Ольфакторная азбука -2

Злоба дня велит мне задержаться с, собственно, обонянием еще на денек, поэтому продолжаем экскурс в природу восприятия.
Наткнулась тут на суждение, что «культурное» и «биологическое» в восприятии не связаны. Ну камон, конечно связаны, про это есть тысячи научных работ и популярных книг.

Две мои любимые в последнее время – «Красота и мозг»  и «Сквозь зеркало языка».

Красота и мозг, книга под редакцией: И. Ренчлера, Б. Херцбергер, Д. Эпстайна вообще гениальна, конечно. В ней рассказывают о биологических, физиологических и нейрофизиологических обосновах таких будто бы «субъективных» вещей как гармония, красота. Да, они есть, сюрприз-сюрприз. Даже очень понятно написано, почему так хорошо запоминается и кажется таким гармоничным четырехстопный ямб (ай да Пушкин, не знал, а всего Онегина взял и настрочил им).

И про золотое сечение, и про сочетание предсказуемости и непредсказуемости, ритмы, цвета, жаль про обоняние нет практически ничего, но оно и понятно. Скачать пдф можно здесь — я ее давно и горячо всем рекомендую.

«Сквозь зеркало языка: почему на других языках мир выглядит иначе» — так называется вторая любимая книга, Гай Дойчер последовательно рассказывает о том, как ученые пытались исследовать и объяснять влияние языка на восприятие. Начали они, конечно, с того, что «Если у Гомера нет слова «синий», то, значит, Греки не различали синий цвет». Но это было давно )) Последние исследования показали, кстати, что таки да, язык влияет на восприятие, а не наоборот, он как бы вмешивается в процесс распознавания и обработки сигнала. И люди, в родном языке которых есть разные слова для синего и голубого, различают эти оттенки быстрее, чем, например, англичане, для которых все это просто blue. Это я кратко и довольно грубо изложила, там этому целая глава посвящена, но факт остается фактом: «культурное» и «биологическое» взаимосвязаны и влияют друг на друга. И да, такая штука как культурные предпочтения региона может изменить картинку, которую показывает нам мозг, и которая становится субъективной реальностью.

20cf1dadef8d31941366c2e3fe07743d-irving-penn-portrait-photographs(Irving Penn, 1966)

Добавим к этому склонность получать удовольствие от привычного и умение не замечать того, что не ожидается. Да, вкус и восприятие можно развивать и калибровать. Ну вы знаете этот мем про «Да в этой вашей Италии жрать нечего, они почему-то борщ не варят и пельменей не дают, а остальное невкусное».

Резюмируя: наша система восприятия и распознавания запахов основана не только на физическом взаимодействии: вещество-рецептор-электрический сигнал – обонятельный центр. (Вспомним коан про звук падающего дерева – есть ли он, если некому его услышать? А человек без сознания – он чувствует запахи? Ведь система вещество-рецептор-сигнал работает!) Это сложный когнитивный процесс, на который оказывает влияние наш язык (я  не устаю повторять, насколько важно подбирать правильные слова), наш предыдущий опыт, наш бэкграунд и так далее. Нет единого процесса, который у всех людей работает одинаково. Но закономерности и биологически укорененные представления о гармонии – есть, и про них можно найти информацию, если искать, конечно.

Смородина, ностальгия и фотообои.

Пара пшиков  «Смородины и мяты» Брокар —  и мои мысленные ноги омыл прилив воспоминаний о детстве. Но не о смородиновых кустах на даче, нет. Я вспомнила, как впервые увидела фотообои на стене бабушкиной квартиры.

«Смородина и мята» Брокара – безусловный пример гиперреализма в парфюмерии. Гиперреализм не стремится _копировать_ реальность, он представляет нам изображения настолько детализированные, что они как будто создают дополнительную, отдельную реальность, вещь в себе.

Когда я вдохнула Смородину, сразу вспомнила про те фотообои: осенний лес, девочка с кувшином. Во всю стену. Брокаровская смородина ушла дальше: тут во всю стену распахнут дисплей, демонстрирующий картинку под разными углами, с самым выгодным освещением, картинку такую реальную, что, кажется, другие три стены — это какое-то недоразумение.

Смородина объемна и обладает почти физической плотностью. Признаться, мяты мне не дали совсем, как и листьев: мне весь аромат про ягоды. Первый вдох – огромная гора ягод прямо перед носом, я так близко, что их очертания слегка расплываются, они везде.

Потом появляется сахар. Спокойно, не надо убегать. Хороший сахар: вот рядом в медном тазу на хорошем огне он плавится, чтобы превратиться в сироп для варенья. Ну а зачем вы еще ягоды собрали, хехе. Кстати, это один из самых реалистичных и уж точно самый приятный сахар, который я встречала в духах, он нисколько не похож на обычную парфюмерную липучку, тут именно специфический аромат, который сопровождает карамелизацию, когда еще чуть чуть и сироп начнет темнеть, но пока не темнеет. Вовремя убрали с огня, я довольно вздыхаю, и снова вступают ягоды. В этой фазе есть и сок, и зеленоватая мякоть, и легкая минеральность, а потом появляется банка, в которой ягоды засыпали белым сахаром, чтобы открыть потом, попозже (и снова хороший сахар!) На этом круг замыкается, и разные нюансы ягодной темы проигрываются снова и снова. Через  двое суток на занавеске для душа, которой досталось Смородины, я обнаружила пленительный лилейный мускус, похожий на базу из давнишней Лилейно-яблочной Эскады, которую делал Куркджян.

21576960_703220413217201_8986509426613551104_n

Это изумительно техничная, гиперреалистичная смородина.

Реалистичной у меня бы ее не повернулся язык назвать – в ней сглажены многие нюансы (недаром Люба ее называет «смородина без кошек»), в ней нет шероховатостей, зато есть подсветка, округлость и полнота выстроенной заново 3D реальности. Напомню: у гиперреализма нет задачи копировать или воспроизводить реальность, он создает ее де ново. Это фотообои, смородиновые кусты во всю стену, это ты поднимаешь голову от подушки, а вместо темного потолка там дисплей с радугой. Для того чтобы таким прямым тычком пробудить _во мне_ ностальгию по даче, ему не хватает несовершенства, но я и не целевая аудитория. Зато я вспомнила фотообои вместо ковров и оценила огромную работу, которую проделали парфюмер и эвалюатор. Дисплей мерцает. Смородина поворачивается глянцевым боком. Техника на грани фантастики.

За флакон спасибо Любови Берлянской, креативному директору Брокар) А я еще пойду нюхать помидорную ботву, очень интересно!
пс — «Парфюмерия брендов Brocard Group продаётся в крупнейших торговых сетях России: в гипермаркетах Ашан, О’Кей, Лента, Магнит, в магазинах Рив Гош, Подружка, Stockmann, Улыбка Радуги, Дети, в интернет-магазине OZON.ru.» Но не во всех Элизе,  тут можно подглядеть, где бывает.

Что отличает аромат, который хочется носить

В инди-парфюмерном чате во время обсуждения новой природной серии Брокар возник один интересный вопрос. Я чуть пеерформулирую его так: «что отличает аромат, который потенциально хочется носить, от аромата от аромата функционального, для помещений. Какие могут быть объективные какие-то признаки?»

Хочу написать свои пять копеек, потому что серия Садов (с сиренью) и эти самые Ароматы природы идеально подходят для иллюстрации. Но непосредственно к ним я перейду в следующей части)

Итак, что отличает аромат, который хочется носить? Я бы сказала, что вопрос поставлен неверно: хочется носить кому? Когда, по какому случаю?  Вот что важно, и уже в этих вопросах, как полагается, содержится ответ.

Есть несколько подходов к «ношению духов».

По-моему, самый естественный и простой – носить духи для себя, и носить те, которые радуют. Какую картину повесить на стену в спальне? Ту, которая радует, которая нравится и делает вашу жизнь лучше своим присутствием.

Вот и все, проще не бывает. Можно спросить: «А как тогда воспитывать вкус, расти над собой и так далее?» Да просто. Мне кажется расти над собой можно только от избытка. Из любопытства. Потому, что хочется узнать: «А чего там нового»? Загонять себя в прокрустово ложе «Так принято» — занятие довольно грустное, если у вас нет зоны комфорта. Прежде всего должна быть база: то, что вы любите. Из этой области можно искать все более сложные вещи, если вам вообще нравится, списки «100 ароматов который должен попробовать каждый парфманьяк в помощь» а) поиск б) сложные вещи. В жизни невозможно успеть все, и, мне кажется, ронять себе настроение угрызениями совести «мне нравится слишком простой парфюм (кино, книги, еда)» — не лучший способ потратить время.

Почему еще этот подход я считаю удобной базой: из него можно вырастить любую удобную и лично вам приятную модификацию следующих.

Зачем еще можно носить духи? Например, по особому случаю, для создания неповседневного настроения. Ароматы  — отличные якоря, могут  значимо влиять на психоэмоциональную сферу. И это тоже может быть интересной задачей: чем подушиться, если идешь смотреть какой-то особенный фильм, говорить «Я больше тебя не люблю» или наоборот, «я все еще люблю тебя, хотя 20 лет прошло», говорить «Мне нужно повышение зарплаты и страховка»? Можно не париться и надеть любимое, а можно, так сказать, приподнять момент над буднями.

Что еще думают люди про духи? Распространена идея «perfume signature», типа «меня в комнате нет, но мои духи говорят о том, что тут была я, именно я и никто другой». Для меня это сложно представимая стратегия, и, мне кажется, в современных условиях она работает уже так себе. Впрочем, мало ли. Есть ли кто среди читающих меня с таким вот, одним ароматом на всю жизнь? Поделитесь, что у вас за «подпись» такая)

Самую распространенную (не среди парфюм-зависимых) мотивацию «Носить духи штоб мужчинам нравилось» я красноречиво обойду молчанием.

img_2017-08-31_151652_hdr

Еще есть, конечно «чтоб в офисе не возмущались» — это понятное желание, но ей богу, можно и его можно вывести из «базовой палитры», даже среди кож есть те, которые можно спокойно носить в офис. (Лявиэбель нельзя, я запрещаю!)

Если какие еще значимые подходы забыла – пишите )

Ну вот, возвращаемся к вопросу. «Что отличает аромат, который мне хочется носить, от аромата для помещений?»

Я могу ответить за себя, и, как мне кажется, это вопросы, который вообще каждый решает сам, ведь аромат – что одежда, только более эфемерный, или как еда, кто же за нас решит, что нам есть? Не, большой брат и космополитен хотят, но, мне кажется, это плохой выход.

Я фанат сложных ароматов. На телеграм канале «Мария-энтропия» нашла идеальное определение того, что мне нравится в ароматах, только про книги, процитирую: «Одно удовольствие — читать книжку и понимать в ней все отсылки, совсем другое удовольствие — читать книжку и понимать, что понимаешь не все отсылки. … То есть все происходящее здорово и интересно, а сходу разгадывать отсылки очень приятно, но блин! Не разгадывать их еще приятнее! Ощущать необходимость отложить книжку, и открыть гугл, и узнать что-нибудь новое, что, возможно, еще и не с первого раза поймешь. В общем, иногда хочется, чтобы книжка прям ДОЕБЫВАЛАСЬ до тебя. А это понял? А это? А это знаешь? Ну ты и лошара.»

Вот мне нравится, чтоб духи были такие. Немножко «на вырост». На подумать, на поломать голову. В первый раз они почти никогда не комфортны, как удобные тапочки. Но зато это очень долгое удовольствие: носить, меняться, чувствовать, как, вслед за мозгами, меняется восприятие аромата.  Потом такие духи иногда становятся, а иногда не становятся «любимой пижамой». Пижамы у меня тоже меняются регулярно, очень изменчивое настроение и требования.

Духов «на случай» у меня тоже масса, всего и не перечислишь. Подписи, само собой разумеется, нет.

«Ароматы природы» у меня проходят под грифом «интересно», потому что мне любопытно, что сделала Люба. На теле — для меня это не вариант (для регулярной практики, само собой), поскольку я люблю другие истории. Но очень интересно как чисто технически сделаны эти моно-истории, через них прямо следишь за ходом мысли эвалюатора, это очень поучительно!

Ведь парфюмерии нет вне контекста. Мы берем аромат из массмаркета и он обязан соответствовать критериям массмаркета. Мы берем аромат из люкса, и там свои критерии (да, например, флакон!). Если кто-то из инди выпустит Габриэль, это будет полный провал! Ниша должна быть (ну, грубо) оригинальной, люкс – лощеным  и красивым, масс — понятным.  Мы же не будем брать кинодраму и говорить, что фу, там герой умирает, а где шутки?? Объективные признаки свои для каждого жанра и для каждой группы) Это определяет успех у аудитории, для которой сделан аромат, но относитесь ли лично вы к этой аудитории – это абсолютно другой вопрос.

Anna Zworykina Perfumes в интервью Польской Фрагрантике

На польской Фрагрантике вышло интервью со мной и в свой блог я помещаю русский оригинал (за прекрасные вопросы и огромный труд переводчика благодарю Богдана aka Vetiver) Вот оно:

 Фрагрантика: Анна, мы очень рады, что Вы согласились дать интервью для польской Фрагрантики. Ваше имя нам знакомо, Ваши творения находятся в нашей базе, упоминания о Вас есть в статьях, но всего этого не достаточно, чтобы лучше Вас узнать.
Каждая информация от создателей ароматов для нас является ценной, однако особый интерес представляет общение с натуральным парфюмером, ведь натуральная парфюмерия в настоящее время – это ниша в нише?

Анна: Все так, натуральная парфюмерия – узкая микрониша внутри нишевой парфюмерии.

Фрагрантика: В апреле этого года на Фрагрантике было опубликовано интервью с Пьером Монталем, в котором парфюмер признался, что во многих его ароматах уд не совсем натуральный… По словам Пьера, таким образом он пытался оградить людей от ольфакторного шока. Это заявление пробудило массу эмоций. Как Вы считаете, насколько мы привыкли к синтетике и сложно ли преподнести массовому рынку парфюмерии натуральные ароматы?

Анна: Я думаю это не просто сложно, это невозможно. В основном, люди настолько привыкли к синтетическим душистым веществам, что аромат натуральных ароматических экстрактов не воспринимается как красивый. Довольно часто я встречаю реплики вроде «натуральное розовое масло пахнет неприятно», — и для большинства это действительно так. Кроме того, нужно ли это? Натуральные духи довольно дороги, не всегда хорошо воспроизводимы, капризны. Мне кажется, очень здорово, что существует так много разных направлений в парфюмерии: и массмаркет, и люкс с роскошными флаконами, и ниша, и ниша в нише. Каждый может найти что-то свое.

Фрагрантика: Почему же Вы не пользуетесь хотя бы некоторыми синтетическими веществами, как это делает большинство парфюмеров?

Анна: А что не  позволяет художнику, который рисует маслом, рисовать на планшете? И что заставляет поэта писать стихи, а не прозу? Мне кажется, это вопрос резонанса, вопрос, в первую очередь, художественной задачи. Для некоторых задач синтетические душистые вещества подходят превосходно. А для некоторых – совсем не подходят. Например, мне не нравятся изоляты.

Я люблю несовершенство. В японской культуре есть понятие, которое мне очень близко: сибуми (или сибуй). Сибуми передает ощущение горечи бытия, простоту, отказ от красивости, необработанность формы, изначальное несовершенство. Например, чашки для чайной церемонии, в которых ощущается первозданное естество глины, из которой она сделана, они могут быть похожи на раковины, на куски дерева, словно найденные на берегу моря. Сибуй воплощается через простоту, приближенность к природе, отсутствие «сделанности». В натуральных ароматических экстрактах мне нравится эта сложность, которая непривычному носу может показаться грубой, все эти оттенки дыма, земли, мха. Многие спрашивают: почему натуральные парфюмеры так любят задымлять? Мы просто не любим очищать и накладывать фильтры. Зато мы любим, как пахнет настоящий ветивер.

anna-4Фрагрантика: Но ведь граница между синтетическим и натуральным — довольно условная. Например, ветиверол — он синтетический или натуральный? Многие вещества, получаемые методом синтеза, содержатся в натуральных продуктах. Дамасконы являются составной частью розы, гваякол — гваякового дерева, большинство альдегидов также присутствуют в природе, и т.д.. Так где же проходит та грань у натуральных парфюмеров, за которую нельзя перейти?

Анна: Вообще «натуральная парфюмерия» не такое уж строгое определение. Например, американская Гильдия Натуральных парфюмеров допускает использование изолятов (например, ветиверол, цитраль), и Аманда Афтель использует изоляты, скажем, фенил этил ацетат. А Александра Балахутис (Strange Invisible Perfumes), наоборот, не использует даже СО2 экстракты. Поскольку все, кто работает в этой области – независимые парфюмеры, то единых стандартов просто не существует. Я использую эфирные масла, абсолюты и СО2 экстракты, но звучание изолятов и молекул натурального происхождения мне просто не очень нравится. Ветиверол, даже натурального происхождения, звучит очень отфильтрованно и очень искусственно для меня. Хотя, например, экстра-иланг иланг – самую высоколетучую фракцию иланг иланга я люблю, и использую ее наряду с  иланг илангом комплит (все фракции, которые удалось дистиллировать) и абсолютом.

Фрагрантика: Даже тяжело себе представить, чем, например, можно заполнить пространство в духах без вездесущих Изо Е Супер, Галаксолида, Гедиона и другой синтетики.

Анна: Я не считаю, что пространство в композиции непременно нужно заполнять. Посудите сами: что за дом будет, в котором нет пространства? В любой композиции должен быть воздух, пространство для маневра, пустота, которая резонирует. Кстати, натуральные материалы как раз очень хорошо заполняют пространство, поскольку представляют из себя смеси простых ароматических молекул. Так что натуральные духи чаще всего достаточно плотные, густые, скорее проблема в том, чтобы избавиться от лишней, непредусмотренной грязи в композиции.

19642350_1618345904856821_4304384025547347033_nФрагрантика: Анна, что, по Вашему мнению, является главным преимуществом натуральной парфюмерии? Ведь, насколько нам известно, по сравнению с парфюмами на синтетической основе, натуральные духи менее стойкие и менее шлейфовые. Нет возможности натурального воспроизведения многих нот и аккордов. Натуральное сырье дороже синтетического, а его качество иногда может сильно варьироваться.

Анна: Преимущества натуральной парфюмерии – это те же самые черты, за которые ее не любят адепты синтетических душистых веществ. Небольшие шлейф и стойкость, изменчивость ароматов, странное, непривычное звучание. Но есть люди, которые ищут именно это. Натуральная парфюмерия – это духи не для «статуса», не для того, чтобы казаться всем «самой сексуальной женщиной». Это другая чашка чая. Это духи для изменения собственного настроения. Розовые или черные очки – для того, чтобы видеть мир в каком-то определенном свете. Это ароматы гибкие и изменчивые, а если вы хотите продлить звучание – просто добавьте еще одну каплю духов. Чаще всего в отсутствии шлейфа обвиняют натуральные духи те, кто наносит их точечно и в мизерных количествах. Если сделать несколько «пшиков» из флакона с EDP, чаще всего получается отличный шлейф!

Некоторые парфманьяки оценили другой, самобытный характер натуральных духов, другие, попробовав, предпочитают более классическое ольфакторное искусство. Однако, как мне кажется, подлинной находкой натуральная парфюмерия может быть для людей, которые ценят ароматы, наполняющие нашу жизнь, но чье представление о прекрасном лежит несколько в иной области, чем та, в которой работает современная не-только натуральная парфюмерия. За более чем десять лет работы в этой области, мне посчастливилось встретить уже сотни людей, которые говорят о себе: «я обожаю запахи, но терпеть не могу духи, они меня душат!»Я иногда шучу, что делаю духи для людей, которые не любят духи. На самом деле, многие устают от стройного, прямолинейного характера композиций из синтетических душистых веществ, и громкость аромата кажется им чрезмерной. Натуральная парфюмерия в том числе для тех, кто хочет духи, не испытывая горячей любви к парфюмерии, причем не испытывая именно из-за ее ультимативного, утомительного характера.

Многим нравится длительное, постепенное развитие натуральных ароматов. Хотя, конечно, еще большее количество людей это бесит – «зачем ждать светлое завтра, если я хочу сейчас?» Но натуральные ароматы — это еще одна возможность замедлиться. Осознать течение времени, погрузиться в собственную жизнь, а не в быстро мелькающие картинки на телефоне.

Натуральные ароматы требуют разнашивания, внимания к себе, несуетности. Они сложные, глубокие, густые, богаты оттенками и нюансами. К ним нужно прислушиваться, они не кричат вам в ухо. Но зато они могут подарить другое качество внимания и степень присутствия в моменте. Натуральные ароматы способны пробудить людей от спячки, освободить от нагромождения стереотипов, помочь сменить фокус и глубину восприятия.

Ну и, кроме того, в натуральной парфюмерии нет опасности столкнуться с теми мегадозами сахара, которые так распространены сейчас. Я не использую никаких «фиксаторов», я вообще считаю этот термин не очень корректным. У каждого простого вещества есть свои физические свойства, своя температура кипения, своя испаримость. Мы не можем изменить их, примешивая к одному веществу другое так, чтобы запах остался неизменным. Мы можем использовать вещества, которые остаются на коже очень долго: но у них свой аромат, обычно густой, мощный. Цитрусы, которые буду длиться вечно – утопия. Сравнительно небольшая стойкость натуральных духов – это плюс, а не минус. Для меня вопрос о том, как зафиксировать натуральные экстракты, лишен смысла. Зачем? Возьмите синтетические душистые вещества и живите с ними счастливо.

Стойкость хороших духов, созданных в рамках натуральной парфюмерии, от 2 до 24 часов (для кожаных ароматов возможно и больше), это вполне неоскорбительная жизнь аромата. Не стоит ждать от натуральных материалов чудес, на которые способна синтетика. У них свои чудеса, своя стойкость и свой характер.

А для тех, кто любит сильный и стойкий парфюм, к их счастью, работает вся парфюмерная промышленность. Было бы грустно, если бы не было альтернативы, разве нет? Но если сладкая свежесть, кипящее варенье, джемы в мускусах вас утомили или заставляют опасливо ежится, если вы ищете что-то другое, что было бы ароматом, но пахло бы «по-другому» — попробуйте познакомиться с натуральной парфюмерией.

Фрагрантика: Ваш прекрасный развернутый ответ говорит о том, что мир ароматов – это действительно очень важная часть Вашей жизни. Что именно побудило Вас стать парфюмером, к тому же натуральным? Это как-то связано с Вашей профессиональной карьерой и специальным образованием?

Анна:  С моим образованием это точно не связано, хотя я биохимик. Я работала в лаборатории, в области молекулярного канцерогенеза, получила ученую степень и поняла, что все-таки научная деятельность – не совсем моя стезя, тем более, когда речь о современной науке. С другой стороны, в каком-то смысле не так уж много изменилось, я по-прежнему капаю в пробирки и создаю что-то новое из составляющих. Я также занималась ароматерапией, но меня всегда занимала идея создавать что-то самоценное, не для терапевтической, а для эстетической задачи. Мне, в общем и целом, не близок характер современной парфюмерии, мне нравятся запахи более изменчивые и живые, и, признаться, стойкость и интенсивность большинства ароматов просто убивают меня. Зато абсолюты и эфирные масла – это просто дар небес, они дают мне возможность воплотить все, о чем я мечтаю.

Я одержима несовершенством и придерживаюсь той радикальной позиции, что красота и гармония могут обрушиться на нас, если мы контактируем с чем-то неизмененным, природным, неотфильтрованным через фотошоп.

Фрагрантика: Насколько мы знаем, Вы сами занимаетесь творением ароматов. Наверное, тяжело собрать группу единомышленников, работающих с такой преданность делу и страстью, как Вы. Есть ли у Вас помощники? Ведь процесс создания духов включает в себя также покупку сырья, производство упаковки, маркетинг. С какими трудностями сталкивается профессиональный парфюмер?

Анна: Инди-парфюмер сталкивается с куда более разнообразными сложностями, чем парфюмер-профессионал. Ведь профессионал делает формулы, а об упаковке, полиграфии и продажах заботятся отдельные специалисты. Инди-парфюмеры делают сами все или почти все. У меня есть помощница, ответственная за отправки: она занимается рассылкой духов, отслеживанием посылок и прочим. Очень помогает мой муж, Дмитрий Зворыкин: он делает фотографии, необходимые для моей работы, в том числе фотографии самих духов, мы вместе сделали книгу, которой, помимо нас, занималась цела команда: редакторы, дизайнер, художники. Я очень люблю сотрудничать с художниками, Мара Фрибус сделала мне прекрасные рисунки для сайта и для книги, Татьяна Любарская сняла недавно несколько замечательных фотографий. Но я сама занимаюсь всем, что связано с сырьем, формулами, закупками, выбираю и меняю упаковки, переписываюсь с каждым, кто покупает мои духи, помогаю с выбором или рассказываю, как обращаются с натуральными духами.

seafoam-final-1000(фото Татьяны Любарской)

Фрагрантика: Наших читателей очень интересует процесс создания нового аромата. Откуда берутся идеи? Как возникает концепция и как происходит ее воплощение в реальность? Как Вы определяете, к какой ольфакторной группе будет относиться данный парфюм? Насколько меняется запах в процессе работы над ним?

Анна: По мне так идеи везде! Проблема, скорее, в том, чтобы выбрать, какую из них получится воплотить, и что из получившегося потом будет интересно другим людям. Обычно концепция аромата – это в любом случае нечто целостное, я вижу, точнее сказать, угадываю, предвижу, результат таким, каким он должен получиться. Поэтому сразу ясно, к какой ольфакторной группе он относится. Давайте вспомним про художников -  даже акварелисты, люди, которые работают с самой непредсказуемой краской, видят картину в целом, даже когда наносят первый мазок. Конечно, в процессе работы иногда случаются корректировки, потому что любая идея не может быть равна своему воплощению: материальный мир накладывает на нас много ограничений. Но в общем и целом всегда так: идея первична, работа по ее воплощению – вторична. Если мы собираемся нарисовать цветок, то нельзя сказать, что, нарисовав котика, мы решили свою задачу. Приступая к работе, я всегда вижу конечную цель, я знаю, что я делаю. Иногда получается что-то новое и неожиданное – тогда я отставляю формулу в сторону для дальнейшей работы.

Фрагрантика: Насколько меняется запах в процессе работы над ним?

Анна: Иногда воплощение происходит с первого раза. Например, в прошлом году я затеяла фестиваль инди-парфюмеров, у нас была тема чаев. Мне пришла в голову идея: сделать аромат со смородиной, розами и помидорными листьями, про смородиновый чай, который пьют на старой даче солнечной весной, на открытой веранде. Я сделала его, потом сделала еще один, цитрусовый одеколон с жасмином, и именно он пошел на фестиваль, а мой смородиновый шипр остался мне. Он вышел настолько хорошим, что я решила ввести его в постоянную коллекцию. Ради экспериментов, попыталась сделать еще несколько версий, но первая все равно осталась самой лучшей.

А иногда я делаю по 10-15 подходов к формуле, например, так было с Shiny Amber. Только через год экспериментов у меня получилось совместить в нужной пропорции именно те материалы, которые дали нужный эффект. Ключом оказалось эфирное масло имбиря: я пользовалась мадагаскарским, он чуть более сухой чем нужно. А потом взяла эфирное масло из свежих корней имбиря из Индонезии, и все получилось.

Фрагрантика: Создатели, будь то художники, музыканты или парфюмеры, иногда черпают вдохновение из необычных ситуаций или вещей, с которыми столкнулись. Испытывали ли Вы нечто подобное?

Анна: Вдохновение – как любовь. Иногда случается, что ситуация или окружение настолько необычны, что захватывают наше внимание целиком, и хочется законсервировать этот момент, разлить его во флаконы. Например, мой аромат Hue (Город мёртвых королей) — это ароматический портрет одной из древних столиц Вьетнама, города Хуэ. Сочетание мокрых камней, лишайников, тропической зелени, дождя и благовоний совершенно заворожило меня, этот запах совсем не похож на духи в традиционном понимании этого слова, но люди, которые больны любовью к тропикам так же, как и я, обожают его!

А иногда среди совершенно обычного дня это просто случается. Как удар молнии. Во время прогулки, занятий йогой, или просто, когда я готовлю ужин. Раз и все, я понимаю, что в голове возникла идея, в которую я влюблена и которую просто обязана попытаться воплотить. Часто меня захватывают литературные коллизии: я книжный червь и все время читаю несколько книг сразу. У меня даже была лимитированная коллекция про литературных героев.

Духи для меня – это не только и не столько запах, это идея, эмоция. Это то, что стоит за запахом, то, что можно почувствовать, что резонирует, заставляет полнее ощутить жизнь.

Фрагрантика: Если уж мы про вдохновение… Каким образом Вас вдохновляет Ваша Родина? Используете ли Вы в своих творениях богатство русской природы?

Анна: В целом, я ощущаю себя человеком мира. Я обожаю море и тропики, у меня есть много ароматов про них, а в русской природе меня вдохновляют леса. Пару лет назад я принимала участие в одном проекте, он как раз был посвящен славянским сказкам. У нас ведь с вами похожая природа и в наших сказках много общего.

Взгляните на серию Switch. Я создала для этой коллекции пять ароматов, на которые меня вдохновила наша природа и русские сказки. Это ароматы про живую воду, про пруд, заросший ряской, про Троицын день, когда цветут липы и в церкви стоит аромат ладана, про лес, заросший багульником и про чащу, в которой скрывается Баба Яга.

Фрагрантика: Для передачи стольких образов необходимо иметь широкую палитру. Работа с какими материалами доставляет Вам наибольшее удовольствие и наоборот, с чем Вы не любите работать?

Анна: У меня почти нет совсем нелюбимых материалов. Ну разве что анис, терпеть его не могу. Хотя эстрагон или эфирное масло семян дягиля уже люблю, с ними у меня есть аромат Emerald green. А в остальном – у меня случается любовь с ингредиентом или целым семейством ароматов. Был период, когда я несколько лет была зациклена на теме кожаных ароматов. Теперь я каждые день думаю про наркотические белые цветы: флердоранж, нероли, туберозу, жасмин, и еще про эфирное масло шизо: раньше оно мне казалось не парфюмерным, но недавно я получила образец поразительной чистоты и сейчас просто влюблена в него. Не все, что я смешиваю, превращается в духи, часто я просто проверяю, как ингредиенты уживаются вместе, как взаимодействуют. Для меня это всегда любопытная история.

Фрагрантика: Ощущаете ли Вы запахи в виде цвета?

Анна: Очень часто! У меня в постоянной коллекции даже есть два аромата, посвященные художественным пигментам: Venetian red и Emerald green.

Фрагрантика: Вы, как натуральный парфюмер, хорошо знаете запахи природы. Но есть ли у Вас в сознании такой запах, который в природе отсутствует?

Анна: Пожалуй, нет. Я думаю, что во всех своих фантазиях мы опираемся на уже существующий опыт. Я не могу придумать с нуля то, чего нет. Но я могу сочинить такое соединение уже известных запахов, которое, в итоге, составит совершенно новое целое. В конце концов, нот ведь только семь, но новые мелодии возникают каждый день!

Фрагрантика: Ваши духи производятся на масляной или на спиртовой основе? Все ли компоненты могут быть использованы в обеих основах? Например, правда ли, что экстрактов СО2 нельзя добавлять в спирт?

Анна: Сейчас все мои духи на основе спирта. Практически все компоненты растворяются и в масле, и в спирте, правда, конкреты и цветочные воски могут быть использованы только в твердых духах. Некоторые СО2 экстракты, действительно, не растворяются в спирте нацело, но почти всегда можно найти разновидность, полностью растворимую в спирте, обычно про них пишут «CО2 select».

Фрагрантика: Анна, а Вы сами какими духами пользуетесь? Что именно в них привлекло Ваше внимание?

Анна: Чаще всего я ношу то, над чем работаю. Но на самом деле у меня большая коллекция духов, в ней есть и ниша, и люкс, и винтажные ароматы. Великие духи – это пир для чувств и пища для ума. В последние месяцы я часто носила винтажные духи Diorella, они кажутся мне непостижимыми, и Superstitious от Малля, изумительно мастерски сделанный аромат, совершенно современный, но очень классический в то же самое время.

Фрагрантика: В Польше все больше людей интересуется крафтовой парфюмерией. Можете дать совет нашим парфюмерам-аматорам, с чего им следует начать создание собственных духов?

Анна: Можно дать массу советов. Давайте попробую выбрать три. Первый -  не бояться вычеркивать неудачное. Не стоит вцепляться в каждую смесь мертвой хваткой, пытаясь довести ее до совершенства. Признать идею неудачной — большое дело. Знаменитые фотографы, снимавшие на пленку, говорят, что, если из пленки в 36 кадров выходит один хороший — это огромная удача. Способность к самокритике и смелость выбросить неудавшееся  очень пригодятся.

Второй: просто бескорыстно любить процесс смешивания и сочинения нового. На лекциях по микробиологии нам так рассказывали о Флеминге, который открыл пенициллин: он подолгу не выбрасывал чашки Петри с бактериальными культурами, и однажды обнаружил, что поселившаяся на бактериальном газоне плесень как-то странно действует на бактерий. «Просто он очень любил свои чашки, — рассказывал нам лектор, — поэтому не выбрасывал их, а подолгу хранил и часто рассматривал». Скорее всего, ему было просто лень, но, если бы не рассматривал, а просто ленился — ничего бы не заметил, конечно. Так и с созданием смесей: натуральные ингредиенты иногда взаимодействуют немного непредсказуемо, особенно это касается цветочных эфирных масел и абсолютов, или всякой экзотики. Смешивая ингредиенты в разных пропорциях «просто чтобы посмотреть, что получится» — очень интересно и полезно.

Третий – пробуйте! Очень важно развивать вкус и расширять кругозор! В мире парфюмерии столько жемчужин, великих духов, которые могут просто перевернуть представление о прекрасном! Пытайтесь копировать то, что вам нравится. Например, в рамках натуральной парфюмерии невозможно воспроизвести классические ароматы Герлен, потому что они составлены с участием синтетических душистых веществ. Но можно попробовать создать интерпретацию, вариацию на тему. Это невероятно полезные упражнения.

Ну и конечно, основа хороших духов – превосходные ингредиенты. Без них и начинать нечего.

Фрагрантика: Последний вопрос: с какими из Ваших многочисленных творений Вы предлагаете познакомиться в первую очередь и где их можно купить? Есть ли у Вас планы экспансии на Запад?

Анна: Я затруднюсь ответить про «первую очередь», я сторонник самого индивидуального подхода. У меня достаточно характерные композиции, так что я объединила их в условные группы, чтобы было проще выбирать. Для любителей зеленых ароматов есть Ландшафтная коллекция, для любителей востока и пряностей – группа теплых и окутывающих ароматов, в ней, например, есть бестселлер в России «кофе и шоколад». Еще есть цветочная и кожаная группа, и, конечно, готическая коллекция, моя любовь: про чащи заколдованного леса, ладан, старые каменные дома, густую древесину и страшные сказки. С другой стороны, я готова всем рекомендовать свой самый последний аромат – Currant mood, это смородиновый шипр, очень зеленый, радостный и симпатичный.

Что касается экспансии: я, как и практически все натуральные парфюмеры, не планирую представлять свои духи где-то в оффлайн магазинах. Для знакомства с ароматами я составила разные сеты пробников, сейчас их можно приобрести на Etsy, а в будущем я планирую сделать полноценный интернет-магазин.

Спасибо вам за замечательные вопросы и за внимание, хочу пожелать всем читателям Фрагрантики всего самого лучшего и ароматного!

Будущее нишевой парфюмерии

Виктория, автор блога  EauMG, не только помогла Аллюру найти современных нам женщин — пионеров нишевой американской парфюмерии. (историю см тэг #femaleperfumepioneers)
Она размышляет о будущем парфюмерии вообще и делает вот какие прогнозы:
I do have a few hopes for the future of perfumery.

•  I hope that the women in perfumery (creative directors, perfumers and writers) won’t be overshadowed by men. That sounds harsh, but it’s frustrating. It’s like how women in culinary fields are often seen as “cooks” vs. men doing the same thing are “chefs”. It’s like when women do anything in sensory mediums it’s seen as a hobby and if men do it, it’s taken more seriously.

•  I hope that this trend of super expensive “luxury” perfumes dies down. I’m sick of $300+ being the new average price for niche perfumes.

•  I hope we’ll start seeing more diversity of perfumers, writers and brand owners within indie/niche perfumery.

***Online changed perfumery. When e-tailing grew, so did niche/indie perfumery. When social media grew, so did niche/indie perfumery.

photo_2016-09-24_22-31-11

Что думаю я по поводу прогнозов. (вытащила из телеграма: https://t.me/naturalperfumery) Я могу думать только про инди-парфюмерию, которая у нас ниша внутри ниши (а натуральная парфюмерия – полочка на этой нише-в-нише).
1)    Я ожидаю больше междисциплинарных коллабораций. Мэнди Афтель уже вторую книгу  про еду и ароматы выпустила, и у нее есть кулинарный набор абсолютов. Голландкий инди бренд Abel пропагандирует добавление своих органических духов из натуральных экстрактов в бухло. Мы с Полиной проводили интересные дегустации – про ароматику в вине с предьявлением публике натуральных ароматических экстрактов (аромат жареной бриоши изображал со2 кокоса, кстати ;) )  В The Art and Olfaction Awards уже есть специальная номинация для совместных  экспериментальных проектов, которые включают в себя нетрадиционное использование ароматов — Sadakichi Award. Я вижу в этом большое будущее.

2)   Цена – ДА, согласна с Викторией! Поколение покупателей меняется, а новое поколение покупает не товары, а услуги. Не вещи, а впечатления. Тяжелый люкс останется, это само собой, всегда были и всегда будут люди, которые покупают «вот этот вот золотой ларец в бриллиантах». Но ниша? Думаю, та ниша которая идет с ларцами под мышкой уйдет уже в люкс, а ниша уйдет во что-то более фантазийное, но бюджетное в плане упаковки. Султан Паша заливает свои аттары в эппендорфы, а блоггеры умиляются и пишут «о как необычно»! Эппендорфы, Карл!!! Вот она, новая волна!
(ничего плохого не могу сказать про эппендорфы – пластик там отличный, лабораторная посуда вообще инертна и стойка, закрываются на пятерочку и стоят меньше рубля за штуку. Находка! Все мои мастерские проходят с тонной эппендорфов. Но заливать в них духи на продажу… Что ж, признаюсь честно: мне просто обидно что у него получилось то, что не получилось у меня