Ginger jasmine tea — напиток, под который хорошо молчать

Алекс Сэйн пишет о моем фестивальном Ginger jasmine tea: «Благородный зеленый чай (я почему-то там слышу его, а не черный), имбирь и жасмин — всё на месте.
Изысканно, легко и достаточно неярко для натуральной парфюмерии — с моей точки зрения, это прекрасно, так как именно насыщенность и требовательность запахов отвращают меня от этого направления. В начале — хрустящий, почти морозный имбирь и довольно пронзительный лайм, дальше запах на глазах смягчается и сворачивается в нечто безмятежное и уютное — но не комнатное, а уличное, как чаепитие на веранде над цветником. Это, безусловно, чай — в котором, как карпы за стеклом воды или неназванные смыслы в негромком светском разговоре, ходят тени цветов — такой же светлый, легкий жасмин; апельсиновый цвет… бледный по оттенку и спокойный по вкусу чай в хорошем фарфоре, в чудесный час между afternoon и twilight.
Под такой напиток хорошо молчать.
Красиво и медленно гаснет.»

16111013_698607916984648_6137794302215979008_nДля меня это ценная похвала — про напиток, под который хорошо молчать. Мне очень хочется заключить вот эту прекрасную тишину внутрь запаха. Здорово, что иногда удается.

Видео обзор Ginger Jasmine tea от Анисии

Неподражаемая Анисия Никонюк рассказывает в видео о своих впечатлениях от моего фестивального аромата Ginger Jasmine tea (и еще у нее есть обзоры других работ фестиваля Безумное чаепитие) Спасибо!!!!))) Очень рада что Анисия заметила чубушник, я хотела сделать именно его.

(Напоминаю, что зрители могут записаться в «посылки щастья» а москвичи попробовать все фестивальные ароматы  в Osmodeus perfume shop.)

Безумное чаепитие в Австралии!

На австралийском парфюмерном портале australianperfumejunkies пишут о нашем безумном чаепитии) Там и про мой чаек есть))

«Ginger Jasmine Tea by Anna Zworykina (Herbal Tea edc)

A perfect cologne for when the weather is warmer, resplendent with bergamot and citrus. A lovely and fairly straightforward men’s style edc. Classic citrusy (Yuzu?) bracing opening, settling down to a mossy green base. A non-indolic Jasmine, wild rose, spicy ginger, and incense hiding in the background. The citrus and jasmine lasted quite a long time on my skin, and was still evident upon awakening the next morning. Now THAT’S what you want from an edc… pretty, spicy, fresh, herbal and long-lasting.»

(Напоминаю, что зрители могут записаться в «посылки щастья» а москвичи попробовать все фестивальные ароматы  в Osmodeus perfume shop.)

Безумное чаепитие от Сергея Борисова на Фрагрантике!

Сергей Борисов сделал участникам фестиваля и зрителям королевский подарок: написал обо всех работах! Вот, статья на Фрагрантике, там разыгрывается один набор фестивальный (Напоминаю, что зрители могут записаться в «посылки щастья» а москвичи попробовать все фестивальные ароматы  в Osmodeus perfume shop.)

tea2К моей работе Сергей был очень добр, горжусь: «Прекрасно освежающий имбирно-чайный одеколон – ну, здесь мне всё нравится! И тема, и исполнение! Шикарные, бодрящие, шампанизированные и долгоиграющие цитрусовые, изящно дополняющая их цветочная часть с акцентом на нероли и жасмин, и идеально отмеренная доза чая (хорошо заметная среди прочего, и не мешающая) – и даже длительное развитие аромата в ориентальную сторону, что вообще-то одеколонам не свойственно. Вышло даже больше, чем просто идеальное выступление по теме. Когда можно делать такую красоту – непонятно, зачем нужны ароматы про Бабу Ягу.»

Но последний вопрос! Меня, как выражается одна моя прекрасная подруга, «бомбануло» — теперь я сижу и пишу развернутый ответ «зачем», раз уж понятно, что и красоту тоже могу, а не только трэшугар) Кажется, у меня будет новый манифест, промолчать в любом случае не смогу))  На самом деле все такие мероприятия я люблю еще и за то, что услышав такие риторические вопросы, удается многое в голове прояснить и пояснить окружающим. Оставайтесь с нами!

Имбирно жасминовый чай с фестиваля

Между тем моя фестивальная работа с Безумного чаепития собрала много комплиментов, очень им радуюсь!

Пишет Максим в жж: «Имбирно-жасминовый чай от Анны Зворыкиной встречает легко узнаваемым аккордом одеколона. Правда, с поправкой на натуральную парфюмерию, где вязнущие в бальзамах цитрусовые ноты более насыщенны, густы и менее прзрачны. Этот аромат, как и многие другие одеколоны, составленные из натуральных ингредиентов у меня часто ассоциируются не с летом, а с бабьим летом, коричневатыми оттенками опавших листьев и мягким, но густым светом. Он не охладит в летнюю жару, но хорошо взбодрит, наполнив пространство ярким лучами низко стоящего солнца. Имбирь добавляет свету искр и солнечных бликов, смешиваясь с цитрусами в леденцовую ноту из беззаботного детства. Довольно мягкий жасмин, напоминает мне об аромате из банки с жасминовым чаем. Он размывает острые грани теней и расслабляет, наполняя тело приятной истомой.

Для меня этот аромат — про осенний свет неожиданно теплого октябрьского дня, как сегодня в Амстердаме. Когда можно насладиться теплом и мягким светом заходящего солнца, расслабленно попивая имбирный чай с лионом и леденцовым сахаром. Одеколон? Однозначно да. Чайный напиток? Да. И выбором компонентов, и тем самым чайным оттенком жасмина, как бы намеком на чай, но без чая.»

А вот пишет Галина: «идеальные цитрусы, которые я могу носить на себе, которые не только не «душат » меня (а в некоторых фестивальных ароматах они для меня оказались невыносимы), но ими хочется дышать бесконечно. Может быть это имбирь и сычуаньский перец сделали его таким звонким и прозрачным, или другие составляющие аромата, но я чувствую только Идеальный Лимон.
Далее вступает цветочное сердце, которое мне интересно «рассматривать» я редко и не очень удачно экспериментировала с илангом, нероли (и всем его семейством) и жасмином, поэтому решение этой темы для меня было очень интересным. Как такой букет можно было сделать пронизанным лучами света и воздуха?! Эти виды цветов не стали мне ближе, но работой с ними восхищаюсь, иначе не скажешь.»

Напоминаю, что зрители могут записаться в «посылки щастья» а москвичи попробовать все фестивальные ароматы  в Osmodeus perfume shop.