Superstitious Frédéric Malle: чем пахнет суеверие

Новый аромат Superstitious  — детище сразу троих: Фредерика Малля, дизайнера Альбера Эльбаза и парфюмера Доминика Ропьона. В прошлом посте я собрала свои визуальные и смысловые ассоциации, а теперь, собственно, про духи.

Первый вдох меня покорил сразу и навсегда – огромная охапка белых цветов: мне рисуются и гиацинты, и ландыши, и флердоранж и лилии. Картинка как с постера  Diorissimo, аромата, который я обожала в начале девяностых и который люблю до сих пор. И эта охапка порхает вокруг, как если бы цветы превратились в бабочек, еще часа три, никуда не исчезая. Она становится более воздушной, появляются облака посверкивающей белой пудры, тонкой, как пыльца. И появляются полупрозрачные персиковые и абрикосовые кусочки – скорее украшения, не еда. Я даже Мицуко вспомнила, но очень по касательной.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

С другой стороны, в Superstitious совсем нет этой невинности и юности Diorissimo. Он куда более изысканный, в нем нет ничего от леса, утра, все – ювелирная работа, огранка. Кстати об огранке – есть в нем любопытный эффект двойного дна: вроде бы аромат прозрачен и виден насквозь, но как исландский шпат, разделяет единый луч внимания на два: первый отражается от белых цветов, второй – от чистой, кружевной подложки.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Потом наступил момент, который я обожаю: под ландышево-лилейной пудрой проступает мягкая мускусная база, а между ними проносится ладанный хвойный вихрь. Совершенно неожиданно и при этом абсолютно непротиворечиво. Я влюблена в такие интересные ходы) Вихрь тоже прозрачный, и бездымный, там от ладана – тонкие иголочки, пайетки и опаловый свет. Вообще аромат очень подвижный, тут и «двойное преломление», и объем, он весь колышется, движется, и к нему нескучно возвращаться.

В конце я искала-искала ветивер и даже нашла. Если бы не искала – и дуло автомата не заставило бы меня признать в бронзовой газовой вуали  знакомый мне любимый гаитянский ветивер. Здесь этот ветивер нарисован на шелке – от всей его брутальности остался только теплый цвет и эффект сфумато.

Я читала отзывы и описание, ну и состав – и обманулась в ожиданиях. Удивление было шокирующе приятным.  Нам обещают розы, жасмин, персики, ладан, ветивер и пачули – все это в мускусах и альдегидах. Я знаю как пахнут ветивер и жасмин, но ничего, НИЧЕГО похожего я не нашла в этом произведении искусства. Ну это как ожидать что яйцо Фабарже – это яйцо. В принципе да, по форме похоже. Но между ветивером и  «ветивером» Superstitious  — пропасть.  Он настолько sophisticated, настолько далек от природы, насколько это вообще возможно. И в то же самое время невероятно гуманен. Обычно я не люблю настолько отфильтрованные ароматы, но тут красота задумки заставляет меня забыть обо всем.

Его ожидаемо сравнивают с Amouage Gold Woman, с Liu, с Пятеркой, с Aprege, с Rive Gauche и White Linen. Я лично вижу отношения с White Linen и Diorissimo – из-за охапки белых цветов и белоснежных простыней, от которых зримо веет роскошным светским бездельем.

По большому моему счастью не Лиу ни Рив Гош мне не напомнились: альдегиды совершенно другие, и это счастье, потому что эти двое вышеназванных  — мои парфюмерные кошмары. Я думаю, мне еще повезло с посадкой: я не нашла мыла, не нашла кожи и хоть какой-нибудь телесности, тем боле поношеной одежды. Возможно, на ком-то есть а я просто везунчик) Superstitious яркий, но с выносимой, гуманной аурой, на коже сидит долго, но громкость утихает через 3-4 часа до нормально выносимой. На ткани — 4 суток  и еще держится. Для меня это ту мач, конечно, но, как я понимаю, для не-только-натуральной парфюмерии это сейчас минимум миниморум.

Да, еще есть разница между блоттером и кожей есть: у меня на блоттере (ткани) двойного преломления нет, и второго дна нет, он попроще. В общем, пробуйте на коже, блоттер тут никуда. Сядет плохо — ваш кошелек будет доволен))) Сядет хорошо — будет вместо меховой театральной накидки)

Superstitious, конечно, очень светский, искусный и искусственный. Я могу понять, откуда берутся идеи «носить его с красивым платьем». С другой стороны, на мой личный взгляд, с «красивым платьем» получится невыносимый overdress в любых случаях кроме дико официальных-торжественных (опера, прием у королевы). Ну или это будет выглядеть нарочито, тогда это можно преподносить как сознательную позу. В остальных случаях… да бросьте вы. Аромат ничего от вас не требует, он же  не Марьиванна из младшей группы детского сада, которая грозит пальцем: «шнурки завязывай только на бантик!» Читала, что «Ropion’s incarnation was deemed “too perfect” by Elbaz, who asked for it to be “a little bit more punk”.» (Эльбаз счел творение Ропьона слишком совершенным, а сам хотел немножко больше панка)
Что могу сказать – да, в сам аромат панка не доложили. Но добьемся мы освобожденья своею собственной рукой! Панк – он не во флаконе, он в головах) В школе я носила Diorissimo с драными джинсами и тяжелыми ботинками. Не вижу, что может  сейчас мне помешать Superstitious подобным образом) В конце концов, находить подходящий контекст для произведения искусства в нашу эпоху постмодерна – дело того, у кого в руках произведение.

Я все волновалась, где в парфюмерии постмодерн? Да вот же он. Что Малль шепчет Эльбазу?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Почему все-таки Superstitious и при чем тут аромат платья женщины, которая вышла из комнаты?

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Мы уже привыкли к готовым легендам так, что уже они в уши уже не идут (от лапши потом не отмоешься, конечно, так что все верно. Нет, ну правда, не достали еще байки про ароматы, которыми пользовалась еще какая-то королева, про особенный ветивер из подводных садов в тайных пещерах под пустыней, который является сверхсильным афродизиаком??) Ведь надоели они, ну правда.  А тут вот я не вижу готовой легенды-смысла, а вижу загадку.  Нам оставляют право придумать все недостяющие связи самим. Каждый пусть решает сам. Индпошив и настоящая роскошь для мыслящего тростника.
Ура!

Superstitious Frédéric Malle: глаза, суеверия и визуальные ассоциации

Я из тех маньяков, которые любят разгадывать ребусы. Пытаюсь свести воедино новый проект Фредерика Малля, Superstitious: аромат — название- визуальное решение.  Ведь у Малля обычно все продумано до последней запятой, и все это – целостная концепция. Интересно же разобраться в ней! Тем более что аромат мне очень понравился (про собственно аромат — отдельный пост.)

Я сломала голову, пытаясь сопоставить аромат и название. Как? Где? Почему? Роскошные белые цветы, немного отстраненные, и вдруг – суеверие?? Глаз, символическое изображение которого часто используется в традиционных охранных амулетах.
Официальные заявления “The word ‘Superstitious’ was the starting point of it all, something we agreed upon immediately. We are both superstitious”, said Alber Elbaz. “It’s not about a collaboration, it’s about friendship and respect”  и «Аромат назван Superstitious (Суеверный), поскольку оба его создателя считают себя очень суеверными людьми»   не пояснили ничего для меня.

Потом проснулась утром с одной мыслью: Хичкок.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(кадр из фильма Хичкока «Поймать вора», это Грейс Келли)

Только у него была эта гремучая смесь льда и пламени: шикарные блондинки, холодные и неприступные, как айсберг, все в шелках и кружевах, и предчувствия, ужасы, иррациональные поступки и страсть. И даже сюрреализм. И… тададам, вот и глаза!!!

%Anna Zworykina  %art in a bottle(Декорации Сальвадора Дали к фильму Альфреда Хичкока «Завороженный»)

А потом нашла: вот что говорил  Фредерик Малль  British Vogue про Superstitious: «You can take it in two different ways. You could take it like a great classic — an understated luxury, that comes like a second skin. The fire under the ice, like a Hitchcock character. But because it’s a type of perfumery that hasn’t been done for such a long time, people can see it very modern at the same time, but with a wave to the past. I think much younger people could see it as very novel — for them it’s like when you take an old brooch and wear it on a jeans jacket.» Бинго))

И второе что мне пришло на ум – конечно, Жан Кокто. И его рисунки с глазами-рыбами, и фильмы, в которых нарисованные глаза – и глаза, наклеенные сверху на глаза актеров несли символический смысл.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Не только французы любят глаза, игру с контекстами, отсылки и цитаты (и чумовые платья) Юлдус Бахтиозиной (лучший фэшн-фотограф мира, по версии итальянского Vogue)  В этой серии Юлдус переосмысляет чеховских Трех сестер, и глаза появляются тоже: и вышитые на повязке, закрывающей глаза (почти как у Кокто), и на перчатках. Ироничное обыгрывание стереотипов и смешные провокации — ее конек, люблю ее.

%Anna Zworykina  %art in a bottle(вся съемка тут, а сайт Юлдус — здесь)

И снова вспоминается Кокто, да?:)

В целом у меня получается картина переосмыслений, цитат и нового толкования символа. Нам, зрителям-нюхателям, предлагают самим разобраться с тем, что ж это за Superstitious такой. Настоящий постмодернизм!))

Come la Luna от BOIS 1920

Колкий гальбанум, гибкие зеленые иголочки, растительный мир  переродился в жидкие кристллы: сверкающие, прозрачные, таинственные. Горький и острый, весь в лимонной стружке, старт  Come la Luna от BOIS 1920 отсылает  романтично настроенное воображение  сразу в 60 -70 прошлого века, когда еще  делали долгоиграющую, сложносочиненную, но безкомпромиссную кожу и красивые шипры.

Горечь, щекочущие цитрусы, странный густой, но не животный  жасмин и шипровая база — очень классическая конструкция, по которой многие ностальгируют. Красивый мох, с резиново-кожаными обертонами, почти как в Jolie Madame.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Острый зеленый шипр,  родной брат Alliage, пятиюродный брат Caboshard и Bandit Piguet, и внучатый племянник Aromatic elixir. Если нужно пособие по зеленым гальбанумным шипрам, а с винтажами заморачиваться нет сил — можно смело пробовать Come la Luna. Для шедевра в нем сильно недостает новаторства, но как понятный образец горького шипра — прекрасный аромат.

Caldey Island Lavender — фужерная голова

Вот бывает сахарная голова, а Caldey Island Lavender — фужерная голова. Это я продолжаю фужерную тему, которая затронула мою голову в процессе подготовки фестиваля инди парфюмерии.

Итак, еще один пример, который у меня нашелся — Caldey Island Lavender. Лаванда как она есть, но духи. Пушистые зеленые листочки с мгновенно исчезающими цитрусовыми бликами, потом пушистые сиреневые цветы и фужерная база, высветленная, как специально «состаренное» дерево. Аккуратный финал с пушистым мускусом решен в акварельной, очень английской манере. Весь аромат спокойный, сдержанный и очень лаконичный, но пейзажности не отнять.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Там есть и бельевые-мыльные аспекты лаванды, но они по-фужерному легки и радостны. Все нужное и ничего лишнего. Если в фужере считать главным игроком лаванду, а не дубовый мох+кумарин — то это фужер. Хороший пример того, как можно сделать очень непритязательный, но милый, носибельный, и моно-лавандовый запах без претензий.

 

Парфюмерные Лилии

За окном серое, что я решила написать про белые  летние цветы. Про лилии.

Как известно, в натуральной парфюмерии нет лилий, ландышей и гиацинтов. И именно их-то я и люблю больше всего из цветов. Да, их можно пробовать воссоздать из натуральных ароматических экстрактов, но это будет именно фантазия-воссоздание. Впрочем, синтетические воссоздания этих цветов меня, к сожалению, тоже не очень устраивают, за редким исключением. Вот о любимых исключениях я и напишу.

Конечно, самая прекрасная лилия всех времен и народов  это Lys Mediterranee Frederic Malle, тут все ясно, я ее фанат. Совершенная, белая, вся из хрусталя и солнечных бликов. Симпатичная лилия — Gilded Lily Ineke. Названию верить, она действительно позолочена. Мне нравится начало: упругое, текучее, бергамот с яблочной мякостью и золотистые блики. Потом появляется лилия — тигровая, жаркая, это не натуралистичный лилейный аромат, а, скорее витраж, вспыхивающий золотистым светом, лампа Тиффани с лилиями и ангелочками. А потом — ух ты, шипровая база. Это не столько моно-лилия, сколько полноценный фруктово-лилейный шипр.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И еще одна значимая лилия для меня — воспоминание из прошлого, Lily Chic Escada, которую собрал Куркджан. Непритязательная, но очаровательная: сквозь дюшес и травку то и дело пробивалась волна одуряющего аромата белых лилий, вот того самого, от которого голова идет кругом. Окружение при этом было чистое-невинное: цитрусы-грушки, намек на прозрачные деревяшки, так что лилия оставалась главным лицом, но не утяжелялась. Эх, ностальгия!

И чуть не забыла еще одни настоящие «злые духи» с лилиями: Passage d’Enfer L`Artisan Parfumeur. У меня был флакон и кончился — это, конечно, вообще исключительное дело. Все же знают, что название «Дорога в ад» — это название улицы? Тем не менее, сложности перевода часто играют злую шутку: многим там видится что-то демоническое. Между тем, из демонического там только обманчивая простота конструкции, которая хороша так, будто Джакобетти продала душу дьяволу: холодный, острый и хвойный ладан, белые лилии да огромный пушистый мускус, вот и все — а как сидит! Как раз тот случай, когда лучше меньше да лучше. Изумительное сочетание, но, конечно, сила поражения у мускуса довольно велика. Справедливости ради, это, конечно, в первую очередь ладан, и только во вторую — лилия, но в целом нельзя про него не вспомнить!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Ну и раз к слову пришлось, прекрасный гиацинт — Blanche Jacinthe Il Profvmo. Белоснежный, весь в сиреневых тенях, курчавый и мощный. По мне так слишком мощный, но конструкция хороша. Ну а про идеальный свой ландыш — Diorissimo  я уже писала.

А у вас есть любимые лилии, ландыши и гиацинты?

Ca Sent Beau Kenzo — мандариновая сказка

Продолжая фужерную тему, хочу вспомнить о мандариновом Ca Sent Beau — как раз по зимней погоде. Вообще никто, кроме, кажется, Луки Турина (который метко охарактеризовал его «мандариновый фужер») фужером Ca Sent Beau не зовет, а определенный смысл в этом есть.

Насколько строг и прост Penhaligon’s English Fern, настолько сложносочинен Ca sent beau. На мой взгляд называть его прямо-таки фужером не корректно, но в начале и в сердечных тонах есть совершенно пленительный оттенок хорошо выстиранного и выглаженного белья. Начинается Ca sent beau с мандаринов, и мандарины эти совершенно уникальны: это скорее мандариновый мармелад или теплый кустард: никакой горечи, только мягкое, густое мандариновое сияние. Практически сразу к нему присоединяются густые медовые белые цветы, сквозь которые просвечивает персиковый ветивер и шершавая ваниль. Элегантный, улыбчивый, спокойный, комфортный, и ни на что не похожий, совершенно неожиданный.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Аромат был создан в 1987 году, и характер у него не сегодняшний: он густой, яркий и шершавый — такой примерно может быть на ощупь ткань хорошего шерстяного костюма, вроде бы и гладкая, да не гладкая. Идеален для зимы — но и мартовский снегопад для него очень даже хорош.

Fougere Royale: копировать и красть

«Гениальные художники крадут, посредственные — копируют» — кстати, Пикассо сказал совсем не так, но фраза броская. Это я к чему: в любом ремесле копирование — прекрасное средство набить руку и не потерять квалификацию.  Не говоря уже о том, что основополагающие конструкции просто НУЖНО сделать руками, чтобы изнутри понять как сделано, это знание отпечатывается в мозгу и остается с тобой.  Чтобы украсть, нужно вначале скопировать.

Так вот, копирую Fougere Royale.  До этого и на мастерских и «среди себя» пользовалась фужерной формулой которая ближе к Жики, а этого монстра-основоположника с овердозой горького острого цианида передрать не дошли руки. Теперь дошли.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Первые пару часов копия «только из натуральных ингредиентов» очень и очень недурна, интересные проблемы начинаются там, где у реального Рояля вступают белые гладкие тона мускуса (а они вступают под всем этим кумариновым великолепием).  Сделать натуральными ингредиентами тьму тьмущую, горькие травы и цианид нет никаких проблем, сымитировать гелиотропин при должном старании тоже можно, а вот мускусы… Амбретта тут не работает, точнее работает, но не на 100% так как нужно. Сделала читерский вариант — с катсури аттаром, это готовый кодистиллят растительных материалов с сандалом, который очумительно хорошо воспроизводит животный мускус. И сейчас мне, наконец, пришел мой белый сандал — его как раз не хватало, чтоб полирнуть мускус до той, Роялевской сглаженности. Так что копия вышла хорошая, узнаваемая вполне, хотя, разумеется, не идентичная — это же all-natural аналог.  Будет что  показать как пример фужерной структуры «как доктор прописал» на мастерских, не жалея)

Но тут всплывает еще тема, на которую у меня все руки не доходят написать: о ценности так называемого «слепого тестирования». С точки зрения проверки себя и своих предпочтений штука ценная, а с точки зрения истории и, хм, искусствоведения — абсолютно идиотическая. Ну вот дай вслепую сейчас этот «Fougere Royale» — и что? Конечно, настоящая красота всегда ощущается с первого вдоха, с другой — ценность его в том, что он такой — первый. Первый, но не один и не единственный. И это от него нужно плясать, если думать об истории духов как об истории развития структур, трендов и материалов.

Вообще тема фужеров, как оказалось, мало кому понятна. Я даже затевала фестиваль в надежде что коллеги покопаются в этом, но как-то, видимо, не вышло. Значит, напишу сама, вдруг будет с кем обсудить, так что вскорости ждите небольшую фужерную серию)

Ну и под занавес выражаю большую благодарность судьбе и Екатерине Хмелевской за прекрасный образец сильно винтажного Fougere Royale — благодаря им мне есть что копировать. И красть.

Незнакомка — история опознания винтажных духов

Получив свой подарочный ароматный еженедельник, я в очередной раз прильнула к истокам. Истоки у меня — щедрые россыпи пробирок с ценнейшими винтажами от прекрасных друзей и жертвователей-филантропов.

Есть среди них и загадки — плоды рассеянности. Вот например, пробирка от Полины kaplya_absentha, она же в инстаграмме — @vkrapinku. Помню как вчера: мы пили чай, и уже в некоторой душевной расслабленности, которую дает длительная дегустация духов и чая, она отдавала мне пробирки, подписанные черным маркером (нувыпоняли). Уже тогда это было «чета не читается, ну ты ж понимаешь это…» Стоит сказать, многое на удивление не потерялось (да ничего не потерялось, что это я). Пробирку с Narciss blanc Caron я узнаю в лицо по микро-остатку черного маркера на донышке. Остальных узнаю по запаху.

Но эта?! Полный коллапс памяти. Пробирка мощнейшей, густой фруктовой розы. Со сливами, лопающимися от спелости, абрикосами и персиковым медом, но не современный извод, в котором все это — «сбежавшее варенье» а благородный, сочный, густой без приторности, ароматный аккорд. Что это?

На старте есть фиалка, как в Jolie Madam, но дальше кожи практически нет, и нет полынной пыли. Чуть ближе к финалу появляется шершавая резиновость, характерная для Бальминовских кож, но такой розы у Balmin я не помню.

Madame Rochas? Роша суше, графичнее, фруктов не довезли явно — у меня два превосходных образца, сравниваю — нет, не то.

Ближе всего эта неопознанная пока красота сердечной ноты подошла, пожалуй, к Nahema. Но в моих двух винтажных старых пробирках Nahema роза более меланхоличная, есть в ней эдакая ленивая элегичность. А моя потеряшка маслянистая, полнотелая красота, цветы в меду. Цветы и фрукты из пробирки — Незнакомки поют голосом Каллас.

Загадки! Вот взять Жоли Мадам, вынуть полынь и пыль,  накачать медовыми персиками и сладкой фиалкой, потом вставить Наэму, приправив сухофруктами из Мадам Роша, и закончить самой   Жоли Мадам, но без горечи — вот там оно. Великолепный неопознанный объект! С неделю я им только наслаждалась, не в силах включить аналитический отдел мозга.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Но на самом деле это только середина истории. Парфюмерные маньяки  называются  маньяками не просто так. Я написала Полине. Мы с ней дружно порылись в дневниках и письмах, установили даже дату чаепития — в октябре 2011 года. Установили, что собирались делиться Jolie Madame — и потом Полина нашла у себя в шкафу этот странный, не очень характерный экземпляр — без полыни и с поющими цветами. Это потрясающе! ))

А у вас были счастливые опознания неподписанных пробирок? У меня это, пожалуй, самое эффектное, в том числе потому что эта Мадам мне нравится  невероятно.

Что такое хорошо? Думаю и нюхаю Сирень-Романтику.

Чего ждать от духов?

Кажется, это очень простой вопрос, и все любят в ответ цитировать  Ги Робера, что, мол, «Духи должны пахнуть хорошо». Ок, скажу я, давайте тогда разберемся, «Что такое хорошо»!

Если попытаться разобраться в противоречивых отзывах к какому угодно аромату, то становится совершенно очевидным, что это «хорошо»  для всех разное. Не бывает единственного «Отлично» для всех.

Для многих хороший аромат — стабильный и стойкий. Я — меньшинство, для меня хороший аромат — живой, подвижный, без сильного шлейфа.

Есть люди, которые хотят аромат который «просто радует». Есть люди, которые хотят аромат-историю, аромат-послание. Турин пишет, что духи должны быть посланием во флаконе. Я согласна. И послания бывают разные.

Лично я люблю сложносочиненные послания. Непростые, те, которые нужно разбирать, расшифровывать. За это я люблю натуральную парфюмерию — и за это же многие ее терпеть не могут, говоря «у меня нет желания разгадывать ребусы, дайте мне более ясное послание».

Таким образом, мне кажется, нет смысла присваивать какому-то аромату одну единственную оценку, не оглядываясь на контекст, сегмент, и ЦА.

Сейчас будут слайды. У Любы Берлянской (она Креативный директор в Brocard) есть проект «Сады соблазна» — серия солифлоров из сегмента массмаркета.

Мне попался в руки (как это принято писать «предоставлен маркой») сиреневый аромат — «Романтика» из серии «Сады соблазна» фабрики Brocard (Брокаръ). Про него хочу написать.

«Романтика» — для меня — идеальный образец фотографического парфюмерного жанра. Это красиво обработанный, пропущенный через щадящие фотошоповские фильтры снимок сирени. И он даже более узнаваемый чем мог бы получиться headspace — потому что это не абсолютная копия, а копия, сделанная так, чтобы зритель узнал оригинал издалека (кто видел свои необработанные портреты после фотосъемки поймет, о чем я. Да, на них тоже вы, но визуально эффектнее они смотрятся после некоторых действий.)

Так вот, сирень-Романтика. Верх абсолютно правдоподобно сиреневый, очень реальный. Действительно, именно это мы вдыхаем, когда суем нос в гроздь сирени. Один в один.

Любители простых посланий могут брать его не думая. Это сирень с сиренью на сирени под кустом сирени среди сирени.

Я — любитель сложных посланий, в нем начинаю ерзать, мне неуютно, для меня он слишком однозначный, нет никакого простора для толкований. Это как накрасить губы сиреневой помадой, надеть платье с принтом сирени и сиреневые туфли. Кто-то в этом будет и смотреться потрясающе и чувствовать себя королевой. Да, это не я, но я меньшинство) В духах, которые шепчут мне на ухо одно единственное предложение, пусть даже сколь угодно обольстительным голосом, я начинаю постепенно перебегать на потолок — моей нервной системе милы другие способы ольфакторной стимуляции. Послание этого аромата состоит из одного слова: «СИРЕНЬ». Что написано то и есть, и ни черточкой больше.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

То есть как: как аромат «на подумать», как я люблю, чтоб «найди с какой стороны посмотреть чтоб увидеть сирень» — это не такой аромат. И это не история про «шла на свидание, вот губная помада а вот теплый асфальт, а вот мы валяемся в кустах сирени» — нет.  Искатель сложносочиненных образов и двойного дна может быть разочарован, но на самом деле нет оснований ждать от этой серии сложностей — а значит и нет оснований разочаровываться.

А если надо чтоб в нос прямо так СИРЕЕЕНЬ то это 200% в точку. Я, кстати, столько видела комментариев и запросов про «дайте мне просто цветок и больше ничего не надо» — вот, дамы и господа, на вашей улице перевернулся грузовик с сиренью за 200 рублей за флакон. Кому надо простое послание — сюда, кому сложное — в нишевой сегмент. А то выйдет разговор слепого с глухим, как в перашке:
но согласись жан люк годар то
перевела ты разговор
жан люк годар оно конечно
тоскливо согласился я
Правда жизни в том, что миллионы людей видали жан люк годара как минимум в белых тапках, и миллиарды — живут счастливо не испытывая не малейшей нужды знать, кто это такой. И эта правда не делает хуже не Годара ни миллиарды незнающих.
Возвращаясь к Сирени.
Сирень эта очень в одной плоскости, но сделана изумительно.Это не Врубель, не импрессионизм, не абстракционизм, это ФОТОГРАФИЯ сирени, точнее запаха сирени.
Хотели цветок — вот  вам цветок. Кстати, развитие аромата принесло мне сюрприз: через час на коже выступает очень отчетливый, тонкий аромат коры сирени — безошибочно узнаваемый, кто ломал ветки — знает его. Горьковатый, влажный (потом становится суше), тоже совершенно фотографичный. Мне кажется это очаровательная деталь, мне нравится, как он сбалансирован с основной массой цветочного блока: коры немного, до полноценной «базы» она не дотягивает — зато не перетягивает внимание на себя. Ее немного, но всматриваться-внюхиваться не приходится.
И под конец хочу поделиться своей счастливой находкой. Как насладиться сиренью-романтикой? ДУШ. Один пшик на верх занавески для ванны и все, утро или вечер сделаны. Вы принимаете душ в окружении огромных кустов сирени, и вода льется прямо из цветочных гроздьев. Принимать так ванну тоже отлично, я лежала и чувствовала себя  врубелевской царевной-лебедем, абсолютный релакс. То что в качестве духов казалось мне скучноватым, хотя и красивым, в качестве аромата для банной линии стало полным совершенством — ну и к тому же клубящийся влажный и теплый воздух добавляют живости. Если бы я создавала мир, то существующий в нем Брокар бы непременно выпустил банную линию — мыло, пену для ванны и гель для душа с этой самой Романтикой.
Итого: Хорошо ли пахнет Романтика? В принципе, да. Хорошие ли это духи? Мне кажется, не для всех. Но для любителей чистых ароматов и солифлоров — несомненно да. Я не думаю, что ольфакторные извращенцы вроде меня оценят его именно как духи, но лично мне было очень любопытно познакомиться с ароматом как сиреневым солифлором — в своем жанре он прекрасен. Как спрей для душа — вообще твердая пятерка.
А у вас есть духи, которые вы бы с удовольствием превратили в аромат для помещения? Если да, то для какого? Я вот еще Брокаровский ландыш хочу попробовать  на йога-мате))

Blanche Jacinthe Il Profvmo

Blanche Jacinthe Il Profvmo — один из немногих чистых солифлоров, которые я люблю. Возможно потому, что очень люблю запах гиацинтов, а Белый гиацинт — они и есть, в достаточно чистом виде.

Начинается он каплями холодного зеленого сока, но акватика здесь вполне умеренная, можно проскользнуть вниманием сразу дальше. А дальше начинается кучерявый жасминовый гиацинт, действительно белый, очень умеренно и уместно посаженный на мускусную подкладку. Сладостный, солнечный, но холодный, февральско-мартовский.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Blanche Jacinthe — очень простой, без всяких оффтопиков и перекличек, без переходов от верха к ногам, без особой базы. Но это именно то художественное решение, которое идеально передает послание: белый гиацинт на фоне бесконечного белого снега, чуть световых рефлексов, розово-зеленых — и все, только красивая кудрявая тень и белое на белом. Ничего лишнего, все нужное, особенно в феврале.

А у вас есть любимые парфюмерные гиацинты?

White Linen Estée Lauder

White Linen от  Estée Lauder — один из немногих альдегидных ароматов, которые я почти люблю. То есть нет, которые я действительно люблю и  внезапно могу носить. У моей тети был флакон: ракушка с кисточкой, я его обожала, когда приезжала к ней на каникулы.

И аромат — чистое расслабление, каникулярное, отдыхательное настроение. Аромат женщины у которой две домработницы: одна стирает и гладит белье, другая чистит хрусталь.  На мне он теплый, слегка текстурный и чуть жестковатый, как проглаженная льняная простыня, и хрустально чистый. Нежный, с ароматом надушенного мыла и приятно похрустывающий. Он белый, как побеленные стены домиков в Средиземноморье под летним солнцем: белизна кажется ослепительной на фоне неба под ярким солнцем, и наше воображение тут же дорисовывает все: и простыни, и небо и солнце. Сквозь эту белизну нет нет да пробьются гиацинт и ландыш — то, что я больше всего любила в духах в детстве.

%Anna Zworykina  %art in a bottleДля меня это аромат благоустроенной праздности, заботливо поднесенной чашки чая (а на подносе нарцисс в хрустальной вазе), поглаженной кем-то другим белой рубашки. Спокойное, надежное счастье. Как бы не забывать еще про этот Белый лен!

(пробирку сфотографировала  на страницах замечательного парфюмерного ежедневника scentoftheday)

Penhaligon’s English Fern архетипический фужер

Если говорить о семействе фужеров (с которыми были на фестивале Безумное чаепитие у многих вышли заминки) то один из архетипических и относительно доступных фужеров —  English Fern от Penhaligon.

Этот фужер  уже сделал один шаг по дорожке, которая ведет от Fougere Royale к Cool Water и затем к мыльным мускусным фужерам, но он остается классическим.

Очень аскетичный, до скелетности, конструкт:  зеленая мылкая герань, бельевая, но красивая лаванда, и джентльменский набор из дубового мха с пачулями. Каждый ингредиент можно практически руками пощупать, они там в чистом, неприукрашенном виде (ну насколько это можно сказать про не-только натуральный аромат). Тонна мыла во всех видах: фужерный едва влажный брусок в ванной, густая пена на щеках, по которым скользит опасная бритва, аромат мыла и крахмала от белой сорочки. Fougere as is: обнаженный до скелета.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

Аромат мог бы показаться старомодным, не будь он таким лаконичным, с идеальными, выверенными пропорциями. Пустоты в сюжете каждый может заполнить сам, кому мил английский винтаж — для того это аромат на все времена.

Ombre Leather 16 Tom Ford

Редкие парфюмерные дома могут вместить крайние точки моих симпатий и антипатий, но Том Форд – он может все! Я фанат его «мужских» ароматов: летом меня периодически тянет на Tobacco Oud, а Tuscan Leather у меня как раз кончился: я привожу его как пример интересной кожаной композиции на каждой мастерской, и его неизменно замечают: «Ух ты, а вот этот – повторите, как называется?» И точно так же навязчивые мысли об огромной ванне с водой у меня вызывают орхидеи и мускусы. Нет, они не плохи, просто они настолько совершенно воплощают те самые чужие мечты о «шлейфовом и загадочном», что у меня начинает дергаться глазик, он у меня нервный. Кристаллизация мечт – вот что у Форда во флаконах. Если мечты не ваши – ходите осторожно!

%Anna Zworykina  %art in a bottle

И что поразительно: правда, у Форда есть место всему. Обычно же как – если в голову главного задумывальщика завезли любовь к сладкому – все, этот сахарок не вывезет и вся королевская конница и вся королевская рать. А тут хочешь – сахар, не хочешь – бери странную кожу, будто бы прокрашенную в черный цвет копотью смолой от сгоревшего ладана. (обожаю!!!)

Новая кожа от Тома Форда — Ombre Leather 16 Tom Ford. Когда я сообразила, на каком расстоянии я могу различать детали, не отвлекаясь на попытки снизить интенсивность (полтора метра) – я поняла, что она хороша. Можно и вдыхать и выдыхать: восток и сладость в Ombre Leather 16 завезли, но дозировали с чувством меры, кроме того, от них отвлекают внимание потрясающе текстурные ощущения от аромата. Тосканская — для любителей более жесткой кожи, эта, конечно, почти ванильная, но все-таки кожа.

На теле Ombre Leather 16 стартует мягким дымком кальяна, а потом разогревается до температуры кальянных же углей и начинает вибрировать страстно и мощно. Для меня интенсивности немного через край, но это очень дело вкуса, сами понимаете. Впрочем, если наносить «под коленку»  — получается самое то. Носа достигают щекочущие оранжевые, пурпурные и фиолетовые клубы дыма, который хочется трогать и трогать и еще раз трогать. Удивительно, что аромат может породить такой тактильный голод — с этими духами хорошо бы было носить кожаные штаны или кожаную юбку, на которые можно уронить ладони. Ну или пусть your loved ones носят, тоже дело)

%Anna Zworykina  %art in a bottle

 

В этих клубах можно различить силуэты восточных сладо стей, густого жасмина и табак и алкоголь. Идеален на морозе. Ах, да, кому важно: стойкость — из категории «навсегда»!
И спасибо pr команде Estee Lauder за прекрасные впечатления)

Парфюмерные пробирки

Все мои попытки систематизировать и разложить парфюмерные богатства «по полочкам» все равно заканчиваются неразберихой( Но все-таки кое-что разложила: по классам в одну коробку, во второй – по отсекам «цитрусы» «пачули» «специи», «амбра» — в том случае когда это прямо указывается в имени аромата. У меня 6 амбр, по-моему, и это же только верхушка айсберга!
%Anna Zworykina  %art in a bottle
Те винтажи которых не очень жалко – в общей кучке, особенные – в мешочках, дополнительно загерметизированы парафильмом. Но того стоит – ведь здорово показать на мастерских настоящий, старый Fougere Royale (спасибо Екатерине Хмелевской) или Мицуко, или L’Origan довоенный. Или поносить самой, если есть случай и настроение!
А вы как систематизируете для хранения свои парфюмерные пробирки, если у вас их много?

Cardinal James Heeley

Cardinal от James Heeley напоминает мне иллюстрацию из детской книги: почтенная немного пожелтевшая бумага, коричневый форзац, черная гравюра на целую страницу. На гравюре, наверное,Фауст, уж очень темна ладанная копоть?  Тонна ладана, смешанная со свежевыстиранным бельем, и совсем немножко дерева и старых книг.
Позже появится жирная ладанная копоть, следы воска и темной каменной кладки. Собор? Маленькая келья?

%Anna Zworykina  %art in a bottleДля фанатов ладана и фимиама — самое то попробовать. Он более телесный, конкретный чем чумовые ладаны от CdG, попроще, поближе к людям, но без фамильярности.