Метафоры и не только

В творческих пересказах моих постов, кроме всего прочего, обнаружила, что нет ясности с тем, что такое абстрактные названия, указания на источник и кросс-модальные метафоры. Давайте разберемся уже, а то все просвещение псу под хвост.
Вот тут заход, в котором я рассказываю о системной сложности описания ольфакторных ощущений: в языках сообществ WEIRD (Western, Educated, Industrialized, Rich, Democratic) нет АБСТРАКТНЫХ терминов для ольфакторных ощущений. Абстрактные — это такие, которые не употребляются для обозначения НИЧЕГО ДРУГОГО кроме как ощущений нужной модальности. Такие слова для запахов есть в языках некоторых племен: мани и джихаи, например.
«Эти термины очень много значат для них,- говорит исследовательница их языка, Азифа Маджид. – Они постоянно появляются в речи. Они знакомы малым детям. Они входят в основной словарный запас. Их не используют для обозначения вкусов или съедобности. Они предназначены только для запахов»

Давайте повторим: ТОЛЬКО для запахов.
Подумайте минуту и вы поймете, что у нас таких слов раз два и обчелся.
Поэтому мы пользуемся обходными путями. И, совершенно очевидно, эти обходные пути не универсальны для ольфакторной модальности, они используются и для других тоже.
Итак, обходных путей три:
1) Указание на источник, как будто бы похожие на то что мы хотим описать (пахнет как рассол, вкус как у смородины, звук скрипки)
2) Крос-модальная метафора, она же синтетическая метафора, которая связана с синтетическим восприятием, эти метафоры позволяют описывать ощущения одной сенсорной системы в терминах другой сенсорной системы: звуки как прикосновения, запахи как цвета и тд. (тяжелый, душный, красный запах; бархатный голос; яркий звук; теплый свет; кислая рожа).
3) Привлечение сценария, что близко к пункту два (цвет бедра испуганной нимфы, пахнет как будто мусоровоз проехал; как будто бабушка меня маленькую в жестяном тазу купает; звук как у лопнувшей струны в пьесе)

Лингвисты замечают, что со временем, при длительной практике словоупотребления, некоторые метафоры из пункта два мигрируют в «общепринятые термины» и приживаются в языке, например «оттенок персиков» по отношению к вкусу: слово «оттенок» первоначально адресует нас к визуальной системе, но прижилось и во вкусовой. Кто подумал про «нота» — молодец.

Кое-кто может заметить, что с описанием вкусов у нас, в общем, схожая ситуация. Информация из школьного учебника: «выделяют четыре вкуса: кислый, сладкий, горький, соленый». В китайской и японской культуре есть слова для вкуса умами (японское «умами» перешло к нам, в китайском другое слово обозначает то же) и специальные слова для острых и жгучих вкусов (у нас, как вы видите, это уже синтетические метафоры, хотя «всем понятно о чем речь»).
Почти все остальные слова, описывающие вкус — снова указания на источники и метафоры. Что, в общем, неудивительно, ведь ольфакторные и вкусовые ощущения — хеморецепция, они сходны по сути.
Лингвисты и нейрофизиологи изучают синтезию и синтетические метафоры, есть несколько разных теорий о механизмах, но не буду в это углубляться.
Просто еще раз повторю: когда я говорю о системной сложности описания запахов — я говорю в том числе о детализации карты.
С описаниями вкуса все похоже, однако карты куда более детализированы, хотя тоже не безупречны.
Вспомните описания вина и чая: вино с нотами черной смородины (указание на источник! Я как-то автоматически выдала про смородину, и получила от визави: ты что, это чистое виноградное вино, нет там смородины!) чай с ароматом цветущей сирени (источник) вино с тонами мокрого брюшка зайца (сюжет+метафора!) и подлеска (источник). Оттенки кожи, седла, горящего торфа, роз и фиалок — все это указания на источник, разумеется, а не абстрактные самостоятельные термины.
Но все три обходных пути — работают, и чем больше людей их использует, тем больше детализируются лингвистические карты.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Каково на вкус это пиво? Как вечер пятницы. Это метафора и указание на сюжет.

Green Madness

«To me it’s so much- the sharp and beautiful green bitterness in the opening, the vetiver that doesn’t take over but still is very recognizable (seriously, this is not common, many let vetiver drown the rest of the notes) and then the smokey incense that turn cozier and more comforting when the weather gets colder.
Like most Zworykinas, it feels like a force of nature (sometimes fairy tale creatures) without human emotions or morals. It’s just strong and wild, full of life, beauty.»  — Anna Lorentzon about my Green Madness %Anna Zworykina  %art in a bottle

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English)

Venetian red — пахнет временем и множеством историй, затихшим в воде залива

«Венецианский красный» меня привлек еще тогда, когда я решила впервые попробовать натуральную парфюмерию. Но я не решилась его заказать, не знаю что меня пугало, возможно ассоциация с цветом? С красным у меня сложные отношения. Ну и вот в итоге получилось попробовать его спустя почти год. Оказалось, я очень, очень зря его откладывала — роза, жасмин и мокрая древесина раскрылись очень красиво, и я сразу поняла где находится тот дом с высокими окнами, камином и запахом табака на тяжелых шторах из «Второй кожи» — в Венеции! Там, где на улице морской ветер разносит ароматы цветов, лодок и водорослей. И вот все это было в описании аромата, а представить я себе это не смогла даже близко. Мне казалось он будет холодным, отчужденным, из тех, что сами по себе. Но он оказался он общительным парнем, любящим поболтать про старые добрые времена. От него пахнет временем и множеством историй, затихшим в воде залива.» Kelpie пишет на фрагрантике про мой Venetian red!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкой на ЯМ or via ETSY (English) А еще Venetian red есть  в Лондоне, в Bloom Perfumery London! Так что будете в Ковент-Гарден — заходите попробовать: 4 Langley Court, там огромный выбор разных нишевых духов.

Цвет порея и запах лайма

В фб в записи про когнитивную архитектуру Юля задала замечательный вопрос: «, а чем «цвета фуксии» принципиально отличается от «как лайм» в отношении аромата?»

Это прекрасный вопрос, очень рада что кто-то так внимательно меня читает, потому что с первого взгляда ответ не очевиден.

На самом деле между «цветом фуксии» и «ароматом лаванды» том числе количественная разница. Для  запахов отвлеченных названий нет вообще, для цветов — все цвета радуги+черный, белый, серый, как минимум. То есть цвета имеют имена, не только только «как фуксия» и «как лайм».
Про «цвет фуксии» знают и те, кто фуксию в глаза не видел — представляют себе сразу плашку с цветом, или иной близкий пример. Не все знают как пахнет лаванда, зато почти все знают, что такое лавандовый цвет в совершенном отрыве от картинки «цветок лаванды». Когда мы говорим «лавандовый» — в уме, скорее всего, всплывает платье или интерьер в стиле прованс, а не цветок лаванды (который вообще не всплывет, если мы не видели его живьем). Лавандовый цвет окружает нас довольно уверенно без привязки к лаванде — тени, мороженое, постельное белье, платья-ткани, много всего. Он — часть нашей повседневности. Если совсем огрубить, то мысленный путь между тем цветом, который мы хотим определить до плашки (И СЛОВА) с цветом «фуксия» или «лавандовый» — короче, чем до изображения лаванды или фуксии (и слова). Фуксиевая помада — очень близка, а цветок — далеко.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И раньше, до изобретения искусственных красителей, в языке (и, вероятно, в распознании цветов тоже) было все не так. Процитирую прекрасную книгу Пастуро «Зеленый. История цвета», в которой он исследует зеленый цвет:
«Я, со своей стороны, склонен думать, что, если в некоем социуме не встречается (либо крайне редко встречается) название определенного цвета, это объясняется тем, что данный цвет играет малозаметную роль в разных областях деятельности, в социальных связях, в религиозной жизни, в символике и в художественном творчестве. Проблемы цвета не сводятся к области биологии или нейробиологии, это в первую очередь проблемы социального и культурного свойства. Для историка цвет «создается» прежде всего обществом, а не природой или совместной работой зрительного аппарата и мозга. Древние греки, конечно же, прекрасно различали зеленый, но поводы к тому, чтобы обозначать этот цвет в письме, очевидно, были нечастыми и не очень важными. Зеленый цвет упоминался в повседневной устной речи, но редко фигурировал в письменной. Зато он, как и синий, присутствовал в живописи: сохранившиеся произведения искусства свидетельствуют о том, что художники изображали зеленый цвет начиная с древнейших эпох, причем использовали для этого большой набор пигментов (малахит, зеленые земли и даже искусственные зеленые красители на медной основе).»

Мне кажется, мы можем провести параллели между прогрессом в области создания искусственных цветов и искусственных запахов. Язык за этим не всегда быстро успевает. Но путь тот же самый: первоначально длинная цепочка становится короткой.

​​ (http://telegra.ph/file/40299cc417e3c28b5b406.jpg)Ведь изначально названия цветов (по-видимому, кроме красного, черного и белого) тоже извлекались из предметов, которые ими обладали. Вот пример с зеленым из той же книги: Пастуро пишет, что в древнегреческом (судя по письменным источникам) до некоторого времени не было слова, которое обозначал бы зеленый цвет.
«Только в эпоху эллинизма зеленый обретет яркость, и слово prasinos, прежде встречавшееся крайне редко, начнет играть в лексике все более и более заметную роль и даже соперничать с glaukos и chlorus. Этимологически прилагательное prasinos означает «цвета порея», однако начиная с III–II веков до нашей эры prasinos сплошь и рядом употребляется для обозначения всех насыщенных зеленых и в особенности темнозеленых тонов. Возможно, эти перемены происходят под влиянием латыни, которая, в отличие от греческого, не испытывает никаких трудностей, когда нужно подобрать название для зеленого.

…..В отличие от древнегреческого, латинский язык не испытывает ни малейших трудностей при обозначении зеленого. У него есть базовое понятие с обширной семантической и хроматической зоной действия: viridis. От этого слова произошли все названия зеленого в романских языках: французское vert, итальянское и испанское verde. Этимологически viridis относится к большому гнезду слов, которые связаны с представлением о силе, росте, жизни: virere (быть зеленым, быть сильным), vis (сила), vir (мужчина), ver (весна), virga (стебель, побег), а возможно, даже virtus (мужество, добродетель). В I веке до нашей эры энциклопедист Варрон, «ученейший из римлян», по словам его друга Цицерона, в своей истории латинского языка предлагает этимологию, которую подхватят ученые всех последующих эпох, не исключая и наши дни: «Viride est id quod habet vires» – «Зеленое есть то, что обладает мощью» (в буквальном переводе – «то, что имеет силы»).»
%Anna Zworykina  %art in a bottle

Таким образом, то, что началось с того же «указания на источник» с веками практики словоупотребления и, что немаловажно, употребления по отношению к «искусственным», созданным человеком цветам (Пастуро пишет как раз про пигменты, ткани, посуду), из «как порей» появилось «зеленый» (а семантическое поле осталось, как вы видите)
Так что теперь у нас нет проблем с тем чтобы считать зеленый цвет — просто зеленым цветом, «фуксию» равной «мандженте» и обе категории — абстрактными, а не привязанными жестко к цветку.

Но это долгий путь для языка и для когнитивной архитектуры мозга. Думаю, развитие искусственных методов получения новых одорантов и их распространение во все сферы жизни изменит наше сознание и наш язык. Ну или не наш, с наших потомков.
Но это, конечно, неточно.

Пирамиды и когнитивная архитектура

«Я слышу тут туберозу!»
«Здесь нет туберозы, вы что, читать не умеете?»
«А я не туберозу а гардению, наверное, у меня совсем нос плохой»
«А в пирамидке с французского сайта там молочные нотки…»
«Совсем с ума посходили, молоко льют во флаконы а потом удивляются, почему нестойко все»

Наблюдала наблюдала я баталии и накопила слов на лонгрид.
Уложив в голове системную сложность восприятия и распознавания ароматов, которая коренится в нашем языке и в самой когнитивной архитектуре мозга, становится понятно, почему такие существуют жаркие баталии и такая путаница в описаниях духов, официальных и не только.

Понятно, что «пирамида» или «состав аромата» — это подсказка, и подсказка часто ну такая, немного взятая с потолка, но какой ей еще быть. Сами посудите: если бы у нас были слова, обозначающие непосредственные ольфакторные ощущения, такие, как есть для цветов, например, было бы сложнее запутать людей. Как про одежду пишут: «Черное платье, артикул такой-то». Поверх «черного» можно навертеть сколько угодно метафор и описаний, что это «теплый черный», «холодный черный», «праздничный черный», «таинственный, как черная дыра черный» и «черный как галочьи перья», но все-таки это черный, и никогда за черный не сойдет, скажем, синий или коричневый.
Хотя что там, бывают, конечно, что очень темно-синий называют темно синим, а многие (хотела написать «многие комментаторы фрагрантики») возмущаются что какой же это темно-синий, когда это черный. Так что когда доходит до нюансов — сложности есть везде. Но с цветами все-таки проще, есть доступные каждому шкалы с названиями, есть пантоны и проч, довольно легко сличить одно с другим и спорить уже о бесконечном разнообразии оттенков черного цвета на понятном языке (зеленый или красный отлив, глубина, интенсивность и тд)
Итак, вернемся к моим баранам: к языку и способам описания ольфакторных ощущений, для которых нет специальных слов, если вы не говорите на языка Джихаи или Мани. Если нет специальных слов, что мы можем взять вместо?
1) Указание на источник, как будто бы похожий (пахнет как рассол)
2) Крос-модальная метафора (тяжелый, душный, красный запах)
3) Привлечение сценария, что близко к пункту два, но часто заводит далеко, например, как говорит Матвей «Пахнет как будто 83-й год, я в первый раз в Геленджике, на мне платье из ситчика набивного и тут такая ещё чайка слева пролетела, холодно так довольно, но купаться можно»

Как вы видите, в официальных релизах и описаниях используются все три пути:
1) пирамидка as is (типа пахнет как роза, лимон, кориандр)
2) Солнечный и радостный (солнечный свет кочует и в пирамиду тоже)
3) Сюжетные указания, портреты Джоли на постерах, рекомендации «для человека который… уверен в себе/тигрица-эротическаяптица/покоряет мир/ нужное подставить»

Так что смутность, романтика и переменная облачность маркетинговых описаний — следствие не только желания запудрить покупателям мозги (хотя этот мотив тоже всегда лежит в основе любой рекламы, что уж), это следствия языка.

У нас нет другого языка и другой возможности говорить о запахах, только «зеленый», только «как лайм», только «как будто ветром раздуло занавеску».

Кто-то, возможно, был бы счастлив написать «я сделал запах такой: лиллпит, муйдос, итпэт»(наугад взяла примерную транскрипцию описательных прилагательных для запаха из языка джихаи, это как если бы мы сказали про платье: это платье цвета фуксии с белым воротничком — все же ясно, да?). Но если вдруг кто и хочет — он просто не может, мы не можем не то что сказать так, мы и подумать не можем. Так что не то чтобы кругом все злонамеренные обманщики, многие маркетологи do their best но просто вот так вот это best выглядит в нашем лексическо-ольфакторном поле. Ну вот на картинке тоже есть все: и сюжет, и отсылка к «источнику запаха свежести» и метафоры.

Так что даже пирамида и «состав аромата» — почти в 100% случаев это «указание на похожий источник запаха» а не железобетонное определение, и оно не является высеченной на алмазной плите истиной.
%Anna Zworykina  %art in a bottle

про «почти 100% случаев» я написала, потому что, например, в натуральной парфюмерии как раз можно честно выдать формулу, и она будет состоять не из непонятных рядовому человеку «евгенол» «цис-3-гексанол» а будто бы из прозрачных и понятных «тубероза», «лист фиалки», «пачули», но на самом деле проблема останется, потому что
а) я могу сделать гардению из туберозы и франджипани, и будет пахнуть похоже на гардению, а «гардении» в составе не будет,
б) можно положить в аромат «абсолют липы» а липой пахнуть не будет и близко (потому что абсолют не пахнет липой, такая вот засада) и тд,
Так что при кажущейся прозрачности даже и тут не все так просто.

Ну и дополнение про «пирамиду» к сказанному выше.
Лучше всего по полочкам, как обычно, разложил Матвей Юдов (https://goo.gl/RKjBfN)
В принципе всю статью можно процитировать целиком, она вся золотая, и ее нужно прикладывать вместо подорожника к ранам, оставшимся от сетевых баталий «Но там НЕТ КОЖИ — НЕТ ЕСТЬ У ВАС НОСА НЕТ». Серьезно, мне кажется, если ее выучит наизусть, то может градус внутреннего напряжения слегка спадет, у кого он есть. И я все-таки выбрала два небольших кусочка и процитирую их:
Раз — «Многие склонны воспринимать перечисление нот аромата как нечто незыблемое и абсолютное, порой даже как реальный состав, рецепт, ингредиенты. Некоторых даже можно убедить в том, что Кашемировые Деревья для аромата были доставлены прямым рейсом из Лимпопо, а «солнечные ноты» были пойманы во флакон при помощи хитроумной системы линз, разработанной ведущими британскими учёными. Но всё-таки большинство людей понимают, что пирамиды и ноты – это некая подсказка, созданная для того, чтобы нам было проще сориентроваться».

Два — «Предположим, среди нот аромата указана роза. Какие выводы из этого можно сделать и что это может значить на самом деле? Для формирования ноты розы в аромате может быть использован некий природный материал – эфирное масло, аттар, конкрет или абсолют; в мире десятки производителей — натуральные розовые материалы производят в Болгарии, Крыму, Франции, Турции, Марокко и других местах. Это также может быть реконструкция масла или парфюмерная база – разнообразные варианты семейств Cetylia, Damascenia, Dorinia и Wardia производства компнии Firmenich, материалы Attarose, Lorena, Phenoxaflor, Rosalide, Rosessence и другие. Как вы понимаете, все они отличаются по запаху, иначе не было бы никакого смысла создавать такое количество одинаковых по сути материалов. За «нотой» розы может скрываться одно из десятков синтетических веществ, обладающих розовым аспектом в ольфакторном профиле (например, фенилэтиловый спирт), либо любая их комбинация. Так какая роза имеется в виду – нежные прозрачные и водянистые лепестки чайной розы или аттар в восточном стиле, который может вызвать ожог слизистой при неосторожном обращении?»

Снова веду к тому, что даже «честные описания пирамиды» (которые без солнечных нот) — это все равно описание=обходной путь, из-за системной проблемы языка. У нас нет конкретных слов и измерительных шкал для запахов (для цветов, например- есть), запах точнее всего проанализирует и разложит на циферки хроматограф, но людям от этого пользы никакой не будет.
Потому что мы, живые люди — не хроматографы, и наше «мне пахнет так-то» — это не «молекулы попали на рецепоторы нуивот» (потому что тогда у всех формировался бы одинаковый образ запаха, а мы знаем, что этого не происходит) — это результат сложного взаимодействия электрических импульсов, уже существующей когнитивной архитектуры, и имеющейся базы для сравнений+словаря, не говоря про влияние настроения и так далее.
Нет единственного и однозначного внятного закона про превращение электрического сигнала в ощущение запаха. (Честно говоря, про цвета тоже не все так гладко и тоже (сюрприз?) — зависит от языка, например, различение нюансов голубого и синего идет с разной скоростью и точностью у людей, которые говорят на языке где есть одно слово «blue» у говорящих на языке в котором есть два слова «синий» и «голубой». Но все-таки с цветами куда, куда более гладко, вот прямо на пару порядков. То есть когнитивный механизм-то общий, каким еще ему быть, но работает он на разной почве.)

Из этого, однако, не следует, что «никаких правил вообще не существует». Конечно же существуют, и есть нормальные, настоящие, и часто встречающиеся прямо ошибки обоняния, особенно у людей, которые не помешаны на этом)) И мондегрины которые пробегают и у вполне знающих язык, и просто «ой бергамот пахнет землей» (нет, не пахнет). Ничего нет в бергамоте, что пахло бы как земля. Как лимон — да, как листья — да, как цветы — ок, но пределы есть. По мере тренировки и составления словаря, который включает в себя кросс-модальные метафоры, построение карты указаний на источники и тренировку в сюжетных ассоциациях когнитивные способности и различение будут улучшаться. У всех. (но с разной эффективностью, конечно, это как всегда, например, склонность к синтетическому восприятия весьма облегчает дело). Но все равно из-за нашего языка мы не придем к такой же однозначной и ясной картине, как в случае визуального восприятия.

Мне, правда, не хотелось бы делать из радости обязаловку — обоняние — чувство, очень сильно связанное с эмоциями, и наслаждение возможно и без этой все аналитики, просто я сама к ней склонна и пишу для тех, кто хочет, но не знает как. Для пытливых умов, в общем.

Я думаю многим хотелось бы увидеть в конце какой-то простой вывод типа «ничего нельзя сказать» или «можно, если следовать четким инструкциям» или еще что-то, но простого вывода не будет. Да, в ольфакторной области все сложно, и упрощать я не буду. Сложно, но прекрасно.