Бергамот, Мицуко и Ника

Сергей Борисов поделился в фейсбуке публикацией Monsieur Guerlain.

Там, вкратце, речь о том, что, мол, не всегда старое лучше молодого. Хотя часто думают, что вино чем старше тем лучше — на самом деле это неверное обобщение, есть куча вин, которые лучше пить молодыми, с возрастом они портятся.

Вот и с духами похожая история. Взять, скажем, Мицуко. Терри Вассер пишет, что в формуле Мицуко примерно половину места занимает бергамот (и это, я думаю, знают все, кто знает шипры), он — очень значимая часть характера и структуры этого аромата. И, в общем, лучше всего эти духи раскрывают задумку автора  на второй год, первый год формула дозревает, на второй — все идеально, а дальше, что для нас не сюрприз, бергамот начинает понемногу окисляться и утрачивает первоначальную яркость, задор и свет. И, в общем, чем старше духи тем меньше бергамота и тем дальше они от «оригинала». Матвей Юдов пишет: « В лучшем случае он со временем бесследно исчезает, но это скорее из области фантастики, ибо продукты тоже пахнут. Что там в современные кладут – это другой разговор, но в случае с Мицукой и т.п. если им хотя бы лет 20, то это уже совсем другой продукт, нежели сразу после производства.»
И спорить с этим не хочется и бессмысленно: все так и есть. Продукты распада бергамота тоже пахнут, к счастью, пахнут они не ужасно, но да, не так как нормальный свежий бергамот. И да, разумеется, Мицуко которой 50 лет сильно не такая же, как Мицуко, произведенная, допустим, год назад по той же формуле, это совершенно очевидно.
Любители винтажный версий, между тем (и я с ними)) пишут, что да плевать на то что сейчас не то что тогда. Любим мы вот эти вот остатки, и все равно они лучше новой переформулировки.
Тут, помимо свободы любви, мне видится вот еще какой ракурс.
%Anna Zworykina  %art in a bottleЧасто произведения искусства со временем очень страдают, и до нас доходят в виде обломков.  %Anna Zworykina  %art in a bottleКто знает, как выглядела Венера с руками? Более того, греки же еще и раскрашивали многие статуи! Представляете, рисовали им прямо глаза на лице. Было одно. Стало другое. Меняется физическое состояние предмета, меняется взгляд людей на него. Многое меняется, но правда же, можно оставить другим свободу любить развалины, любить поблекшие картины, любить базу Мицуко, которая сама по себе совершенно прекрасна, хотя и «не о том»
И еще хочу сказать, что в этих следах времени есть свое отдельное очарование. Я как прочла дискуссию, сразу вспомнила японскую историю про реставрацию разбитой посуды золотым лаком, кицунги. Это история про то, что подарив новую жизнь сломанному предмету,  в него привносят не только некую историю, но и целую душу.

%Anna Zworykina  %art in a bottleКицунги, как я понимаю, отсылает нас в том числе к концепции совершенства несовершенного, ваби-саби. Кинцуги говорит нам: трещины и раны это не дефекты, это часть жизни. Кроме того, в этой эстетике следы износа имеют самостоятельную ценности, их не прячут, но лелеют, они увеличивают ценность вещей.Мысль о том, что шрамы можно украсить золотом и стать не разбитой чашкой, но произведением искусства мне кажется очень красивой.

%Anna Zworykina  %art in a bottleРазумеется, всегда есть и будут любители нового и блестящего, которые говорят примерно: «да что вы носитесь с этим старьем, там же все уже протухло» и есть наоборот, ценители старины, которым новая вещь — вообще ни о чем. И весь континуум между этими двумя позициями. Я, как обычно, за то чтобы цвели все цветы. Просто хотела написать, что любовь к слегка побитому и щербатому — совершенно не уникальная черта «маньяков винтажников», это гораздо шире. И это можно понять.

Собственная гордость

У любителей ароматов собственная гордость и свой азарт. Чаще всего нам мало найти аромат (один-два-десять) который нравится и который хочется носить. Да что там, при должном подходе пару десятков таких ароматов найдется за год. А что дальше? Дальше — исследования.

О том, как мы ищем подход к странному и непонятному аромату я читала много забавных и очень понятных историй, которые со стороны могут казаться совершенно дикими.  «Не носите в жару, носите в ветреную погоду», «Не берите с собой в тропики», «Носите только в тропиках в адскую жару» (Al Andalus Amouage), «Не наносите на кожу, только на волосы», «Наносите за пазуху, там, где кожа горячее всего и чтоб волна аромата поднималась к носу», «Щедрым пшиком в хмурое зимнее утро, когда не хочется никуда идти а надо, и после чая, уже в шапке у двери, выбиваешь большой глоток бренди» (Baladin от Nicolai Parfumeur Createur) — только самые простые варианты обращения с духами. (Кстати, если у вас не ладится с каким-то ароматом а поладить хочется — попробуйте!)

Мои личные способы найти общий язык с ароматом:

— Наносить на щиколотки под длинную юбку для Ombre Leather 16 Tom Ford

— Маленький пшик под колени — Superstitious Frédéric Malle

— Один пшик в воду для утюга, когда глажу свои рубашки — Neroli Portofino Acqua Tom Ford

Свою Мускусную розу я с удовольствием ношу на волосах

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и лидеры «безумства храбрых»:

— Оставить в большой холодной комнате слегка влажный блоттер на часик-другой, так, чтобы аромат заполнил все помещение до потолка — Muguet Blanc Van Cleef & Arpels

— Два пшика на занавеску для душа  — и галлюцинации полной ванны сирени от Романтики Brocard

— «Одеколонная ванна» — в ванну воды выливать колпачок одеколона. Я обычно развожу до 5% спиртом «рабочие версии» духов, или смешиваю их с гидрофильным маслом для ванны, тоже отлично.

Drakkar noir и топ-список фужеров для начинающих ольфакторных художников

Продолжая фужерную тему: нельзя не сказать про Drakkar noir.

Drakkar noir, как многие считают, был в свое время фетишем. Такое нельзя не заметить: дойдет даже до самых парфюмерно-не-внимательных.

Густой, мощный, и очень типичный аромат, хотя не совсем без изюмчика. Изюм такой: в вихрь морского ветра из рекламы Олд Спайс вбросили горсть гвоздики и можжевеловых тлеющих стружек. Фужерная база тут уже покосилась под тюками кожи и хвойных дров. Но акватические фужеры, которые, строго говоря, и не фужеры уже вовсе, выросли из этого или какого-то близкого места, как я поняла.

Drakkar noir брутал, но ботинки чистит. «На том простом основании что я мужчина». Кстати, похоже, на чистоте он таки зациклен совершенно конкретно: бурные порывы взвихренной пены для бритья и геля для душа как начинают бесчинство с самого начала, так и не утихают до финала. Синий до полного изумления. Фиксация на синтетическом море свербит в носу как электрическая пчела. Если изюм быстро съесть, то больше про Drakkar noir сказать сейчас решительно нечего.  Как сказал один поэт, «только синь сосет глаза».

%Anna Zworykina  %art in a bottle

На нем тему фужеров, которые так озадачили многих инди-парфюмеров на фестивале, можно было бы закрыть, ну или, как ремонт, остановить.

(пока искала что-то, наткнулась на закладку из аромаблога Екатерины Хмелевской про топ 10- фужеров, знакомьтесь, он отличный, разумеется) Я бы составила такой топ любимых классиков для тех, кто любит сам капать и пытается понять, как устроены духи изнутри:

Fougère Royale винтажный, если совсем никак — винтажная или даже современная Jicky. Понять конструкт — можно!

Mouchoir de Monsieur Guerlain — в нем самый сок мужских фужеров. Неприличнейшая анималистическая лаванда в окружении горстки цитрусов и трав, капли мыла и амброфо-фужерной базы. Если найти никак — можно глянуть Lauder for Men Estee Lauder.

English Fern Penhaligon’s — современный лаконичный скелетик фужера, настоящее пособие для начинающих парфюмеров, тут все сочленения на виду.

Equipage Hermes — чтобы вдохнуть, встрепенуться и осознать, как хрупка и непрочна граница между шипрами и фужерами. Сладко-пряное, восточное мыло, охапка травок и бах — мох-лабданум пачули, где-то я вас видела.

Geranium Pour Monsieur Frederic Malle — чтобы понять, что не обязательно выполнять все условия жанра, чтобы быть великолепным его образцом. Geranium Pour Monsieur — удивительная ладанно-мятно-зеленая герань на подложке из белых смол и мускусов, которые успешно заменяют «пушистость» бобов Тонка из классических фужеров. Здесь цвета сгущает не мох, а пары бензоина и ладана. Действующие лица другие, а роли играют те же, пьеса узнаваема и вечна.

Вот, пожалуй, на этом абсолютном минимуме уже можно начать понимать, что же за зверь такой  — фужеры. Пробуйте, носите, повторяйте, воспроизводите, интерпретируйте!

Если брать натуральную парфюмерию — я бы вспомнила Gypsy от Providence Perfume — отличный специево-восточный фужер, а так же Tabac Citron Providence Perfume — прозрачный, чистый табачно-лавандовый аромат. И блестящий Sabotage Ayala Moriel.

Из моих есть два очевидных фужера: Silver Lavender и Golden lavender.

А какой бы был у вас фужерный топ?)

Superstitious Frédéric Malle: чем пахнет суеверие

Новый аромат Superstitious  — детище сразу троих: Фредерика Малля, дизайнера Альбера Эльбаза и парфюмера Доминика Ропьона. В прошлом посте я собрала свои визуальные и смысловые ассоциации, а теперь, собственно, про духи.

Первый вдох меня покорил сразу и навсегда – огромная охапка белых цветов: мне рисуются и гиацинты, и ландыши, и флердоранж и лилии. Картинка как с постера  Diorissimo, аромата, который я обожала в начале девяностых и который люблю до сих пор. И эта охапка порхает вокруг, как если бы цветы превратились в бабочек, еще часа три, никуда не исчезая. Она становится более воздушной, появляются облака посверкивающей белой пудры, тонкой, как пыльца. И появляются полупрозрачные персиковые и абрикосовые кусочки – скорее украшения, не еда. Я даже Мицуко вспомнила, но очень по касательной.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

С другой стороны, в Superstitious совсем нет этой невинности и юности Diorissimo. Он куда более изысканный, в нем нет ничего от леса, утра, все – ювелирная работа, огранка. Кстати об огранке – есть в нем любопытный эффект двойного дна: вроде бы аромат прозрачен и виден насквозь, но как исландский шпат, разделяет единый луч внимания на два: первый отражается от белых цветов, второй – от чистой, кружевной подложки.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Потом наступил момент, который я обожаю: под ландышево-лилейной пудрой проступает мягкая мускусная база, а между ними проносится ладанный хвойный вихрь. Совершенно неожиданно и при этом абсолютно непротиворечиво. Я влюблена в такие интересные ходы) Вихрь тоже прозрачный, и бездымный, там от ладана – тонкие иголочки, пайетки и опаловый свет. Вообще аромат очень подвижный, тут и «двойное преломление», и объем, он весь колышется, движется, и к нему нескучно возвращаться.

В конце я искала-искала ветивер и даже нашла. Если бы не искала – и дуло автомата не заставило бы меня признать в бронзовой газовой вуали  знакомый мне любимый гаитянский ветивер. Здесь этот ветивер нарисован на шелке – от всей его брутальности остался только теплый цвет и эффект сфумато.

Я читала отзывы и описание, ну и состав – и обманулась в ожиданиях. Удивление было шокирующе приятным.  Нам обещают розы, жасмин, персики, ладан, ветивер и пачули – все это в мускусах и альдегидах. Я знаю как пахнут ветивер и жасмин, но ничего, НИЧЕГО похожего я не нашла в этом произведении искусства. Ну это как ожидать что яйцо Фабарже – это яйцо. В принципе да, по форме похоже. Но между ветивером и  «ветивером» Superstitious  — пропасть.  Он настолько sophisticated, настолько далек от природы, насколько это вообще возможно. И в то же самое время невероятно гуманен. Обычно я не люблю настолько отфильтрованные ароматы, но тут красота задумки заставляет меня забыть обо всем.

Его ожидаемо сравнивают с Amouage Gold Woman, с Liu, с Пятеркой, с Aprege, с Rive Gauche и White Linen. Я лично вижу отношения с White Linen и Diorissimo – из-за охапки белых цветов и белоснежных простыней, от которых зримо веет роскошным светским бездельем.

По большому моему счастью не Лиу ни Рив Гош мне не напомнились: альдегиды совершенно другие, и это счастье, потому что эти двое вышеназванных  — мои парфюмерные кошмары. Я думаю, мне еще повезло с посадкой: я не нашла мыла, не нашла кожи и хоть какой-нибудь телесности, тем боле поношеной одежды. Возможно, на ком-то есть а я просто везунчик) Superstitious яркий, но с выносимой, гуманной аурой, на коже сидит долго, но громкость утихает через 3-4 часа до нормально выносимой. На ткани — 4 суток  и еще держится. Для меня это ту мач, конечно, но, как я понимаю, для не-только-натуральной парфюмерии это сейчас минимум миниморум.

Да, еще есть разница между блоттером и кожей есть: у меня на блоттере (ткани) двойного преломления нет, и второго дна нет, он попроще. В общем, пробуйте на коже, блоттер тут никуда. Сядет плохо — ваш кошелек будет доволен))) Сядет хорошо — будет вместо меховой театральной накидки)

Superstitious, конечно, очень светский, искусный и искусственный. Я могу понять, откуда берутся идеи «носить его с красивым платьем». С другой стороны, на мой личный взгляд, с «красивым платьем» получится невыносимый overdress в любых случаях кроме дико официальных-торжественных (опера, прием у королевы). Ну или это будет выглядеть нарочито, тогда это можно преподносить как сознательную позу. В остальных случаях… да бросьте вы. Аромат ничего от вас не требует, он же  не Марьиванна из младшей группы детского сада, которая грозит пальцем: «шнурки завязывай только на бантик!» Читала, что «Ropion’s incarnation was deemed “too perfect” by Elbaz, who asked for it to be “a little bit more punk”.» (Эльбаз счел творение Ропьона слишком совершенным, а сам хотел немножко больше панка)
Что могу сказать – да, в сам аромат панка не доложили. Но добьемся мы освобожденья своею собственной рукой! Панк – он не во флаконе, он в головах) В школе я носила Diorissimo с драными джинсами и тяжелыми ботинками. Не вижу, что может  сейчас мне помешать Superstitious подобным образом) В конце концов, находить подходящий контекст для произведения искусства в нашу эпоху постмодерна – дело того, у кого в руках произведение.

Я все волновалась, где в парфюмерии постмодерн? Да вот же он. Что Малль шепчет Эльбазу?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Почему все-таки Superstitious и при чем тут аромат платья женщины, которая вышла из комнаты?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мы уже привыкли к готовым легендам так, что уже они в уши уже не идут (от лапши потом не отмоешься, конечно, так что все верно. Нет, ну правда, не достали еще байки про ароматы, которыми пользовалась еще какая-то королева, про особенный ветивер из подводных садов в тайных пещерах под пустыней, который является сверхсильным афродизиаком??) Ведь надоели они, ну правда.  А тут вот я не вижу готовой легенды-смысла, а вижу загадку.  Нам оставляют право придумать все недостяющие связи самим. Каждый пусть решает сам. Индпошив и настоящая роскошь для мыслящего тростника.
Ура!

Superstitious Frédéric Malle: глаза, суеверия и визуальные ассоциации

Я из тех маньяков, которые любят разгадывать ребусы. Пытаюсь свести воедино новый проект Фредерика Малля, Superstitious: аромат — название- визуальное решение.  Ведь у Малля обычно все продумано до последней запятой, и все это – целостная концепция. Интересно же разобраться в ней! Тем более что аромат мне очень понравился (про собственно аромат — отдельный пост.)

Я сломала голову, пытаясь сопоставить аромат и название. Как? Где? Почему? Роскошные белые цветы, немного отстраненные, и вдруг – суеверие?? Глаз, символическое изображение которого часто используется в традиционных охранных амулетах.
Официальные заявления “The word ‘Superstitious’ was the starting point of it all, something we agreed upon immediately. We are both superstitious”, said Alber Elbaz. “It’s not about a collaboration, it’s about friendship and respect”  и «Аромат назван Superstitious (Суеверный), поскольку оба его создателя считают себя очень суеверными людьми»   не пояснили ничего для меня.

Потом проснулась утром с одной мыслью: Хичкок.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(кадр из фильма Хичкока «Поймать вора», это Грейс Келли)

Только у него была эта гремучая смесь льда и пламени: шикарные блондинки, холодные и неприступные, как айсберг, все в шелках и кружевах, и предчувствия, ужасы, иррациональные поступки и страсть. И даже сюрреализм. И… тададам, вот и глаза!!!

%Anna Zworykina  %art in a bottle(Декорации Сальвадора Дали к фильму Альфреда Хичкока «Завороженный»)

А потом нашла: вот что говорил  Фредерик Малль  British Vogue про Superstitious: «You can take it in two different ways. You could take it like a great classic — an understated luxury, that comes like a second skin. The fire under the ice, like a Hitchcock character. But because it’s a type of perfumery that hasn’t been done for such a long time, people can see it very modern at the same time, but with a wave to the past. I think much younger people could see it as very novel — for them it’s like when you take an old brooch and wear it on a jeans jacket.» Бинго))

И второе что мне пришло на ум – конечно, Жан Кокто. И его рисунки с глазами-рыбами, и фильмы, в которых нарисованные глаза – и глаза, наклеенные сверху на глаза актеров несли символический смысл.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Не только французы любят глаза, игру с контекстами, отсылки и цитаты (и чумовые платья) Юлдус Бахтиозиной (лучший фэшн-фотограф мира, по версии итальянского Vogue)  В этой серии Юлдус переосмысляет чеховских Трех сестер, и глаза появляются тоже: и вышитые на повязке, закрывающей глаза (почти как у Кокто), и на перчатках. Ироничное обыгрывание стереотипов и смешные провокации — ее конек, люблю ее.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(вся съемка тут, а сайт Юлдус — здесь)

И снова вспоминается Кокто, да?:)

В целом у меня получается картина переосмыслений, цитат и нового толкования символа. Нам, зрителям-нюхателям, предлагают самим разобраться с тем, что ж это за Superstitious такой. Настоящий постмодернизм!))