Парфюмерные Лилии

За окном серое, что я решила написать про белые  летние цветы. Про лилии.

Как известно, в натуральной парфюмерии нет лилий, ландышей и гиацинтов. И именно их-то я и люблю больше всего из цветов. Да, их можно пробовать воссоздать из натуральных ароматических экстрактов, но это будет именно фантазия-воссоздание. Впрочем, синтетические воссоздания этих цветов меня, к сожалению, тоже не очень устраивают, за редким исключением. Вот о любимых исключениях я и напишу.

Конечно, самая прекрасная лилия всех времен и народов  это Lys Mediterranee Frederic Malle, тут все ясно, я ее фанат. Совершенная, белая, вся из хрусталя и солнечных бликов. Симпатичная лилия — Gilded Lily Ineke. Названию верить, она действительно позолочена. Мне нравится начало: упругое, текучее, бергамот с яблочной мякостью и золотистые блики. Потом появляется лилия — тигровая, жаркая, это не натуралистичный лилейный аромат, а, скорее витраж, вспыхивающий золотистым светом, лампа Тиффани с лилиями и ангелочками. А потом — ух ты, шипровая база. Это не столько моно-лилия, сколько полноценный фруктово-лилейный шипр.

17439166_1828059510792859_646812900727455744_n

И еще одна значимая лилия для меня — воспоминание из прошлого, Lily Chic Escada, которую собрал Куркджан. Непритязательная, но очаровательная: сквозь дюшес и травку то и дело пробивалась волна одуряющего аромата белых лилий, вот того самого, от которого голова идет кругом. Окружение при этом было чистое-невинное: цитрусы-грушки, намек на прозрачные деревяшки, так что лилия оставалась главным лицом, но не утяжелялась. Эх, ностальгия!

И чуть не забыла еще одни настоящие «злые духи» с лилиями: Passage d’Enfer L`Artisan Parfumeur. У меня был флакон и кончился — это, конечно, вообще исключительное дело. Все же знают, что название «Дорога в ад» — это название улицы? Тем не менее, сложности перевода часто играют злую шутку: многим там видится что-то демоническое. Между тем, из демонического там только обманчивая простота конструкции, которая хороша так, будто Джакобетти продала душу дьяволу: холодный, острый и хвойный ладан, белые лилии да огромный пушистый мускус, вот и все — а как сидит! Как раз тот случай, когда лучше меньше да лучше. Изумительное сочетание, но, конечно, сила поражения у мускуса довольно велика. Справедливости ради, это, конечно, в первую очередь ладан, и только во вторую — лилия, но в целом нельзя про него не вспомнить!

17587518_1925640687720362_2430516589737541632_n

Ну и раз к слову пришлось, прекрасный гиацинт — Blanche Jacinthe Il Profvmo. Белоснежный, весь в сиреневых тенях, курчавый и мощный. По мне так слишком мощный, но конструкция хороша. Ну а про идеальный свой ландыш — Diorissimo  я уже писала.

А у вас есть любимые лилии, ландыши и гиацинты?

«Апельсины из грибов» или Душистые вещества и генноинженерная технология

Наткнулась на статью про микробиологическое производство ароматических веществ. Вот она. Хочу высказаться про опасения насчет того, что  скоро скоро,  дрожжи вытеснят и заменят маленьких фермеров. Сейчас выпью еще чаю и напишу про это со ссылками, но если коротенько: дрожжи не продуцируют «эфирное масло» или набор веществ, который «идентичен экстракту», нини. Как правило, они производят белок: фермент, который делает душистое вещество из предшественника, который добавляют в культуральную среду. И этой «революции а науке» — нуу не сто лет в обед, но уже много)  Впихнуть кусок чьей-то ДНК в дрожжей или бактерию — очень рутинный метод генной инженерии. (хочется написать: «сама так сто раз делала» ))) Кстати, например антигены для некоторых прививок именно так и делают: впихивают в дрожжи кусок ДНК вируса гепатита, (например), получают безопасный кусок белка оболочки вируса, впихивают его в количестве 2-3 тонны (шучу) в человека, получают имунный ответ. Или даже саму бактерию впихивают в человека, а она в нем продуцирует кусок вируса, на который формируется имунный ответ. Это я к тому, что не ново это уже довольно давно. Давайте теперь разберемся, что и зачем  генные инженеры делают в смысле получения душистых ароматических веществ.

Началось это не вчера, и началось, конечно, применительнок  фармакологии. Из полыни Artemisia annua L. можно извлечь вещество с высокой противомалярийной активностью, но на производство-то полыни не напасешься. Так что еще 10 лет назад стали придумывать как засадить  белки, которые могут сделать это вещество — сесквитерпен-синтазы в дрожжи. Это не так уж просто, там не один белок а несколько, и в культуральную среду нужно добавлять вещества, из которых этот синтез может пройти, но прогресс есть. Нормальная биотехнология, в общем.

Почему я про полынь и сесквитерпены — потому что от них один шаг до цитрусовых сесквитерпенов и монотерпенов, таких, как общеизвестные лимонен, цитронеллол и цитраль.  А вот валенсен, который есть в апельсиновом масле и нуткатон (Нооткатон) — это  как раз сесквитерпены. Вот у Виноградова можно посмотреть формулы и химических родственников этих веществ. Вообще среди разных терпенов куча полезных и нужных молекул!

253_2016_7337_fig1_html
Biotechnological production of limonene in microorganisms - (картинка выше — из этой статьи)  — вот, наверное, один из самых больших обзоров, которые посвящены биотехнологическому получению лимонена. Показательно введение: лимонена дофига получается при производстве цитрусовых соков, но для массового дешевого применения нужен еще более дешевый и масштабный источник. Например, чтобы делать из лимонена растворители.
А вот нункатон получают с помощью ген-модифицированных дрожжей Pichia pastoris.

А вот бактерия Corynebacterium glutamicum с измененным с помощью генной инженерии геномом делает +валенсен. Эту бактерию уже приспособили под производство  нескольких C50 и C40 каротиноидов, так что решили попытаться получить и валенсен. Получилось не сразу (валенсен, как и многие цитрусовые терпены, токсичен для бактерий), перепробовали вставки нескольких разных генов валенценсинтазы  из разных видов апельсина и еще кой-какие манипуляции, в рузальтате — вуаля, титры валенсена в бульоне стали повыше.

А вот, например,  гриб.  Schizophyllum commune (Fries).  Это щелелистник обыкновенный — вид ксилотрофных агариковых грибов из рода щелелистников.

schizophyllum_commune_2_sae_20110812
Так вот, этот щелелистник рассматривают как один из вариантов генноинженерных систем для получения валенсена.

К чему я все это: если открыть статьи и немножко почитать, то становится ясно, что тут речь идет не о волшебном возникновении эфирного масла апельсина из гриба, а об очередном способе производства душистых веществ. Ну вот в свое время ванилин научились делать из лигнина. И научились синтезировать дамаскон. Да, и ванилин и дамаскон есть в натуральных ароматических экстрактах. Но кому нынче интересны экстракты as is?? Относительно небольшому количеству людей. Они и дальше будут им интересны. Наверное. А может быть и нет. Угрожает ли производство порошкового чая чайным плантаторам? А растворимого кофе  — кофейным плантаторам? Вот генноинженерные дрожжи и биотехнологическое производство точно так же угрожает маленьким фермерам.
Мне кажется сейчас вообще идет такое расслоение: с одной стороны есть идея наладить производство дешевого и доступного валенсена и лимонена, отдушивать ими (условно говоря) сок из лимонной кислоты и оранжевого красителя и продать за копейки в количестве миллиарда тонн. С другой стороны по-прежнему есть чудаки, которые хотят пить свежевыжатый сок. И есть люди, которые хотят выращивать апельсины именно для того, чтобы выжать из них сок или сьесть их. Или вырастить курицу на вольном выпасе — это дороже и сложнее в обиходе, можно вырастить меньшее количество птиц, но это будут те самые куры вольного выпаса — альтернатива биомассе с птицефабрик. Альтернатива. Поглотят ли большие процессы все без исключения маленькие? Надеюсь, нет. Но огромное количество, конечно, уже поглотили и поглотят. Увидим. А пока меня продолжают восхищать люди, которые делают своими руками что-то такое, альтернативное: выращивают свои апельсины, выжимают на традиционных прессах оливковое масло, собирают руками шафран, пекут хлеб на разных заквасках. Люблю, когда есть альтернатива. Давайте мне мои «Валенки»!

Эрнст Гомбрих История Искусства

Недавно купили великолепную книгу, хочу поделиться впечатлениями. Это многократно  (16 раз!!!) переизданная «История Искусства» Гомбриха.

Книга была задумана как руководство для новичков и юношества, и автор сделал на первый взгляд невозможное: свел в один очень логичный, простой и связный текст всю историю искусства с появления первых наскальных рисунков до модерна. В поздних послесловиях он и про постмодерн немного написал.

Написано просто великолепно, действительно очень доходчиво и увлекательно, но без лишних упрощений. Я получаю колоссальное удовольствие от чтения, и очень здорово все сделано с иллюстрациями, верстка хорошая. Вот как она начинается:

«Не существует на самом деле того, что величается искусством. Есть художники. В давние времена они, подобрав с земли кусочки красящих минералов, набрасывали в пещерах фигуры бизонов. В нагни дни люди этой породы покупают краски в магазинах и рисуют, например, плакаты, которые мы видим на стенах и заборах. Их руками создано и многое другое. Не будет ошибкой назвать все проявления такой деятельности искусством, но при этом следует отдавать себе отчет в том, что в разные времена и в разных странах это слово обозначало разные вещи и, стало быть, Искусства с заглавной буквы вообще не существует. Это понятие стало теперь то ли фетишем, то ли пугалом. Можно сразить художника приговором: «Ваше новое произведение весьма недурно в своем роде, но это — не Искусство». И можно обескуражить восхищенного зрителя, заявив: «То, что вам нравится в этой картине, имеет отношение к чему угодно, но только не к Искусству».

Я прихожу к заключению, что мотивы, по которым человек получает удовольствие от картины или статуи, не могут быть ложными. Кому-то нравится пейзаж просто потому, что он напоминает ему о родном доме, другому пришелся по душе портрет, потому что модель похожа на его друга. В этом нет ничего зазорного. Рассматривая живописное произведение, мы непременно припоминаем множество вещей, отсюда и выводится наше «нравится — не нравится». Любые ассоциации, помогающие наслаждаться искусством, вполне правомерны. И только в том случае, когда неуместное воспоминание вызывает предубежденность, когда мы инстинктивно отворачиваемся, например, от великолепного альпийского пейзажа только потому, что страшимся карабкаться по горам, следует спросить себя о причине, препятствующей удовольствию. Ложные мотивы действительно присутствуют в неприятии художественного произведения.»

17075839_1731075620555890_5792294741945090048_n

Читать, что умный человек пишет о том, что такое вообще искусство — большая удача для меня. Поделюсь еще парой цитат:

«Не будем забывать: все, что мы видим в картине, определено волей ее автора. Надо полагать, художник долго обдумывал свой замысел, многократно менял композицию, сомневался, переместить ли дерево на задний план или заново переписать его, радовался каждому удачному мазку, от которого вдруг засияло освещенное солнцем облако; какие-то фигуры он ввел неохотно, уступая настояниям заказчика. Картины и статуи, которые сейчас выстраиваются вдоль музейных залов, по большей части не создавались для показа в качестве Искусства. Они возникали по определенному поводу, для достижения определенных целей, и, принимаясь за работу, художник не упускал их из виду.»

«Людей, слишком озабоченных цветами, одеждой или кулинарией, называют суетными, ибо в нашем представлении такие вещи не заслуживают особого внимания. Но те самые побуждения, которые в обыденной жизни подавляются или скрываются как неуместные, в искусстве вступают в свои права. Художнику всегда приходится «суетиться», даже изощряться в поисках формальных и цветовых сочетаний. Он видит тончайшие различия тонов и фактур, не доступные нашему глазу. Более того, решаемые им проблемы бесконечно сложнее тех, что возникают в повседневной жизни. Он имеет дело не с двумя-тремя, а с множеством, с сотнями форм и цветов, которые ему нужно свести на холсте так, чтобы они выглядели «верно». Может случиться, что зеленое пятно приобретет желтизну из-за близкого соседства с ярко-синим — и тогда, из-за одного фальшивого тона, все пропало, нужно все переделывать. Художник мучается такими проблемами, проводит над их решениями бессонные ночи, простаивает весь день перед полотном, то прикасаясь к нему кистью, то соскабливая нанесенные мазки. При этом мы с вами вряд ли заметили бы разницу. Но как только художнику удалось достичь задуманного, мы сразу видим, что здесь уже ничего нельзя изменить, теперь все «верно» — появился образец совершенства в нашем несовершенном мире.»

Ну и одно из моих любимых:

«В искусстве не может быть обязательных правил — ведь никогда нельзя знать заранее, какие задачи поставит перед собой художник. Он может намеренно включить в свою картину резкие, диссонирующие тона, если сочтет это необходимым. И поскольку правил нет, чаще всего оказывается невозможным объяснить на словах, почему то или иное произведение представляется нам выдающимся. Но это вовсе не значит, что все произведения равноценны; неверно и то, что о вкусах не стоит спорить. Такие споры обладают, как минимум, одним достоинством: они побуждают нас заново обращаться к обсуждаемым картинам, а чем больше мы смотрим, тем больше замечаем деталей, ранее ускользавших от нашего внимания. При этом развивается восприимчивость к разным типам зрительных гармоний, найденных художниками разных эпох. И чем выше наша способность к их восприятию, тем большее наслаждение мы получаем от искусства. А это и есть, в конечном итоге, самое главное. Старая пословица «о вкусах не спорят» по-своему верна, но она не должна затемнять того факта, что вкус можно развить. Вернемся еще раз к скромной области обыденного опыта. Человеку, не привыкшему пить чай, все его сорта кажутся одинаковыми. Но имея на то желание, время и средства, он может испробовать самые изысканные его разновидности и стать настоящим знатоком, точно определяющим свои предпочтения. Его возросший опыт усиливает удовольствие от употребления избранных сортов.»

В конце книги огромный список литературы, удобный хронологические таблицы и всякое другое, облегчающее восприятие этого «всего обо всем». Очень очень рекомендую вообще всем, кто задумывался о том, что ж за зверь это искусство, как запомнить чем отличается кватроче́нто от чинквеченто и что в это время делали на северах )))

А у вас были интересные книжные находки в последнее время?

Клеопатра не при чем

Натуральная парфюмерия — часть великой американской культуры. И американской традиции делать новое и интересное из старого-забытого.
С одной стороны, с начала зарождения парфюмерии и до конца XIX века натуральные вещества служили единственными составляющими в производстве духов. Так что вся парфюмерия была, если называть ее сегодняшним именем, натуральной.
С другой — само представление о том что такое «парфюмерия», конечно, сформировалось в 20 веке, когда на коне были синтетические душистые вещества.
Одной из первых книг, связанных с современной, иначе говоря, возрожденной натуральной парфюмерией, была «Create Your Own Aromatherapy Perfumes: Enchanting Blends for Body and Home (Piatkus Press, 1995)» Chrissie Wildwood. В ней речь в основном шла про эфирные масла, но, тем не менее, книга посвящена именно созданию ароматических композиций.
51vc7qoyv2l
Но реальным прорывом стала книга Аманды Афтель Essence and Alchemy: A Book of Perfume (North Point Press), которая вышла в 2001 году. Многие ароматерапевты, прочтя эту книгу, осознали, что именно натуральной парфюмерией они занимались, составляя дух на основе эфирных масел, и стали создавать группы, движения, сайты и сообщества, посвященные натуральной парфюмерии. Следом за этой первой книгой Афтель выпустила несколько других, но начало — именно здесь. Именно Афтель называют пионером натуральной парфюмерии, этой микро-ниши, и именно она решилась вслух сказать: «Да, я делаю прекрасное, отдаю дань эстетике и называю это ДУХИ из тех материалов, которые уже лет 50 продавали только в аптеках». Это переворот не только в подходе к созданию духов, это новый способ думать о том, что такое парфюмерия. Какой смысл можно в нее вкладывать, с каким посланием носить и дарить. (я писала о ее духах по тэгу Aftelier)
mandyauthorphoto-450
И конечно, именно Штаты — родина натуральной парфюмерии, если посмотреть глобально. Посчитайте, сколько натуральнопарфюмерных домов в Европе (сколько? Пять? Я и пяти не знаю) и сколько в Америке. Рынок!
Кстати, с крафтовым пивоварением та же история. Где родина крафтового пива? Правильно, США. Ан масс народ там пьет, как и везде, «евролагер», но именно там любители, которые варят необычное и странно пиво, смогли завести мелкие (и легальные) производства, что, в конечном итоге, повлияло на рынок в целом. А через пару десятков лет за штатами подтянулась Европа со своими живыми и богатейшими (без иронии) пивными традициями. Через 30 — Россия)
Так что именно натуральная парфюмерия, безусловно, возникла как явление именно в 21 веке в Америке. А то много есть любителей выводить натуральную парфюмерию прямиком от Клеопатры.
Между тем, к «Клеопатре» куда ближе нормальная ниша, с ее любовью выводить традицию из версальских коридоров, сундуков, найденных в море и прочими легендами.
Современная натуральная парфюмерия основана на высоких технологиях, экстракциях, развитии торговли, культурного обмена между странами и интернете. Сделанные вручную тинктуры цветов из сада соседствуют с новейшим со2 экстрактом экзотических лиан и с новозеландской абмрой, заказанной через сеть.
Это совершенно новое направление, оно — из мира постмодерна, и это совершенно очевидно, если задуматься хоть на минуту.

 

Парфюмерный гардероб: сезонность

Есть ли ароматы для зимы и ароматы для лета? А для блондинок есть особые ароматы? Или специальные ароматы для мужчин, которые на женщине сразу превращаются в тыкву?(а у женщин, от них, конечно, сразу отпадают каблуки).

С одной стороны, конечно же нет. Все — вопрос настроения, вкуса, желаний и целей.  Нет духов для блондинок и брюнеток (тридцати пяти лет), нет духов для мужчин которые изготавливаются из каких-то особенных «мужских» молекул. С другой стороны — есть погодные условия, которые на вполне физическом уровне воздействуют на испарение ароматов — и, следовательно, на характер того облака ароматических молекул, который мы воспринимаем как «ауру духов». Понятно, что специево-глинтвейновый аромат будет особенно желанным именно зимой, когда мы, пробиваясь через заснеженную темноту к теплому дому, мечтаем о горячем глинтвейне. Есть в общественном представлении и обобщенный образ «женского аромата» — конечно же он такой: свежий, женственный, упоительный, очень стойкий и соблазнительный. Вдумайтесь — никакой конкретики, один сплошной сферический конь в вакууме. Кто-то скажет, что женщина должна пахнуть плюшками, кто-то — что должна пахнуть цветами. Дамы, мы никому ничего не должны, вот в чем суть. Но если хочется выступить в роли роковой красотки — берите мускусы, если вам нужен парфюмерный передник, испачканный мукой или образ девочки-сладкоежки, которая любит леденцы — берите кондитерские  или конфетные ароматы.

В конце концов, что дают нам духи? Штрих к образу (тут, мне кажется, все понятно и без меня про это писали много раз). А еще духи — простое исполнение желаний. Давайте разберемся, какие желания могут возникать в разные сезоны и какие ароматы могут их исполнить.

Понятно, что зимой хочется тепла — это довольно очевидно. Кроме того, в сухом морозном воздухе обоняние работает хуже, поэтому лучше оставить на потом легкие, совсем прозрачные ароматы, они уплывут у нас из-под носа. А вот яркие, густые духи — то что нужно. Ароматы восточные, специевые, цветочно-пряные и гурманские — первый выбор для зимы. Среди моих духов зимние ароматы, конечно, в коллекции Теплые и окутывающие, прекрасен зимой новый Shiny Amber.Ну и очень хороши некоторые Кожаные, особенно гурманская Вторая кожа и густые алкогольные Secret dreams. Любители прогулок под снегом очень ценят Winter blush. А вот те кто тоскуют по лету выбирают Sea foam и 150 дней до лета. Предчувствую, что зимним хитом станет смородиновый Currant mood, аромат, который появится в продаже в день начала тайной весны, 1 февраля.

16123420_241801939610023_2444436999650672640_n

С летом чуть сложнее. Тут, как и с едой-питьем, есть два подхода: ледяной лимонад+холодные супы и пряная еда+горячий чай. Оба имеют право на существование, оба хороши. Когда не слишком жарко — прекрасны любые одеколоны и цитрусовые композиции, плюс фужеры с их мылким характером дают то, чего летом не хватает: ощущение чистоты и свежести. Про них я писала как раз этим летом. Если жара становится настоящей жарой (или в соответствующих широтах, где жарко всегда), мы можем обнаружить, что проверенные методы охлаждения не работают, цитрусы плавятся, одеколоны рассыпаются на запчасти. Если при этом еще хочется душиться — к нашим услугам крепкий восток и кожа. Аттары, пряности и устойчивые амбровые скелеты выдержат любое пекло. Из моих для лета очень хороша Пейзажная серия. Она, в основном, для средней полосы, для более жаркой погоды хороша и кожа, например, лилейный Revenge или мощнейший шипр Казак молодой. Но конечно, никто не запретит носить летом и  другие ароматы, любые какие вздумается!

Весна и осень, как мне кажется, имеют самый широкий диапазон: найдется время для любого аромата зазвучать наилучшим образом. Какие-то ароматы «любят» ветер и пасмурную погоду, каким-то нужно солнце и гарнир из шуршащих под ногами листьев. Так что тут все зависит от настроения и личных пристрастий. Я очень люблю осенью носить что-то из своей  Готической серии, чтобы, так сказать, оставаться в осеннем мрачном тренде, ну и уже идут в ход Теплые и окутывающие.

Весной обычно люди успевают соскучиться по зелени и цветам, поэтому в ходу и витаминные тоники — цитрусовые, и любые цветочные композиции. Мои Цветочные и Пейзажные серии очень хороши весной.

Так что сезонность имеет смысл в том случае, если парфюмерный парк большой и мы можем выбирать время для наиболее удачного звучания того или иного аромата. Если не хочется обзаводиться сотней-другой пробирок и-или флаконов — лучше выбирать духи не «под погоду» а под наиболее частые задачи и образы, а погода последует за вами)

А у вас есть любимые сезонные предпочтения в парфюмерии? Поделитесь!