Казань, клиентский день корнера Frederic Malle в парфюмерном супермаркет «Золотое Яблоко»

На прошлой неделе мне повезло: я съездила в Казань и на клиентском дне корнера Frederic Malle в парфюмерном супермаркет «Золотое Яблоко» провела мастер-класс. Мы рассказывали про ароматы библиотеки, я показывала разные любопытные натуральные ароматические экстракты, и традиционные для разных групп ароматов, и такие, которые, в том числе, входят в состав этих прекрасных духов. Мы понюхали конкрет ириса, абсолют туберозы, масло горького апельсина и всякое разное другое) Дмитрий Зворыкин немного пофотографировал)

%Anna Zworykina  %art in a bottle

%Anna Zworykina  %art in a bottle

%Anna Zworykina  %art in a bottle

%Anna Zworykina  %art in a bottle

встреча с туберозой

В первый раз в жизни с живой туберозой я встретилась во Вьетнаме на высокогорном плато Тэйнгуен. Мы сделали короткую остановку на сельском рынке. Сквозь головокружение после тряской дороги, я разглядела на прилавке  цветочницы странно знакомые цветы.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Приглядевшись еще раз, я понюхала… и поняла, что не ошиблась. Это была она, настоящая тубероза, в огромном букете. Нежная, едва распустившаяся, пахнущая молочными реками и кисельными берегами!

Вот она, завернутая в целлофан, как наши гвоздики. Рядом с традиционными желтыми хризантемами. В ведре!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Позже я видела туберозу в цветочных магазинах и у подруг, выращивающих орхидеи. Но первое знакомство запомнилось мне навсегда)

А мой любимый экстракт туберозы продается на Nature’s gift

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И он стоит каждого цента — самый лучший в мире. Сливочный, цветочный, практически лишенный зеленой терпкости других туберозных абсолютов. Для своих цветочно-туберозных ароматов я использую именно его.

Цветы апельсина — аромат весны

В своем интервью Айяла Мориэль, канадский натуральный парфюмер родом из Израиля, писала, что для нее аромат счастья и весны — Флердоранж. Я запомнила, что «и так бывает», но удивилась.
Вообще, конечно, читала о том, что в средиземноморских странах с весной ассоциируется аромат цветов апельсина. У меня, выросшей в России, совершенно другой ассоциативно-ольфакторный ряд связан с весной: холодный запах талого снега, острый — первых почек и проснувшихся деревьев, и, пожалуй, гиацинты, которые дарили мне на день рождения в детстве. Нероли — так называют эфирное масло из цветов апельсина, казались мне для весны слишком солнечными, а флердоранж — абсолют из них же, — слишком плотным и медовым, это скорее осень, думала я.
Пока не поехала на Кипр прошлой весной, в конце марта. И тут-то поняла, почему цветущий апельсин- идеальная весна.
Все-таки наша суровая северная весна, которая наступает — с одной стороны, в начале февраля, когда в первый раз хочется снять шапку и подставить лицо солнцу (на минуту, пока уши не отмерзнут), с другой — в середине апреля, когда снег, наконец, начинает сходить по-настоящему, это такая… ну, в общем, та еще весна. И все время детства, пока я в марте любовалась принятыми к случаю открытками с пасхальными цветочками, крокусами, подснежниками и прочим, чувство глубокого когнитивного диссонанса не оставляло меня. Немного исправила ситуацию первая поездка на Утриш в конце марта, когда я своими глазами увидела, как в это время цветет миндаль. «Не врут, значит, насчет цветочков» — подумала я.
Но Кипр… Весну на Кипре я готова считать настоящей весной, без всяких скидок. Холодные ночи и теплое солнце, проснувшаяся не из-под снега трава… и цитрусовые деревья с проблесками белого между зелеными листьями.
Давно заметила, что знакомство с ароматом в его природном виде, точнее, знакомство с сырьем, еще до экстракции, меняет представление, сложившееся на знакомстве с ароматическими экстрактами, даже самыми качественными.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Аромат цветущих апельсинов и лимонов — всеобъемлющий. Он движется по улицам плотными потоками, и попадаешь в него — как в теплые волны. Порой деревья растут во внутренних садах, и идешь меж домов, окруженных каменными заборами, и купаешься в море аромата, который непонятно откуда берется — фантастическое ощущение. Он настигает внезапно: идешь себе — и вдруг уже в нем, как в густом тумане, в котором и руку не разглядишь, и ветер его не развеивает. На дальних подступах я его, признаться, в первый раз даже не узнала, думала прошла дама, только что умастившаяся каким-то волшебным кремом. Серьезно, очень, как это любят говорить, _дорогой_ косметический аромат издалека. Но войдя в этот флердоранжевый туман ясно, что не только и не столько крем — тут все вместе: и белизна с горчинкой, и кислая зелень цитрусов, и солнечная желтая нота, и кремово-сливочная мягкость, родственная той, что у туберозы, и пудра, крем, отдушенное мыло — и все взбито в густую, как для меренг, бедую пену.

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Вообще из цветов горького апельсина получают два парфюмерных экстракта:  эфирное масло нероли (дистилляция), конкрет и абсолют флердоранжа (экстракция неполярными растворителями). О разных характерах абсолюта флердоранжа из разных стран я писала здесь. 
Многие говорят, что у нероли мыльный запах — и верно, есть у некоторых, особенно марокканских разновидностей нероли эдакие скользящие, острые грани, которые можно даже счесть малоприятными. Но после знакомства с живыми цветами все странные нюансы экстрактов встают на место и обретают свое очарование- и легкая мыльность нероли, и восковая горечь абсолюта — флердоранжа.
И такой этот аромат такой по-весеннему… любовный и немного через-чур красивый, что теперь иначе, чем весенними, я и экстракты из него считать не могу. Поэтому у меня теперь две ольфакторных весны: русская и средиземноморская. И знаете что — две лучше, чем одна!

Цветочный рынок в Бангкоке

Оказавшись в Бангкоке, я не могла не посетить цветочный рынок. Конечно, впечатления самые невероятные, поэтому я  на бегу хочу поделиться небольшим количеством картинок.

Над Pak Khlong Talat, как называется это место, аромат висит густым облаком.

Здесь продаются цветы большими охапками и на развес.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Или уже готовые гирлянды и браслеты для подношения  богам в храмах. Эти гирлянды из жасмина и белых роз. Такие цветочные подношения можно увидеть в храмах, на уличных и домашних алтарях.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Читать далее

Все тайное становится явным

Три года назад я была изумлена, встретив во вьетнамской деревне аромат мускуса. Вот эта история. Оказалось, что в деревнях топят печи ароматной древесиной неизвестного происхождения.Все это время, имея в руках только огрызок деревяшки,  у меня не было возможности самостоятельно определить, что же это за дерево, а ведь это ужасно интересно. Сегодня утром я пила чай с гендиректором русско-вьетнамского тропического центра, а он, кроме всего прочего, крутой ботаник, так что я наконец-то  пристала к нему с расспросами о безымянной ароматной древесине из провинции Даклак.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Он утверждает, что это  может быть только Fokienia hodginsii (Dunn) A. Henry & H. H. Thomas — Фокения, известная натуральным парфюмерам и ароматерапевтам как Сиамское дерево или Вьетнамский кипарис. Во Вьетнаме его практически вырубили. Это огромное дерево из семейства кипарисовых, с толстым стволом и высокой кроной (картинка отсюда).

И им в деревнях топят печи, ага. Ну, с другой стороны, нужно же чем-то топить.

Эфирное масло из этой древесины обладает немного другим ароматом, чем сухое дерево: э.м. более свежее, с отчетливыми цитрусовыми и цветочными нотами, а сама древесина пахнет сладко, мускусно, с бальзамическими оттенками запаха. Без участия ботаника я бы, конечно, не связала свою безымянную деревяшку с бутылочкой одного из любимых эфирных масел. Так что теперь делюсь своим открытием с вами.

А вот фотография Дмитрия Зворыкина из той самой деревни. Возможно, на заднем плане зеленеют редкие фокении. Фото  из жж автора. Такая вот история.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

дорожное

Я всегда с большим вниманием собираю с собой в поездки духи.
%Anna Zworykina  %art in a bottle
В первую очередь попадают в мешочек те, которые в работе и который нужно протестировать в разных условиях, ну чтобы влажность, температура и так далее. Про эти не думаю, просто беру все.

Во вторую идут те, что могут помочь в создании зоны комфорта. В путешествиях же обязательно случается день-другой из таких, что хочется на ручки и спать. Или всех убить. Неудобная кровать, не так пахнет в номере, ну что-то такое. Для подобных случаев у меня есть духи-снотворное (если и не спишь — лежишь в комфортной бессоннице), духи желчегонное и духи «наручки». Этой зимой вышло забавно, я собралась, а по прилете обнаружила, что забыла один из этих вот ароматов. И была очень недовольна собой — что, если мне приспичит именно им подушиться, а нет под рукой? Абстиненция по миндально-полынному запаху у меня страшная. В последний день поездки вздохнула с облегчением — запах не понадобился. Приехав — конечно, обнаружила  пробирку с ним заначенную в дальнем кармашке рюкзака.

В третью — те, что, как мне кажется, могут подойти у культуре, климату и пейзажам места, куда еду.
тут всегда случаются и нежданные попадания и промахи, и всегда интересно чего будет больше.
Так вот, недавно мы вернулись из Черногории.
И знаете, ольфакторный фон был для меня потрясением. Это даже не тропики. Это другое, но не менее сильное.
Так везде розы цветут! И они все по-разному пахнут! Это даже не говоря о сезонных вещах — липа, акация, сирень, магнолии, жасмин и чубушник, все это в близости от моря звучит с мощностью симфонического оркестра. Я думаю если бы я там делала духи, нужно бы было добавлять цветов втрое больше в расчете на другое место.
В Черногории, таким образом, я поносила только первую категорию, капельку из второй и еще хорошо себя показал Asrar attar от Amouage. В этот раз вообще без пряностей и медицинских нюансов, сияющие цветы и светящаяся темным янтарем древесина, изумительный.

Аттары Amouage в тропиках — «что я носила»

Про то, что представляет собой окружающая среда в ароматическом смысле я писала в дневниковой заметке про Вьетнам. К этому стоит прибавить объективных данных — жарко, очень влажный воздух, влажность местами доходит до 90%. Вот прямо сейчас у меня — 86%, если верить гисметео, а я верю.

В условиях яркого и пестрого фона и такой жары влажности ароматы, с одной стороны, раскрываются очень полно, с другой — сумбурно. Развития «начнем с начала и закончим в конце» от них не дождешься, звучит сразу все — от верха до базы. Поэтому ароматы, в которых важна именно структура и развитие, выглядят тут не лучшим образом. Кроме того, все верхние ноты улетучиваются с космической скоростью. Все «свежие» ароматы можно смело брызгать просто на улицу — толку будет столько же.

Многие натуральные и не-только натуральные, но содержащие много натуральных ингредиентов ароматы показывают себя в таких условиях с лучшей стороны. Поэтому мне было любопытно поносить имеющиеся у меня аттары Amouage.  Мои московские впечатления о них тут. Я предположила, что их не очень структурированный и натуральный характер хорошо покажет себя и не ошиблась.

В Сайгоне, жарком и загазованном городе, полном колониальных построек и «индастриал отстоя» я с удовольствием носила Al Andalus. Чрезвычайно бодрый, яркий и очень европейский.  Единственные встреченные мной цитрусы, которые в тропиках остаются терпкими, свежими и не теряют тургора. Брызжут лимонным и розмариновым соком, и это продолжается из часа в час, совершенно не надоедая. Я не сторонник разделения ароматов на женские и мужские, но этот вот  для меня – очень мужской, когда с шарфа долетал след Al Andalus , Читать далее

дневниковое, из Вьетнама

Существует тысяча причин для того, чтобы душиться. Дополнить визуальный образ ароматом, подобрав духи к одежде, создать настроение, вспомнить прошлое, заявить о себе… да что угодно, я писала про это.

Когда никаких особенных причин нет – мне нравится пробовать подобрать такой запах, который бы совершенно вписывался в картину мира, который окружает меня в данный момент. В этой картины и пейзаж, и погода, и настроение, и окружающий ароматический фон. Хочется, чтобы  духи вписывались идеально и дополняли картину, добавляя, к тому же, в воспоминания еще один якорь, который всегда будет со мной. И вот с идеальным вписыванием порой случаются загвоздки.

Которую подряд зиму уже я провожу во Вьетнаме. Когда я ехала сюда в первый раз,  брала с собой кучу легких и свежих ароматов – вполне предсказуемый эпик фейл. Одеколонного типа ароматы здесь сплющиваются и покидают кожу со скоростью зайца, преследуемого сворой гончих.  Прохладные цветы, окруженные зеленью, тяжело вздыхают и умоляют избавить их от Этого окружения.  Шипры теряют тургор и звучат как струнный инструмент с ослабленными струнами. Тропики, мэм!

По моему опыту нормально ведут себя ароматы с богатой,  мощной базой. Будь то деревяшки,  кожа, экзотические коренья или смолы, и хорошо, если верхние ноты не цитрусовые и не  травяные, а специевые. Полынь, впрочем, можно со всех сторон обложить лабданумом и сандалом, тогда она будет держаться, но удивляться несоответствию запаха окружающей обстановке придется уже вам.

Собственно, в этом несоответствии, по-моему, и кроется самое интересное. Вьетнам, в добавок к влажному и жаркому климату, чрезвычайно богат на собственные запахи. Если жить здесь и ходить по обычным улицам, ежесекундно подвергаешься атаке сотен интенсивных, незнакомых с детства, меняющихся ароматов. Цветут деревья и цветы – жасмин, плюмерия. Сейчас вот еще цветет дьявольское дерево, и вокруг каждого пол улицы заливает плотное облако запаха: будто корицу и мимозу заварили в густом молоке. В каждом доме есть алтарь предков, на котором возжигаются ароматические палочки.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В Хойане утром и вечером  в домах и на уличных алтарях жгут на углях деревяшки агаро.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Там, где есть океан – пахнет океаном.  Начиная с обеда и до позднего вечера на улицах стоят миниатюрные жаровни, полные дымящихся углей, на которых поджаривают что ни попадя.  Иногда обжаривают  засушенных кальмаров, и не передать, какой характерный и острый запах они испускают. Двери и окна домов открыты, поэтому кто-то ест дуриан, кто-то (все!) сдабривает еду рыбным соусом, чили и лаймом – во влажном воздухе все это развевающимися концами шлейфов окутывает прохожих, цепляясь за руки и за ноги.  В таком окружении почти любой аромат, особенно классического толка, будет вызывать впечатление седла даже не на корове, на жирафе. Так что не удивительно, что  культура духов здесь не слишком развита, и чаще всего шлейф аромата от местного жителя  — заслуга бальзама Звездочка.  Я, впрочем, все равно экспериментирую и с классикой, но без надежды на гармонию, просто интересно как ведут себя разные составы в разных условиях.  А вот не европейские составы выглядят здесь совсем  иначе. В частности, я поучила море удовольствия,  разнашивая разные варианты аттаров Amouage. Но об этом – в следующем выпуске!

Новый год Дракона

во Вьетнаме Тэт, новый лунный год.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Традиционно в домах стоят мандариновые деревья — как у нас елки. А из цветов больше всего  желтых, светящихся хризантем.

Но много и лилий Читать далее

С новым годом!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Поздравляю всех читателей с прошедшими праздниками! Ну, заодно, и с теми, которые еще грядут.  Всего наилучшего, благополучия, удач и любви!

До и после нового года мне довелось попутешествовать по нескольким провинциям Вьетнама. Читать далее

«Парамарибо»

Я люблю делать личные ароматы. Мне нравится процесс вживания в чужую мечту, и ощущение ее воплощения.
Иногда эти мечты просто пленяют меня, они настолько тщательно выписаны, что мне поневоле становится страшно — смогу ли я оформить в натуральные духи настолько детализированную картину?
Вот, Нинин ( shubertianka) запрос был как раз из таких. Подробный, да еще с отсылкой к ненатуральному аромату, сделанному на заказ, и существующему лишь в памяти. Читать далее

Марокко

Последний не описанный аромат из осеннего набора — Марокко.
%Anna Zworykina  %art in a bottle

Тема Марокко преследовала меня еще с одного индивидуального аромата на заказ. Тогда, еще услышав первую только историю — про рыжую даму, я не удержалась ,и сделала первый марокканский набросок — жаркий, рыжий, пряный.

По мере обсуждения  деталей выяснилось, конечно, что  мы-то делаем другое. А набросок остался, и я его даже носила, постепенно дорабатывая формулу. Так на ладанно-бергамотово-корично-кардамоново-лабданумный скелет наросла плоть из роз,  жасмина, апельсиновый цветов, крошки мускатного ореха, ветивера и пачули.

Это аромат про жаркий ветер,   все оттенки охры, путешествия, восточные базары и сухие пески.

В составе — нероли, ладан, чоя лобан, кассия, имбирь, корица, кардамон, мускатный орех, жасмин аурикулятум, марокканская роза, болгарская роза, сандал, лабданум, ветивер, пачули, бобы тонка.

Аромакс рассказал о своих впечатлениях от моего Марокко  тут, спасибо, Максим! А Аня feen_morganaтут, спасибо, Анюта! Анастасия пишет про аромат здесь.

My Vanilla

%Anna Zworykina  %art in a bottleПочти все лето я была одержима созданием антикулинарной ванили. Во мне боролись любовь к ванили и ненависть к запахам, которые коротко можно назвать «ванилька», евпоча.
Я все искала — какой вариант ванили будет и безусловно ванильным и не приторно-ванилиновым. Нашла — идея, конечно, не нова. Это ориентально-бальзамически-древесная ваниль. Про морские путешествия к дальним берегам, экзотические цветы, просмоленные палубы, дым благовоний и пряности.

Три вида ванили — олеорезина, абсолют, со2 экстракт, сдобренные перцами, экзотическими цветами и экзотической же древесиной.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

В составе My vanilla: черный перец, ладан, гальбанум,  можжевельник, элеми, жасмин, флердоранж, кумин, кардамон, гвоздика, мускатный орех, чоя лобан, бобы тонка, пачули, атласский кедр, ваниль, ирис, сандал, агаро.
Запах, как мне видится, подходит мультигендерный (мне нравится это «мульти»).
Аня даже написала на него отзыв🙂 И вот отзыв от Анастасии muza-perfumista. Про этот аромат написала и Аяла Мориеэль, натуральный парфюмер из Ванкувера — «My vanilla»
Он есть в моем магазине на ЯМ.

Создание Богини Понагар

Согласно легенде чамского народа, обитавшего в южной части Вьетнама с II по Х век, богиня Понагар, супруга Шивы, создала дерево с благовонной древесиной — Huong Тram. Это священное дерево было плодом союза воздуха, земли, солнечного света, ветра и времени. Из его благородного дыма создавался нимб вокруг головы Понагар. На фотографии ColenGrimR’a — фрагмент чамской башни, посвященной богине.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Алоэ, уд, агаро, аgarwood, aloeswood, eaglewood, oud, ud, oudh, aquilaria —названия тропического дерева в рода Aquilaria. Существует несколько видов этого рода, имеющих ценную древесину — например, Aquilaria agallocha, Aquilaria crassna. Благовонной древесина становится не сразу и не просто так, а лишь прожив на свете в виде дерева лет 20, и будучи поражена грибковыми, бактериальными паразитами или насекомыми.

Я пишу об этой замечательной ароматической древесине, находясь в провинции Khanh Hoa Вьетнама. Эта провинция знаменита тем, что дерево алоэ, Aquilaria crassna или, по-местному, Huong Тram, произрастающее в ней, отличается самым высоким качеством. Считается, что здесь самый подходящий климат достаточно умеренный, без холодов и резких перепадов температуры, много рек, которые обеспечивают влажность и в сухой сезон. Особый вид искусства тут- повредить дерево так, чтобы оно стало секретировать ароматическую смолу, но не убить его и не привести к длительной болезни. Такую выдержанную и пропитанную драгоценной смолой древесину используют для различный ритуальных и лечебных нужд. Ее используют как компонент дорогих смесей или как самостоятельное благовоние. Самую высокосортную древесину, с наибольшим количеством смолы, используют для лечения. Из древесины иногда извлекают чистую смолу, которая используется исключительно в ценных лекарствах.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Конечно, это достаточно дорогой продукт. 100 грамм не самой дорогостоящей древесины, подходящей для благовоний, стоят на рынке как несколько обильных обедов в ресторане. Однако в древней (одной из) столице Вьетнама, Хойане, для богов и благословения пространства не жалеют ничего- подумаешь, обед. И с наступлением сумерек на выносных домашних алтарях, прилавках, а иногда и просто в плошках на мостовых появляются глиняные плошки с углями, на которой тлеет древесина агаро, наполняя воздух благоуханием. Мне в Хойане острее всего запомнилось именно это — сумерки, и ветер с реки мешается со смолистым, благородно-сладким и дымным ароматом горящего агаро, да еще качающиеся круглые фонари.