Gypsy от Providence Perfume!

В рамках проекта «натуральная парфюмерия без границ» продолжаются обзоры ароматов Providence Perfume! Сегодня — Gypsy (в предыдущих серия - Divine и Divine Noir, Tabac Citron, Eva Luna и Cocoa Tuberose ).

Этот цыганский аромат – еще один мой любимчик у Provinence. Очень красивый фужерный аромат, он по-современному экспрессивен и традиционен по построению. Такое количество бобов тонка в базе сразу заставляет вспомнить старый Fougere Royale.

Gypsy -  мягко сумрачный и динамичный одновременно. В нем и лаванда, и мохнатый шмель на душистый хмель, и цапля серая в камыши, и покой и воля. И даже изумительное послевкусие из старинных китайских аптек, хотя вроде бы откуда? Видимо, галангал.

Начинается он с тонкой гвоздичной мелодии, и это одна из самых красивых гвоздик — пряностей, которые я знаю, наряду с JAR, древесная, чуть дымная, солоноватая, освеженная брызгами апельсина. Лаванда — насыщенная, сливающаяся с нотами тонка — бархатистая, темная, как крылья бабочки, тему пыльцы поддерживает и розовый лотос. Ветивер сразу сильно расширяет горизонты, бобы тонка и лабданум могли бы склонить аромат в сторону востока — но нет, дым, сухие древесные ноты, и солнце опускается за горы цвета сепии, над кочевым лагерем висит сиреневый сумрак. Фырканье лошадей, металлический звон, скрипичная музыка, потрескивание сучьев в костре, песня ветра в  ночной благоуханной темноте.

000000

(Михаил Александрович Врубель — Гадалка)

 От автора: Gypsy Exotic and rich, Gypsy dances on a tonka amber base with vetiver and entices with pink lotus flower, lavender, galangal, and blood orange.  Smooth and unisex.

Богатый, экзотический, Gypsy танцует на амброво-тонковой базе с ветивером и цветами розового лотоса, лавандой, галангалом и кровавым апельсином. Мягкий мультигендерный аромат.

Лимон-ладан-лаванда примерно в равных частях — идеальный ароматизатор  воды для глажки. Растворить смесь в спирте, добавить 3-4 капли в воду для утюга.

Silver lavender

Серебряная лаванда, холодная и гладкая в пару к пушистой и теплой Золотой лаванде. Эта лаванда — строгая,  горьковатая, с прохладным  зеленым началом, лавандовым сердцем и миррово-ирисовым финалом.

В составе гальбанум, розмарин,полынь горькая, юзу, ладан, элеми,  шалфей, абсолют лаванды, французская лаванда, кашмирская лаванда, майская роза, жасмин самбак, ирис, лабданум, дубовый мох, мирра, сандал.

Ветер с Кайласа

Гора Кайлас в Гималаях часто считается местом обитания Шивы. Я прочла об этом и духи возникли передо мной, как иногда ветер овевает лицо — неожиданно и удивительно.
Ветер с Кайласа — аромат свежий, с холодными ветренными верхними нотами, смолами и благовониями в центре и послевкусием тибетских целительных благовоний.
Вначале звучит можжевельник — ягоды гималайского можжевельника, очень холодные, даже ледяные, свежие, чуть колючие, как родниковая вода. Ему вторит белый шалфей (единственный аромат, куда я его смело добавила — очень к месту!), остро-сухой и пронзительный,  мягко горчит африканская полынь и добавляет круглого, бальзамного оттенка элеми.  Очень хорошо добавилась мимоза, в виде разведенного в спирте абсолюта — она замечательно объединяет компоненты, не давая  собственной цветочной ноты.
В сердце — абсолют лаванды, ладан, турецкий орегано оставляют ощущение развеянного ветром дыма благовоний.
А  в основе — гималайский кедр (конечно!)  как основной древесно-смолистый компонент, немного дягиля делающего рельеф более отчетливым, мирра горькая и эфирное масло цистуса — свежее и несладкое, в отличие от абсолюта, — оба дают закрепительно-смолистую ноту,  гваяковое дерево и настойка китайских пряностей — снова дым, пряный ветер и деревянные подставки для благовоний.
Аромат свежий, с холодными ветреными верхними нотами, смолами и благовониями в центре и послевкусием тибетских целительных благовоний. Идеально раскрывается в жаркую погоду.

wfk1Отзыв от Ани feen_morgana вот здесь. О духах в   Seasons Project - «Была гора. И была легенда — о том, как Кайлас опрокидывает каждого, кто посмеет на него забраться, как руки смельчаков покрываются язвами, как духи, живущие в ущельях, убивают тех, кто тревожит их покой. «Ветер с Кайласа» — не о дороге в прямом значении; он о пути к себе, пути, проложенном через можжевеловые леса, разреженный воздух, буддистские храмы с их благовониями и пещеры, черные-черные дома диких, нездешних зверей.»