Мед и деготь: дым или печеньки?

  пишет в блоге Eau de mode о моем Меде и дегте))

%Anna Zworykina  %art in a bottle

«В холодное зимнее утро, когда окна в доме затянуло морозным узором, она накинула теплый пуховый платок, развела огонь в печи из березовых щепок и присела передохнуть с горстью жареных семечек, пока вскипит чайник.

В моём терпком аромате Мёд и Дёготь (Honey&Tar) Anna Zworykina Рerfumes (2008) не доложили мёда, но не пожалели кастореума, дегтя и дыма, горьких бальзамов и предвкушения уютного дня, когда знаешь — всё будет хорошо.

Ноты аромата: хмель, кастореум, мёд, бобы тонка, дёготь, кардамон, корица, бензоин, ваниль, пачули, гималайский кедр, сандал.»

Благодарю Валерия за обзор и думаю о переменчивой природе аромата! Кому-то не досыпают дегтя, выдают только мед и печенья, а кому-то — всю дегтярно-березовую красоту, кожистый хмель и кастореум. И да, аромат прекрасен в холода!

прошу прощения, организационное

Я редактирую рубрики, и прошу у жж пользователей прощения — к сожалению, вордпресс странным образом поступает с кросс-постом и на вас, возможно, валятся мои старые записи( Стараюсь  делать все аккуратно.

Об Абрикосовом бренди

«Абрикосовый бренди» Anna Zworykina Perfumes: запах праздника — Елена Прокофьева  aka dolorosa пишет о моем Абрикосовом бренди — лимитированном аромате, который я сделала прошлым летом. Он у меня из самых любимых, сейчас как раз наслаждаюсь им.

«Калейдоскоп образов, от ночного южного сада с пьяными от нектара мохнатыми бабочками — до чаепития холодной зимой возле камина, с рюмочкой коньяка и куском душистого ванильно-абрикосового пудинга. И каждый из образов приятен, согревает (жарой ли тропической или жаром камина), настраивает на благодушный лад.
А вообще, это любовь с первого вздоха.

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Османтус! Я обожаю османтус, а тут он солирует и он прекрасен. Фруктовая сладость османтуса обрамлена нежным цветочно-шелковисто-лепесточным благоуханием нероли (с медовыми тычинками) и юзу (с его чуть ощутимой хвойной ноткой). И согрета ароматом коньяка, хорошего такого, обещающего маслянистый привкус, который когда-то меня учили различать в качественном коньяке. В коньяк погрузили несколько стручков (точнее, коробочек, так правильно говорить, но я вижу стручки и привыкла писать – стручки!) ванили, так что у него появился сладкий оттенок в аромате. И ко всему прочему благоухание коньяка с ванилью углублено и затемнено сладко-смолистыми нотами лабданума.
Все вместе рождает красоту одновременно опьяняющую, как османтус и коньяк, и лакомую, как пропитанный бренди пудинг, только не с традиционными сливами, а с абрикосами. Запах «пьяного» абрикосового пудинга… И свежих сочных абрикосов «медовой спелости»…
Но все же главная нота, начало и конец этого парфюма — османтус.
Удачный парфюм. Красота и антидепрессант в одном флаконе.»