Revenge

“шоссе в никуда” дэвида линча начинается и заканчивается визуальным мотивом ночной дороги, освещаемой лишь фарами дальнего света. revenge от anna zworykina perfumes транслирует тот же образ иными выразительными средствами.
в нем есть и полынный пыльный асфальт, отдающий накопленное за день тепло, и кожаные ноты потертого сиденья, и бензиновый шлейф, тянущийся за летящим в темноту по пустынной трассе мотоциклом.
лицо и волосы пилота скрыты шлемом, но сквозь горечь полыни и остроту цитрусовых отчетливо проступает выдающая femme fatale хищная лилия.
аромат с двойным дном. прикосновение холодного лезвия к разгоряченной коже. яд в бокале ледяного бензинового рислинга» —  из телеграма  fox appeal

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать с доставкойна ЯМ or via ETSY (English)
А еще Revenge есть  в Лондоне, в Bloom Perfumery London!

Старое и новое

Мои мысли в полный рост — в блоге theNonblonde

Название и основной посыл сложно перевести оставаясь в границах цензуры, но пусть так: Трогают ли нас новые выпуски? Трогает ли нас две с половиной тысячи новых ароматов в год?

Я лично, признаться, недавно сократила поток входящей парфюмерной информации примерно на порядок. Многие блоги превратились в лист новинок “еще один симпатичный цветок с вкусным фруктом, сделан красиво, всем нужен”, — Да вы серьезно?? Ладно, пусть кому-то он нужен я рада, но волнует ли он меня? Ни секунды.

“I feel that we as consumer and semi-industry savvy are partly to blame for that. If you’re a blogger or a mega consumer who goes to perfume events, how many times have you eagerly asked the perfumer or brand owner “so what’s next?” all while spraying yourself from the tester of the new fragrance that won’t be launched officially until next week?”

За полгода, пока ждешь очень нужное очередное, когда появится в продаже, успевает выйти новая волна, и дальше больше. Все б ничего, но тотальное несоответствие моего темпа восприятия темпу рассказа (только я соберусь послушать — а они мне “закрой рот я уже все сказал”. А поцеловать? А, извините, поговорить?) делает весь этот нарастающий вал штукой для меня довольно бессмысленной. И не только это, а еще кое-что, я потом напишу.

С другой стороны, я-то явный аутсайдер, и погоды никому никогда не сделаю. Так что, наверное, и неплохо, что есть большой выбор “сентир бон” для все более широкой аудитории нормальных людей. А с узкой, у которой потребности глубже, (или просто страннее) всегда работала ниша в ее изначальном смысле и всегда будет работать только она.

А я пока достаю своих старичков и радуюсь.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Вопрос вопросов

Как совместить то что я хочу и могу дать людям с тем что люди хотели бы у меня взять?
Для меня это неочевидная и непростая задачка, поэтому я учусь по ходу дела — и с вашей помощью.
К чему я — многие нынче хотят научиться капать, пардон, делать духи, но как нибудь так чтобы без ISIPCA.

Если вы как раз хотите и учитесь — поделитесь со мной, чего вам не хватает?
Какие сложности встречаются на вашем пути?
Где вы останавливаетесь и не знаете куда двигаться, какие проблемы не удается решить?
Думаю сейчас о том, как бы сделать, например, серию вебинаров «для тех кто капает», но так чтобы это было и для вас полезно и с моей точки зрения осмысленно.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Так что составляю топ запросов! По самым горячим сделаю бесплатный вебинар, так что пишите)

про то как по-настоящему «учат на парфюмера» я писала тут

Так что вопрос и предложение для самоучек)

Горечи: материалы

Если же говорить про горечи в материалах (в натуральных ароматических экстрактах), то:

Как и во вкусах, горше полыни нет ничего. Ну может еще цианидный горький миндаль (эфирное масло, дистиллированное из косточек сливы). Тут вспомнить еще и бобы Тонка бы — но в них горечи куда меньше, и она очень воздушная.

«Травы» могут быть зелеными и горькими и смолистыми (гальбанум) или пряноароматически-лекарственно-горькими (шалфей и ромашка, например, розмарин, эстрагон). Полынь теоретически там же, практически ее э.м. обгонит на порядок любую другую лекарственную траву.
Вообще можно отдельную погруппу из трав сделать: полыни. Полынь горькая, полынь обыкновенная, бледная (давана), эстрагон (эм и абсолют), полынь африканская, с чертом в ступе, без черта, много их, в общем. И все — реально горькие, без дураков.

Цитрусы-геспериды конечно тоже немного отдают горечью — особенно горкий апельсин, но опять же, легче, прозрачнее.

Смолы и бальзамы — ну да, мирра, межгрупповая ваниль с горечью — НО аромат не станет с ее помощью горьким никогда. Некоторые ладаны (э.м.) отдают сажевой маслянистой горечью (но вообще это скорее дефект).

В корешках раздолье: есть нард, с полынью рифмуется изумительно, но сила у него страшная. Сухо-горьковатый ирис: некоторые со2 дают элегкнтную горечь пастельных тонов. Но так, условно. Горькосладкий дягиль, «опять скрипит седло» ветивер.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И мох, мох! Дубовый мох, абсолют — содержит довольно много горечи (и соли, и сладости, много там всего но и горечь есть, и ароматы с ним горчат)

Яблоневый сад

«Яблоневый сад!!!! Это когда ты, твой шарф и куртка пахнут детством, природой, свежим воздухом после дождя, деревьями и даже немножечко погасшим костром)) Я их нашла! Весной-идеальный аромат. ненавязчивый, лёгких не хватает им надышаться! » — Лера пишет про мой Яблоневый сад!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

в Москве, напоминаю, всю коллекцию можно пробовать в Osmodeus perfume shop! Покупать — на ярмарке Мастеров или на ETSY

Aromatics Elixir

bloomandsmell в телеграмма спрашивала: какие самые горькие на свете запахи?
Я, фанат горечей, задумалась.
И вдруг озарило: все самые горькие запахи на свете сделаны а) до 1975 года б) одной рукой — рукой Бернара Шанта
Вот они, мои родные:

Cabochard Gres 1959
Aramis Aramis 1966
Azuree Estee Lauder 1969
Aromatics Elixir Clinique 1971
Aliage Estee Lauder 1972

Никто и никогда больше не делал таких горьких горечей. Особенно в наш век компульсивной ольфакторной кондитерской.

А эти — просто отдохновение души, целебный бальзам. От этих горечей светлеет в голове и рассасываются душевные шрамы.

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Классический ароматик эликсир и сейчас очень ничего. Старый товарищ, с которым есть о чем поговорить, а главное — уютно помолчать. Никуда не торопясь, глядя, как сгущаются над городом сумерки. Когда горечь — это не горечь потерь, а щедрая доза хмеля в твоем стакане.

Cuir de Russie

«Cuir de Russie is a beautiful, curious concoction. At first, I thought it was going to be a green leather, like a Chanel No 19, Leather Edition; but then, I started to get tobacco, oud, patchouli, and vetiver. Maybe even some sandalwood. Some salty myrrh? Peach?

This may be my new favorite Cuir de Russie…and really, from Russia, too! I’m both perplexed and mesmerized by all the different, beautiful layers here.» — Andrew Nguyen‎  review my Hue in fb!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Как обычно, в Москве попробовать (и купить) все мои духи можно в Osmodeus_perfume_shop, заказать коллекцию с доставкой на ЯМ! А еще Cuir de Russie доступны  в Лондоне, в Bloom Perfumery London!

мыла

приятное бытовое никогда не надоедает) Обожаю португальские мыла с их старомодными отдушками. Это еще и нежнейше пенится.
Вообще банно-ванные продукты отличная тема, в Риме встретила столько олдскульных отдушек всяких мыл и гелей, радость сердца прямо, напишу еще про это!%Anna Zworykina  %art in a bottle

Райнер Марии Рильке о поэзии

«Письма к молодому поэту» впервые вышли отдельным изданием в 1928 г., вскоре после смерти Райнера Марии Рильке. Они обращены к австрийскому писателю Францу Ксаверу Каппусу.
________

Париж,
17 февраля 1903 года.

Дорогой друг,

пару дней назад пришло твое письмо. Я благодарен тебе за доверие, но обсуждать твои стихи я не могу — любая попытка выступить в качестве критика была бы для меня чем-то глубоко неестественным. Потому что мало что имеет столь же ничтожное отношение к произведению искусства, как слова критика. Как бы то ни было, критика всегда была и будет лишь более или менее удачной формой непонимания того, что создал автор. Произведения искусства не столь просты, чтобы кто-то смог описать их словами. Вообще, большую часть нашего опыта не высказать — многое из происходящего происходит там, где словам попросту нет места. Но еще более сопротивляются словесному описанию произведения искусства, как нечто, обладающее собственным таинственным бытием, продолжающимся рядом с нашей скромной мимолетной жизнью.

После этого предисловия, если позволишь, я скажу только, что, прежде всего, в твоих стихах пока не чувствуется собственного стиля. Хотя в них и есть необходимая тишина, и еле заметные ростки чего-то своего, личного. Лучше всего это заметно в твоем последнем стихотворении — «My Soul». В нем что-то твое и только твое пытается стать словом и мелодией. Как и в стихотворении «К Леопарди», где ты вновь рисуешь схожий, полный глубочайшего одиночества образ. Тем не менее, твои стихи — еще не что-то, что существует само по себе, независимо от тебя. Даже «My Soul» и даже «К Леопарди». Письмо, с которым ты отправил стихи, сделало очевидными те многочисленные и неизбежные промахи, совершенные мной при чтении. Я совершил так много ошибок, читая твои стихи, столь многого не понял, что обо всем мне и не упомнить.

Ты спрашиваешь, хороши ли твои стихи. Ты спрашиваешь… Ты спрашиваешь у меня. До этого ты спрашивал еще у кого-то. Ты посылал свои стихи в журналы. Сравнивал их с другими стихами. Ты всякий раз выходил из себя, когда редакторы отвергали твою работу. Но если ты просишь моего совета, то я говорю тебе: прекрати. Прекрати все это. Ты пытаешься «посмотреть со стороны», а этого следует избегать. Избегать, хотя бы начиная с того самого момента, как ты прочтешь эти строки. Никто не может тебе помочь. Никто. А все, что ты можешь сделать — это остаться наедине с собой. Так останься. И найди ответ всего лишь на один вопрос: почему ты пишешь? Посмотри, уходит ли желание писать корнями в самые глубины твоего сердца? Ты должен понять, смог бы ты жить, если бы тебе запретили писать. В тишайший час этой ночи спроси себя: надо ли мне писать? Уйди в себя так глубоко, насколько только можешь, и найди ответ. Если ты перестанешь «смотреть со стороны», если сможешь остаться наедине с собой, ответ придёт легко. И если ответом на столь серьезный вопрос будет простое «я должен», тогда тебе просто ничего не останется, как жить с этой необходимостью. А кроме того, вся твоя жизнь, включая самые обыденные ее моменты, станет подтверждением правильности полученного ответа.

Это не трудно: нужно быть естественным и попытаться сказать то, что хочешь сказать. Сказать так, как если бы никто до тебя этого не говорил. Попробуй рассказать о том, что видишь и чувствуешь, любишь и теряешь. Но ни в коем случае не пиши стихи о любви. Вообще, сторонись избитых тем. Чем проще тема, тем сложней над ней работать. Надо обладать абсолютной властью над словом, чтобы создать нечто свое там, где есть богатые традиции, давшие жизнь прекраснейшим творениям. Избегай общих тем, пиши о том, что дает тебе сама жизнь. Попробуй описать свои печали, свои желания, высказывай не дающие тебе покоя мысли, пробуй выразить свою любовь к красоте. Подойди к этому спокойно и скромно. Пользуйся тем, что вокруг тебя. Это могут быть какие-то образы из снов, или что-то, что ты никак не можешь забыть. А если жизнь кажется тебе скучной — не сетуй на нее, а вини себя. Потому что для творца не существует скуки и скучных мест. Даже если ты думаешь, что отбываешь срок в камере своей жизни, куда не попадает ни единый отзвук огромного мира — у тебя все равно остается сокровище, которое одно стоит всего остального на свете. Я говорю о сокровище, имя которому память. Обратись к ней. Пристально всматривайся в свое прошлое, наверняка ты забыл там что-то очень важное.

Ты станешь сильнее. Твое одиночество окажется весьма обширным местом, иногда сумеречным, но там тебе никто не будет мешать. И если ты будешь возвращаться оттуда со стихами, тебе не будет дела до того, кто и что может о них сказать. Ты не будешь стремиться во что бы то ни стало заинтересовать журналы. Тебе будет не до того. У тебя будет всего достаточно. У тебя, у твоей жизни будет свой собственный голос, он станет ее частью.

Работа художника только тогда и хороша, когда возникает из необходимости. И это единственное, исходя из чего она может оцениваться. Поэтому мой единственный тебе совет: останься наедине с собой, вглядись, попробуй понять насколько глубоко тот источник, из которого бьет твоя собственная жизнь. Найдешь его — получишь и ответ на вопрос, должен ли ты писать. Прими этот ответ и не пытайся его как-либо интерпретировать. Прими его таким, каков он есть. Возможно, ты обнаружишь, что быть художником — твое призвание. Тогда прими это как судьбу и не спрашивай, будешь ли ты вознагражден. Потому что творец сам должен быть собственным миром и должен уметь находить все в самом себе и своей жизни.

Если же ты обнаружишь, что тебе не быть поэтом (если ты чувствуешь, что можешь жить и не писать), все равно поиск, о котором я пишу, сослужит тебе службу. Он будет небесполезен. Твоя жизнь по-прежнему будет бить из того же источника, и тебе по-прежнему будет открываться множество путей. Возможно, они будут не менее прекрасны, чем путь художника, или даже окажутся прекрасны настолько, что мне и не описать.

Что тебе еще сказать? Мне кажется, я объяснил все более-менее четко. Хотелось бы только добавить: ты должен расти, расти спокойно, не избегая ничего, что встретится на пути твоего развития. И ничем более ты не можешь повредить этому развитию, чем постоянным поглядыванием на других в ожидании от них ответов на вопросы, которые касаются того, что в тебе, и что само, может быть, со временем расскажет о себе.

Мне было очень приятно встретить в твоем письме имя профессора Горачека. Мой поклон этому доброму образованному человеку. Очень мило с его стороны продолжать помнить и думать обо мне. Передай ему, пожалуйста, что я был признателен ему все эти годы.

Отправляю обратно твои стихи и еще раз благодарю. Я был честен, отвечая на твои вопросы. Мне бы хотелось послужить более надежным источником знания, чем я, посторонний для тебя человек, являюсь на самом деле.

Со всей искренностью,

Rainer Maria Rilke

Hue

«The Huế is herbal, incensey, resinous, mossy, dense, and dark. This is what I would imagine Jason Momoa as Aquaman would wear. (No, I haven’t seen the movie yet.)😉

It’s almost a little medicinal, but not in an offputting kind of way. Wherever you are, this definitely takes you on a journey elsewhere, to some place darker, earthier, calmer.» — Andrew Nguyen‎  review my Hue in fb!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Купить на ямand via ETSY а пробовать можно в Osmodeus_perfume_shop!

Мины

В теме про ароматы, конечно, удивительно много тонких мест: как только чуть чуть отвлекаемся от непосредственного «чем пахнет» и затрагиваем темы социальной нагрузки и культурного контекста, тела, рекламы и ца, и того, что все что мы обсуждаем, связано, на секундочку, с темой потребления — сразу оказывается что вокруг одни мины:

Феминизм и бодипозитив vs гламур и т.н. традиционная женственность

«Престижное» и «непристижное» потребление, темы элитаризма, снобизма, и, простигосподи, осознанного потребления. (и если мы не сами капаем, то НИКУДА от этой темы не деться, если на нее не думаем мы — думают все остальные, кто думает за нас)

Этика: этика тех кто производит и тех кто покупает

Восприятие: по каким законам строится, как формируется, от чего зависит

Вкус и вопросы о том, можно ли его развивать и есть ли вообще понятия хороший вкус и плохой вкус (а то сейчас же политкорректно говорить что нет)

В общем, мины и станки. И писать на эту тему сложно, нужен бэкграунд, которого мне, например, не хватает, добираю как могу.
Но мне лично интересно именно это: подводные течения, наполнение, смысл и ведущие силы, а не только «чем пахнет новый выпуск».

Розы и рассол

Вот и снова на канале минутка анти-политкорректности.
Я со всех сторон за уменьшение фрустраций но смешивать персики и мух не нужно, можно оставить их отдельно и не фрустрировать, честно.
Но несколько прочитала заметок про “правдивость субъективного восприятия”- слово “правда” тут, извините, не при делах.

Субъективность не делает ощущаемое “правдой”, это слова из разных миров.

Я, Анна Зворыкина, сложила пять и восемь и получила пятнадцать. Правда ли, что 5+8=15? Ни разу. Правда ли, что я сложила и ошиблась? Да.

“Я не различаю китайцев, они все одинаковые” — да, я не различаю, нет, не одинаковые.

“Для меня роза пахнет рассолом” — для меня да а вообще нет.

Если вам не хочется различать слова на иностранном языке, разные запахи или даже правильно извлекать интегралы: да, можно оставить все как есть, мир не рухнет. Есть тысячи занятий, невозможно научиться абсолютно всему.

Спасительная штука это самое “я-высказывание”. Да, если мы не учились, ошибаться — нормально. “Я вижу так-то”. Насколько это высказывание релевантно, как оно соотносится с другими я-высказываниями и проч — открытый философский вопрос.

Специально обученные люди делают духи не для других специально обученных людей а для нас, для аудитории. То есть есть некое статистическое большинство, которое воспринимает жизнь некоторым схожим образом. Видимо, когда пишут “духи для людей” — имеют в виду именно это самое большинство. (из этого следует много чего, но сейчас не об этом)
Есть субъективность, а еще есть ошибки и шаблоны, “красавицы икуку” и вездесущий рассол на месте любого незнакомого стимула.

Да, безусловно, “запах” — порождение субъективного восприятия. Можно подумать, с другими органами чувств по-другому.

Да, мы “собираем” смысловую составляющую по-разному, в зависимости от багажа и калибровки — точно так же происходит с фильмами и книгами.

И точно так же можно сказать “я понял так-то и меня не волнует…” — да ради бога. Чего тут волноваться-то.
Просто если вам захочется узнать, что поняли другие и как это оказалось возможным, то от своей “правды” можно сделать шаг вперед, в сторону или назад. Если не захочется — можно провести в обнимку с рассолом сколько угодно времени. Это личное дело каждого.

«Говорили о медленной музыке.
Смешно, что чем медленнее, тем тяжелее. Потому, что никто не понимает, что с ней делать. С быстрыми все понятно, шаг шаг шаг на каждый бит. А если между битами так много пространства, что можно успеть жизнь прожить? Что тогда делать?
Так вот, главное правило блюза — танцевать не по битам, а между битами. Заполнять движением пространство между точками.
Как? Тоже большой вопрос. Как медленно вы можете поднять руку, например? Не останавливая движение. Или как медленно повернуться на месте?
Начинающие танцоры даже быстрее, чем быстрая музыка. От движения к движению, сделал фигуру, подождал нужного тайминга, сделал другую. Нет, я даже не шучу.
И в общем-то это жизненная проблема. Никто не знает, что делать между отпусками, как дотянуть до выходных, как дождаться следующего бита. Но суть не в битах и не в памятных событиях, суть между ними, в этих самых пространствах.»

 

сперва олег курил и думал
потом не думал но курил
поскольку мысли у олега
кончались раньше сигарет

«Никто не знает что делать между отпусками», «вроде живешь от выходных до выходных а однако»…
Есть медленная музыка есть быстрая музыка. Моя знакомая училась танцевать танго:
— Помедленнее, куда ты спешишь?
— Как куда? Спешу показать что я знаю эти элементы!
— Мы же танцуем, музыка, процесс…
— Так как в школе: решила свои задачки, решила задачки соседа, получила пятерку и пораньше отпустили домой!

Понятно что духи для человека «я решаю задачки до перемены» и для «все мои дни нерабочие, уважаемый, я их прогуливаю» (как говорил герой романа Жузе Агуалуза) — это разные духи. Не лучше-хуже, они для разного восприятия. И, понятное дело, человек может переключаться с одного восприятия на другое, если захочет.
Тут, конечно, еще можно подумать и про социальный пласт: если совсем огрубить, то раньше-то, давным давно, век и дальше назад, духи, в основном, делались для покупателя «богатый бездельник» (и нет, это не что-то плохое)), а потом аудитория расширилась, и вышло чон чего.
А сейчас, между прочим, после двух или сколько там их было, промышленных революций и нтр, появились еще и люди-покупатели работающие, но не так как раньше, ну вы знаеете, фриланс, самореализация на рабочем пространстве, вот это все.
И у них снова есть желание научиться танцевать между битами. И заполнять паузы, а не пролистывать их.
И снова понемногу появляются slow-perfume , правда пока из глубокой ниши, поскольку темп жизни все равно растет.

 

 Emerald green и закулисье

«Снег мягко проваливается под ногами, голые стопы согреваются покалыванием прошлогодней хвои. В этот лес входишь не через платяной шкаф или обратную сторону зеркала, а будто бы через закулисье. Обратная сторона совсем не счастливой сказки, так и хочется поначалу побежать обратно за забытым черепом с горящими глазами.
Но поздно. Здесь темно и холодно, а тишина настораживает. И надо бежать по зиме — от зимы, начала которой уже не помнят и старожилы.
Сказка будет совсем другой, и время провалится, как нога в снег, и зима — потом — закончится вместе с лесом, и будет тёплая горечь трав, и сладость слёз, и раскалённый воском ладан, и почему-то — капли вина на губах.
А на груди будет тяжелеть зелёный (не изумрудный) малахитовый кулон, и в нём будет чьё-то ещё бьющееся сердце — взамен своего.» — страшная сказка, которую рассказал владелице  телеграм канала metanoia мой Emerald green

Полынь, жасмины и горький миндаль могут быть очень коварны. Ладан, дубовый мох и винный красный — все там тоже есть.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

в Москве, напоминаю, всю коллекцию можно пробовать в Osmodeus perfume shop! Покупать — на ярмарке Мастеров или на ETSY.

Чай и Дзэн одинаковы… на вкус

«Чай и Дзэн одинаковы… на вкус » — пишет Анастасия Кудряшова, доцент кафедры японской филологии ИСАА МГУ, кандидат филологических наук, специалист по структурной и прикладной лингвистике. Преподаватель искусства «Пути Чая» высшей категории, чайное имя «Сото».
Мне очень нравится вот этот кусочек ее текста, я люблю истории про это соединение сакрального и повседневного, про внезапное и подготовленное.
«Чай, равно как и дзэн – это воплощение на практике принципа «трудись от всей души и от всего сердца». Кто не знает, как много времени буддийские монахи уделяют работе, ежедневному трудовому послушанию за монастырскими стенами! Ведь эта работа сродни медитативной практике, она помогает очистить ум и сердце, подготавливает человека к иному восприятию действительности. Известны многие случаи обретения просветления монахами прошлого, находящимися, казалось бы, в процессе простой физической работы, а не в ходе общения с наставником или в глубокой медитации. Но на самом деле спонтанность и простота сатори присуща только подготовленному сознанию, какими бы внезапными, непредсказуемыми не казались эти «случайные» просветления: кто-то подметал монастырский двор и, услышав стук покатившегося камешка о ствол бамбука, был просветлён; кто-то занимался прополкой на монастырском огороде, и карканье ворона неожиданно перевернуло сознание; кто-то чистил отхожее место, совсем не располагающее к постижению высоких материй, и внезапно тоже обрёл просветление… Как говорят Мастера, на Пути внезапности быть не может, и в то же время, именно незапланированность, нечаянность располагает к интуитивным прозрениям.»

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Картинка #Lu Yu