Drakkar noir и топ-список фужеров для начинающих ольфакторных художников

Продолжая фужерную тему: нельзя не сказать про Drakkar noir.

Drakkar noir, как многие считают, был в свое время фетишем. Такое нельзя не заметить: дойдет даже до самых парфюмерно-не-внимательных.

Густой, мощный, и очень типичный аромат, хотя не совсем без изюмчика. Изюм такой: в вихрь морского ветра из рекламы Олд Спайс вбросили горсть гвоздики и можжевеловых тлеющих стружек. Фужерная база тут уже покосилась под тюками кожи и хвойных дров. Но акватические фужеры, которые, строго говоря, и не фужеры уже вовсе, выросли из этого или какого-то близкого места, как я поняла.

Drakkar noir брутал, но ботинки чистит. «На том простом основании что я мужчина». Кстати, похоже, на чистоте он таки зациклен совершенно конкретно: бурные порывы взвихренной пены для бритья и геля для душа как начинают бесчинство с самого начала, так и не утихают до финала. Синий до полного изумления. Фиксация на синтетическом море свербит в носу как электрическая пчела. Если изюм быстро съесть, то больше про Drakkar noir сказать сейчас решительно нечего.  Как сказал один поэт, «только синь сосет глаза».

1460116992175370918

На нем тему фужеров, которые так озадачили многих инди-парфюмеров на фестивале, можно было бы закрыть, ну или, как ремонт, остановить.

(пока искала что-то, наткнулась на закладку из аромаблога Екатерины Хмелевской про топ 10- фужеров, знакомьтесь, он отличный, разумеется) Я бы составила такой топ любимых классиков для тех, кто любит сам капать и пытается понять, как устроены духи изнутри:

Fougère Royale винтажный, если совсем никак — винтажная или даже современная Jicky. Понять конструкт — можно!

Mouchoir de Monsieur Guerlain — в нем самый сок мужских фужеров. Неприличнейшая анималистическая лаванда в окружении горстки цитрусов и трав, капли мыла и амброфо-фужерной базы. Если найти никак — можно глянуть Lauder for Men Estee Lauder.

English Fern Penhaligon’s — современный лаконичный скелетик фужера, настоящее пособие для начинающих парфюмеров, тут все сочленения на виду.

Equipage Hermes — чтобы вдохнуть, встрепенуться и осознать, как хрупка и непрочна граница между шипрами и фужерами. Сладко-пряное, восточное мыло, охапка травок и бах — мох-лабданум пачули, где-то я вас видела.

Geranium Pour Monsieur Frederic Malle — чтобы понять, что не обязательно выполнять все условия жанра, чтобы быть великолепным его образцом. Geranium Pour Monsieur — удивительная ладанно-мятно-зеленая герань на подложке из белых смол и мускусов, которые успешно заменяют «пушистость» бобов Тонка из классических фужеров. Здесь цвета сгущает не мох, а пары бензоина и ладана. Действующие лица другие, а роли играют те же, пьеса узнаваема и вечна.

Вот, пожалуй, на этом абсолютном минимуме уже можно начать понимать, что же за зверь такой  — фужеры. Пробуйте, носите, повторяйте, воспроизводите, интерпретируйте!

Если брать натуральную парфюмерию — я бы вспомнила Gypsy от Providence Perfume — отличный специево-восточный фужер, а так же Tabac Citron Providence Perfume — прозрачный, чистый табачно-лавандовый аромат. И блестящий Sabotage Ayala Moriel.

Из моих есть два очевидных фужера: Silver Lavender и Golden lavender.

А какой бы был у вас фужерный топ?)

Superstitious Frédéric Malle: чем пахнет суеверие

Новый аромат Superstitious  - детище сразу троих: Фредерика Малля, дизайнера Альбера Эльбаза и парфюмера Доминика Ропьона. В прошлом посте я собрала свои визуальные и смысловые ассоциации, а теперь, собственно, про духи.

Первый вдох меня покорил сразу и навсегда – огромная охапка белых цветов: мне рисуются и гиацинты, и ландыши, и флердоранж и лилии. Картинка как с постера  Diorissimo, аромата, который я обожала в начале девяностых и который люблю до сих пор. И эта охапка порхает вокруг, как если бы цветы превратились в бабочек, еще часа три, никуда не исчезая. Она становится более воздушной, появляются облака посверкивающей белой пудры, тонкой, как пыльца. И появляются полупрозрачные персиковые и абрикосовые кусочки – скорее украшения, не еда. Я даже Мицуко вспомнила, но очень по касательной.

index

С другой стороны, в Superstitious совсем нет этой невинности и юности Diorissimo. Он куда более изысканный, в нем нет ничего от леса, утра, все – ювелирная работа, огранка. Кстати об огранке – есть в нем любопытный эффект двойного дна: вроде бы аромат прозрачен и виден насквозь, но как исландский шпат, разделяет единый луч внимания на два: первый отражается от белых цветов, второй – от чистой, кружевной подложки.

_57

Потом наступил момент, который я обожаю: под ландышево-лилейной пудрой проступает мягкая мускусная база, а между ними проносится ладанный хвойный вихрь. Совершенно неожиданно и при этом абсолютно непротиворечиво. Я влюблена в такие интересные ходы) Вихрь тоже прозрачный, и бездымный, там от ладана – тонкие иголочки, пайетки и опаловый свет. Вообще аромат очень подвижный, тут и «двойное преломление», и объем, он весь колышется, движется, и к нему нескучно возвращаться.

В конце я искала-искала ветивер и даже нашла. Если бы не искала – и дуло автомата не заставило бы меня признать в бронзовой газовой вуали  знакомый мне любимый гаитянский ветивер. Здесь этот ветивер нарисован на шелке – от всей его брутальности остался только теплый цвет и эффект сфумато.

Я читала отзывы и описание, ну и состав – и обманулась в ожиданиях. Удивление было шокирующе приятным.  Нам обещают розы, жасмин, персики, ладан, ветивер и пачули – все это в мускусах и альдегидах. Я знаю как пахнут ветивер и жасмин, но ничего, НИЧЕГО похожего я не нашла в этом произведении искусства. Ну это как ожидать что яйцо Фабарже – это яйцо. В принципе да, по форме похоже. Но между ветивером и  «ветивером» Superstitious  — пропасть.  Он настолько sophisticated, настолько далек от природы, насколько это вообще возможно. И в то же самое время невероятно гуманен. Обычно я не люблю настолько отфильтрованные ароматы, но тут красота задумки заставляет меня забыть обо всем.

Его ожидаемо сравнивают с Amouage Gold Woman, с Liu, с Пятеркой, с Aprege, с Rive Gauche и White Linen. Я лично вижу отношения с White Linen и Diorissimo – из-за охапки белых цветов и белоснежных простыней, от которых зримо веет роскошным светским бездельем.

По большому моему счастью не Лиу ни Рив Гош мне не напомнились: альдегиды совершенно другие, и это счастье, потому что эти двое вышеназванных  — мои парфюмерные кошмары. Я думаю, мне еще повезло с посадкой: я не нашла мыла, не нашла кожи и хоть какой-нибудь телесности, тем боле поношеной одежды. Возможно, на ком-то есть а я просто везунчик) Superstitious яркий, но с выносимой, гуманной аурой, на коже сидит долго, но громкость утихает через 3-4 часа до нормально выносимой. На ткани — 4 суток  и еще держится. Для меня это ту мач, конечно, но, как я понимаю, для не-только-натуральной парфюмерии это сейчас минимум миниморум.

Да, еще есть разница между блоттером и кожей есть: у меня на блоттере (ткани) двойного преломления нет, и второго дна нет, он попроще. В общем, пробуйте на коже, блоттер тут никуда. Сядет плохо — ваш кошелек будет доволен))) Сядет хорошо — будет вместо меховой театральной накидки)

Superstitious, конечно, очень светский, искусный и искусственный. Я могу понять, откуда берутся идеи «носить его с красивым платьем». С другой стороны, на мой личный взгляд, с «красивым платьем» получится невыносимый overdress в любых случаях кроме дико официальных-торжественных (опера, прием у королевы). Ну или это будет выглядеть нарочито, тогда это можно преподносить как сознательную позу. В остальных случаях… да бросьте вы. Аромат ничего от вас не требует, он же  не Марьиванна из младшей группы детского сада, которая грозит пальцем: «шнурки завязывай только на бантик!» Читала, что «Ropion’s incarnation was deemed “too perfect” by Elbaz, who asked for it to be “a little bit more punk”.» (Эльбаз счел творение Ропьона слишком совершенным, а сам хотел немножко больше панка)
Что могу сказать – да, в сам аромат панка не доложили. Но добьемся мы освобожденья своею собственной рукой! Панк – он не во флаконе, он в головах) В школе я носила Diorissimo с драными джинсами и тяжелыми ботинками. Не вижу, что может  сейчас мне помешать Superstitious подобным образом) В конце концов, находить подходящий контекст для произведения искусства в нашу эпоху постмодерна – дело того, у кого в руках произведение.

Я все волновалась, где в парфюмерии постмодерн? Да вот же он. Что Малль шепчет Эльбазу?

landscape

Почему все-таки Superstitious и при чем тут аромат платья женщины, которая вышла из комнаты?

162dd5aa8f36a3604e6239349b27b361

Мы уже привыкли к готовым легендам так, что уже они в уши уже не идут (от лапши потом не отмоешься, конечно, так что все верно. Нет, ну правда, не достали еще байки про ароматы, которыми пользовалась еще какая-то королева, про особенный ветивер из подводных садов в тайных пещерах под пустыней, который является сверхсильным афродизиаком??) Ведь надоели они, ну правда.  А тут вот я не вижу готовой легенды-смысла, а вижу загадку.  Нам оставляют право придумать все недостяющие связи самим. Каждый пусть решает сам. Индпошив и настоящая роскошь для мыслящего тростника.
Ура!

Superstitious Frédéric Malle: глаза, суеверия и визуальные ассоциации

Я из тех маньяков, которые любят разгадывать ребусы. Пытаюсь свести воедино новый проект Фредерика Малля, Superstitious: аромат — название- визуальное решение.  Ведь у Малля обычно все продумано до последней запятой, и все это – целостная концепция. Интересно же разобраться в ней! Тем более что аромат мне очень понравился (про собственно аромат — отдельный пост.)

Я сломала голову, пытаясь сопоставить аромат и название. Как? Где? Почему? Роскошные белые цветы, немного отстраненные, и вдруг – суеверие?? Глаз, символическое изображение которого часто используется в традиционных охранных амулетах.
Официальные заявления “The word ‘Superstitious’ was the starting point of it all, something we agreed upon immediately. We are both superstitious”, said Alber Elbaz. “It’s not about a collaboration, it’s about friendship and respect”  и «Аромат назван Superstitious (Суеверный), поскольку оба его создателя считают себя очень суеверными людьми»   не пояснили ничего для меня.

Потом проснулась утром с одной мыслью: Хичкок.

w800(кадр из фильма Хичкока «Поймать вора», это Грейс Келли)

Только у него была эта гремучая смесь льда и пламени: шикарные блондинки, холодные и неприступные, как айсберг, все в шелках и кружевах, и предчувствия, ужасы, иррациональные поступки и страсть. И даже сюрреализм. И… тададам, вот и глаза!!!

spellbound(Декорации Сальвадора Дали к фильму Альфреда Хичкока «Завороженный»)

А потом нашла: вот что говорил  Фредерик Малль  British Vogue про Superstitious: «You can take it in two different ways. You could take it like a great classic — an understated luxury, that comes like a second skin. The fire under the ice, like a Hitchcock character. But because it’s a type of perfumery that hasn’t been done for such a long time, people can see it very modern at the same time, but with a wave to the past. I think much younger people could see it as very novel — for them it’s like when you take an old brooch and wear it on a jeans jacket.» Бинго))

И второе что мне пришло на ум – конечно, Жан Кокто. И его рисунки с глазами-рыбами, и фильмы, в которых нарисованные глаза – и глаза, наклеенные сверху на глаза актеров несли символический смысл.

lucien-clergue-jean-marais-with-jean-cocteau-on-the-set-of-testament-dorphc3a9e-1959-via-theredlist

 

Не только французы любят глаза, игру с контекстами, отсылки и цитаты (и чумовые платья) Юлдус Бахтиозиной (лучший фэшн-фотограф мира, по версии итальянского Vogue)  В этой серии Юлдус переосмысляет чеховских Трех сестер, и глаза появляются тоже: и вышитые на повязке, закрывающей глаза (почти как у Кокто), и на перчатках. Ироничное обыгрывание стереотипов и смешные провокации — ее конек, люблю ее.

web12(вся съемка тут, а сайт Юлдус — здесь)

И снова вспоминается Кокто, да?:)

В целом у меня получается картина переосмыслений, цитат и нового толкования символа. Нам, зрителям-нюхателям, предлагают самим разобраться с тем, что ж это за Superstitious такой. Настоящий постмодернизм!))

Парфюмерные Лилии

За окном серое, что я решила написать про белые  летние цветы. Про лилии.

Как известно, в натуральной парфюмерии нет лилий, ландышей и гиацинтов. И именно их-то я и люблю больше всего из цветов. Да, их можно пробовать воссоздать из натуральных ароматических экстрактов, но это будет именно фантазия-воссоздание. Впрочем, синтетические воссоздания этих цветов меня, к сожалению, тоже не очень устраивают, за редким исключением. Вот о любимых исключениях я и напишу.

Конечно, самая прекрасная лилия всех времен и народов  это Lys Mediterranee Frederic Malle, тут все ясно, я ее фанат. Совершенная, белая, вся из хрусталя и солнечных бликов. Симпатичная лилия — Gilded Lily Ineke. Названию верить, она действительно позолочена. Мне нравится начало: упругое, текучее, бергамот с яблочной мякостью и золотистые блики. Потом появляется лилия — тигровая, жаркая, это не натуралистичный лилейный аромат, а, скорее витраж, вспыхивающий золотистым светом, лампа Тиффани с лилиями и ангелочками. А потом — ух ты, шипровая база. Это не столько моно-лилия, сколько полноценный фруктово-лилейный шипр.

17439166_1828059510792859_646812900727455744_n

И еще одна значимая лилия для меня — воспоминание из прошлого, Lily Chic Escada, которую собрал Куркджан. Непритязательная, но очаровательная: сквозь дюшес и травку то и дело пробивалась волна одуряющего аромата белых лилий, вот того самого, от которого голова идет кругом. Окружение при этом было чистое-невинное: цитрусы-грушки, намек на прозрачные деревяшки, так что лилия оставалась главным лицом, но не утяжелялась. Эх, ностальгия!

И чуть не забыла еще одни настоящие «злые духи» с лилиями: Passage d’Enfer L`Artisan Parfumeur. У меня был флакон и кончился — это, конечно, вообще исключительное дело. Все же знают, что название «Дорога в ад» — это название улицы? Тем не менее, сложности перевода часто играют злую шутку: многим там видится что-то демоническое. Между тем, из демонического там только обманчивая простота конструкции, которая хороша так, будто Джакобетти продала душу дьяволу: холодный, острый и хвойный ладан, белые лилии да огромный пушистый мускус, вот и все — а как сидит! Как раз тот случай, когда лучше меньше да лучше. Изумительное сочетание, но, конечно, сила поражения у мускуса довольно велика. Справедливости ради, это, конечно, в первую очередь ладан, и только во вторую — лилия, но в целом нельзя про него не вспомнить!

17587518_1925640687720362_2430516589737541632_n

Ну и раз к слову пришлось, прекрасный гиацинт — Blanche Jacinthe Il Profvmo. Белоснежный, весь в сиреневых тенях, курчавый и мощный. По мне так слишком мощный, но конструкция хороша. Ну а про идеальный свой ландыш — Diorissimo  я уже писала.

А у вас есть любимые лилии, ландыши и гиацинты?

«Апельсины из грибов» или Душистые вещества и генноинженерная технология

Наткнулась на статью про микробиологическое производство ароматических веществ. Вот она. Хочу высказаться про опасения насчет того, что  скоро скоро,  дрожжи вытеснят и заменят маленьких фермеров. Сейчас выпью еще чаю и напишу про это со ссылками, но если коротенько: дрожжи не продуцируют «эфирное масло» или набор веществ, который «идентичен экстракту», нини. Как правило, они производят белок: фермент, который делает душистое вещество из предшественника, который добавляют в культуральную среду. И этой «революции а науке» — нуу не сто лет в обед, но уже много)  Впихнуть кусок чьей-то ДНК в дрожжей или бактерию — очень рутинный метод генной инженерии. (хочется написать: «сама так сто раз делала» ))) Кстати, например антигены для некоторых прививок именно так и делают: впихивают в дрожжи кусок ДНК вируса гепатита, (например), получают безопасный кусок белка оболочки вируса, впихивают его в количестве 2-3 тонны (шучу) в человека, получают имунный ответ. Или даже саму бактерию впихивают в человека, а она в нем продуцирует кусок вируса, на который формируется имунный ответ. Это я к тому, что не ново это уже довольно давно. Давайте теперь разберемся, что и зачем  генные инженеры делают в смысле получения душистых ароматических веществ.

Началось это не вчера, и началось, конечно, применительнок  фармакологии. Из полыни Artemisia annua L. можно извлечь вещество с высокой противомалярийной активностью, но на производство-то полыни не напасешься. Так что еще 10 лет назад стали придумывать как засадить  белки, которые могут сделать это вещество — сесквитерпен-синтазы в дрожжи. Это не так уж просто, там не один белок а несколько, и в культуральную среду нужно добавлять вещества, из которых этот синтез может пройти, но прогресс есть. Нормальная биотехнология, в общем.

Почему я про полынь и сесквитерпены — потому что от них один шаг до цитрусовых сесквитерпенов и монотерпенов, таких, как общеизвестные лимонен, цитронеллол и цитраль.  А вот валенсен, который есть в апельсиновом масле и нуткатон (Нооткатон) — это  как раз сесквитерпены. Вот у Виноградова можно посмотреть формулы и химических родственников этих веществ. Вообще среди разных терпенов куча полезных и нужных молекул!

253_2016_7337_fig1_html
Biotechnological production of limonene in microorganisms - (картинка выше — из этой статьи)  — вот, наверное, один из самых больших обзоров, которые посвящены биотехнологическому получению лимонена. Показательно введение: лимонена дофига получается при производстве цитрусовых соков, но для массового дешевого применения нужен еще более дешевый и масштабный источник. Например, чтобы делать из лимонена растворители.
А вот нункатон получают с помощью ген-модифицированных дрожжей Pichia pastoris.

А вот бактерия Corynebacterium glutamicum с измененным с помощью генной инженерии геномом делает +валенсен. Эту бактерию уже приспособили под производство  нескольких C50 и C40 каротиноидов, так что решили попытаться получить и валенсен. Получилось не сразу (валенсен, как и многие цитрусовые терпены, токсичен для бактерий), перепробовали вставки нескольких разных генов валенценсинтазы  из разных видов апельсина и еще кой-какие манипуляции, в рузальтате — вуаля, титры валенсена в бульоне стали повыше.

А вот, например,  гриб.  Schizophyllum commune (Fries).  Это щелелистник обыкновенный — вид ксилотрофных агариковых грибов из рода щелелистников.

schizophyllum_commune_2_sae_20110812
Так вот, этот щелелистник рассматривают как один из вариантов генноинженерных систем для получения валенсена.

К чему я все это: если открыть статьи и немножко почитать, то становится ясно, что тут речь идет не о волшебном возникновении эфирного масла апельсина из гриба, а об очередном способе производства душистых веществ. Ну вот в свое время ванилин научились делать из лигнина. И научились синтезировать дамаскон. Да, и ванилин и дамаскон есть в натуральных ароматических экстрактах. Но кому нынче интересны экстракты as is?? Относительно небольшому количеству людей. Они и дальше будут им интересны. Наверное. А может быть и нет. Угрожает ли производство порошкового чая чайным плантаторам? А растворимого кофе  — кофейным плантаторам? Вот генноинженерные дрожжи и биотехнологическое производство точно так же угрожает маленьким фермерам.
Мне кажется сейчас вообще идет такое расслоение: с одной стороны есть идея наладить производство дешевого и доступного валенсена и лимонена, отдушивать ими (условно говоря) сок из лимонной кислоты и оранжевого красителя и продать за копейки в количестве миллиарда тонн. С другой стороны по-прежнему есть чудаки, которые хотят пить свежевыжатый сок. И есть люди, которые хотят выращивать апельсины именно для того, чтобы выжать из них сок или сьесть их. Или вырастить курицу на вольном выпасе — это дороже и сложнее в обиходе, можно вырастить меньшее количество птиц, но это будут те самые куры вольного выпаса — альтернатива биомассе с птицефабрик. Альтернатива. Поглотят ли большие процессы все без исключения маленькие? Надеюсь, нет. Но огромное количество, конечно, уже поглотили и поглотят. Увидим. А пока меня продолжают восхищать люди, которые делают своими руками что-то такое, альтернативное: выращивают свои апельсины, выжимают на традиционных прессах оливковое масло, собирают руками шафран, пекут хлеб на разных заквасках. Люблю, когда есть альтернатива. Давайте мне мои «Валенки»!