностью, специями, которые он регулярно употребляет в пищу и буйволиным молоком, которым его вскормили в младенчестве…
Кабинет-приемная ювелира: комната с кожаной мебелью, обшитая деревянными панелями, в которые въелся аромат дров и золы – от камина, и следами пряных дорогих ароматов – от посетителей, которые здесь ежедневно бывают…
Квартира донжуана, авантюриста и путешественника:  множество сувениров – добыча из поездок и подарки влюбленных дам, коллекция трубочного табака в кожаных кисетах, ковбойские сапоги, старинные пистолеты на стенах, сибаритский шелковый халат, в ящике комода разложенные по деревянным коробочкам афродизиачные смолы для воскуривания, несколько кальянов вдоль стены…
А за всем этим —  Женщина, в чьей памяти хранятся эти воспоминания. Свободная, сильная, она смотрит в переменчивое небо над океаном и видит в нём то, что ей только предстоит испытать.

Fetish Он показал себя, когда я надела замшевую рубашку — и это были не образы. Если в двух словах, то это аромат-парадокс, однако под всеми его противоречиями шестое чувство узнаёт гармонию.
Мощный старт отталкивающе-притягателен, как красотка с сомнительной репутацией. А затем едва угадывающиеся тени образов уходят, и вдруг наступает подъём, радостная уверенность в себе… Силы переполняли меня; я подумала о моих планах и поняла, что мне все по плечу. Захотелось ввязаться в какую-нибудь авантюру, взяться за новый проект, поменять гардероб, двинуть в экспедицию в далекую нецивилизованную страну — и все это одновременно!
Не знаю, может быть он очень летуч, этот аромат. Но мне показалось, что моя кожа втянула его в себя, как растрескавшаяся от зноя земля впитывает первые потоки ливня.

(примечание от меня — да, Фетиш мне тоже показался очень летучим, и очень динамичным, он не столько исчезает с кожи, сколько превращается в чистый импульс. )

будни

Сейчас  работаю над очередным (не смейтесь! я сама не могу сосчитать, какой он по счету) кожаным ароматом. И все мне мало, доделываю один а сама думаю — «надо бы сделать еще один, чтобы много-много цветов, и в базе без лабданума и пачулей».

До «кожаного» бзика у меня еще  лет 5 назад был жасминовый период. Причем я точно знала,  о чем я его хочу сделать, но получалось все не то и не так. С кожами я хотя бы поняла, что мою  идею «идеальной кожи» в один аромат не воплотить и просто делаю себе спокойно  и счастливо 50 разных. А с жасмином — стремилась к одному, но так и не получилось его сделать. А потом  накал страстей как-то спал, я охладела и к жасмину и к идее… Забавно, что сейчас я знаю, как сделать тот самый жасмин, к которому я стремилась всей душой. Но неинтересно больше, все, страница перевернута. Хотя другой, новый жасмин делать интересно.

 

Tango Aftelier

%Anna Zworykina  %art in a bottleЛюбимые многими натуральный духи Аманды Афтель — Танго.
Первый вдох вызвал у меня удивление.
Вольно перевожу аннотацию:
Создательницу аромата вдохновил «танец любви» (танго): сексуальный, копченый, поджаренные ракушки, чампака, верхние ноты цветочные, основа — медово-специевая. Подбор натуральных ингредиентов должен передать шаловливый эротизм ночи, проведенной за курением, выпивкой и танцами (по- русски это называется, кажется, «танцы шманцы-обжиманцы» или же «чай-кофе потанцуем» или «угостите даму сигареткой?») Читать далее

Cognaс Aftelier

Cognaс Aftelier — последний пока из присланных мне   пробников.
На сайте заявлены коньяк, свежий имбирь, кровавый апельсин и абсолют  оливок, араукария и  сарсапарилла (!).
Неожиданное начало — немного трав и густой, темный аромат вяленых на солнце греческих маслин. Соленый, иссиня-черный,  со временем он припудривается теплыми имбирными искрами,  запекается под солнцем до запаха подвяленного в духовке инжира и апельсиновых цукатов.  Было бы больше апельсина — я бы вспоминала прекрасную закуску: кружки апельсина присыпанные красным луком, розмарином, политые оливковым маслом и с изобилием именно таких вот маслин.

На более горячей, чем моя, коже, имбирь и коньяк витают над маслинами прозрачной дымкой пряно-винного оттенка.
Этот парфюм «сделал» абсолют оливок, как и Табак сделал абсолют табака. Роскошный ингредиент, и довольно неожиданное решение.
Безусловно  экстравагантный, съедобный, но не кондитерский, о счастье.

%Anna Zworykina  %art in a bottleГустой, как солнце сгущает вкус вяленых маслин, масляно-переливчатый, чуть пряный, роскошный,  поющий о радости жизни, похожий на греческую богиню с вазы, с ее черно-охровой раскраской и благородными линиями.
Его замечательно, наверное, носить когда  холодно и слякоть.

Когда я вдыхаю  Cognac, мне на ум приходит место из Александрийского квартета:
«На улице было холодно, и я свернул на залитую светом магазинов рю Фуад. На витрине у бакалейщика я увидел маленькую банку маслин с надписью «Орвьето» и, в порыве внезапной зависти к тем, кто живет по нужную сторону Средиземного моря, зашел в магазин: купил ее, попросил открыть ее прямо здесь и сейчас и, присев за мраморный столик, залитый кошмарным неоновым заревом, начал поедать Италию, ее обожженную солнцем темную плоть, ее по весне возделанную землю, ее святые виноградники. Я знал, что Мелисса этого не поймет никогда. Мне придется сказать, что я потерял деньги.»
Мой  фаворит наравне с Shiso.
*картинка отсюда

Parfum de Maroc Aftelier

Еще одни натуральные духи Афтель — Parfum de Maroc.
%Anna Zworykina  %art in a bottle
Это, я бы сказала, моноаромат розы,  созданный в пряном,  ориентальном духе.
Parfum de Maroc – роскошнейшая, густая, замешанная на меду и бархате роза. Болгарская, жаркая, красная, в густом обрамлении специй: мускатного  ореха, шафрана, кадрамона, возможно, немного перца. Цвета артериальной крови, в тенях уходящего в черный. Плавно перетекает в амбровый лабданум, почти неразличимо сменяющий цветочный ноты. Кому восточной розы — это она.

Shiso Aftlier

Shiso – мой фаворит среди ароматов Афтель.
На сайте написано, что он составлен на основе традиционной формулы гейш (ну конечно!), в составе заявлены листья Шизо, агаро,  гвоздика и кассия.
%Anna Zworykina  %art in a bottleВообще говоря, вот это вот самое таинственное японское шизо — это перилла, Perilla frutescens. Читать далее

Blond Tabac & Casis Aftlier

Вот удивительно – у меня возникает иллюзия, что, обоняя натуральные духи, можно представить себе сотворившего их мастера. Как будто ты уже познакомился с ним. Так, у Аманды духи густые, зрелые, в теле и вкусные. Они внятные и обеими своими ароматическими ногами стоят на земле. У Александры Балахутис – подвижные, непоседливые, эдакие мутабельные, падающие с острых углов обоняния.
Открыв доставшуюся от Алены пробирку с «белым табаком» я изумилась яркой ноте черносмородинового джема. И даже почувствовала себя немного глупо – надо же, так ошибаться в трактовке мастерского почерка: я уж было подумала, что все ее ароматы цельны и однонаправлены, уж тубероза так тубероза, плюмерия так плюмерия, а тут… так смело и неожиданно скомпоновать смородину и табак… с замиранием сердца я стала ждать, когда появится табак. Джем. Джем. Джем. Черносмородиновый джем с большим количеством сахара. Джем слабеет. Все. Честно сказать, уже через 5 минут я полезла за пробирками.
Обнаружила, что духи в пробирке «Blond Tabac» не имеют характерного для абсолюта табака цвета, а имеют как раз цвет абсолюта смородиновых почек. Ага, сказала я.
Нашла пробирку «Casis»— жидкость в ней была искомого цвета.
Вот счастье пользоваться отливантами! Сколько поджидает неожиданностей, так освежающих восприятие! И как приятно убедиться в верности собственных рассуждений!
В пробирке «Casis» я, разумеется, нашла «Blond Tabac». Очень яркий, очень табачно-кожаный, ровно того табачного цвета, как сама жидкость. Немного очень поддерживающих деревяшек, чуть чуть смолы, и прекраснейшего качества абсолют табака (вот еще раз подтверждение – не экономить на ингредиентах!!! И даже более того – покупать лучшие!

SIP, Urban Lily

Cледующий мой фаворит  из Александриных духов — Urban Lily.
Анонс с сайта: «Чистый, жизнерадостный, дикий.
Роскошный запах цветущих ландышей. Как и у гардении, у ландыша нет эфирного масла. Но в Urban Lily  пышность листьев, сладость лепесков и сила корней этого растения слились в великолепный букет.» (перевод вольный мой) Читать далее