О конструировании парфюмерных историй

Один из критериев любой хорошей истории – визуальной ли, литературной или парфюмерной – в том, что получившаяся картина цельна и в ней нет внутренних противоречий. Это когда по прочтении или вдыхании возникает – «верю!»  а не «Стоп, а что тут делает двухголовая собака, вроде я читаю про офисные разборки клерков?»
И те, кто делает духи, про это порой забывают.
В самом деле, сложно понять, почему и зачем тот или иной ингредиент  нужно включить в данную конкретную смесь или наоборот, держать его подальше. Тут, мне кажется, очень хорошо работают метафоры. На моих мастерских мы всегда с успехом используем этот метод. Представьте себе, что ваши духи – история или сценарий. У вас есть главный герой или герои и обстоятельства. И каждый парфюмерный ингредиент – это либо одно либо другое (ну ок, иногда оба сразу). И как, сходятся концы с концами в истории? Проверьте себя!
Есть ингредиенты, которые будут к месту буквально везде. Например, роза. Роза – вообще из самых универсальных ингредиентов, если не самый-самый. Роза – как красивая девушка с кошкой. Украсит любой сюжет. Может быть  в главной роли, причем в любом жанре. С пряными травами и фиалкой – амазонка в детективе,  с перцем и коньяком– героиня в авантюрном романе, окруженная цветами – героиня любовного романа.

С шафраном, миррой и базой из пачулей и дубового мха – главная героиня детектива, но уже злодейка, кормит котика человеческой печенью на кухне по ночам. Может выдержать любой пейринг, стать подругой любого героя. Или эпизодической героиней.
На эпизодические роли тоже подходит: какой детектив не украсит пострадавшая в шелковом пеньюаре? Горничная в наколке и с родинкой в уголке рта, секретарша, всегда при макияже и пишущей машинке, богатая наследница в соболях – кто угодно, кто мелькнет в тексте и расцветит повествование. Нет духов без розы, говорил один великий человек, и он был прав.


Бэтт Дэвис (явно не роза) смотрит на Мэрилин Монро в эпизодической роли в фильме «все о Еве».
О том, какими бывают парфюмерные розы, я писала: начало было здесь, о Белой — здесь, о Красной — здесь, и вот — о розовой!

В общем, есть ингредиенты, которые уместны везде. Но не все таковы. О том, что делать, если ваш герой — странный, и как подходить к конструкции духов, в которых главное — пара ингредиентов — в следующей серии!


О конструировании парфюмерных историй: 2 комментария

  1. Здравствуйте, Анна! Честно говоря, не совсем понимаю, как поделиться своими текстами-впечатлениями о Ваших духах, поэтому просто оставляю их здесь. Если Вы сочтёте, что здесь им не место, можете их куда-нибудь переместить на своё усмотрение ))) Огромное спасибо за чувственные впечатления, которые дарят Ваши ароматы.
    В феврале я впервые попробовала т.н. «натуральную парфюмерию» в исполнении известного мастера Лагуны — Анны Зворыкиной. Желание приобрести её духи, как и почти всё в моей жизни, возникло абсолютно спонтанно: внезапно меня просто осенило. Импульс был настолько силён, что я почти сразу же собралась и отправилась на поиски искомого. В маленьком тёмном магазинчике я приобрела набор пробников под названием «Волшебный калейдоскоп» — было ясно, что мне лучше приобрести множество разных ароматов по несколько капель в пробирке, а не один большой флакон «необъезженного» запаха.
    Итак, передо мной лежали 5 ароматов Лагуны: Fallen Leaves, My Vanilla, Emerald Green, Venetian Red и Nigredo. И я начала долгое, сначала осторожное, но невероятно восхитительное и увлекательное знакомство с интересными и неоднозначными творениями…
    Скажу сразу, что первое впечатление от натуральной парфюмерии без каких-либо синтетических добавок было отпугивающим. Душным. Старомодным. Тяжёлым. Именно так отреагировал мой нос на открытую перед ним пробирку. Это меня сильно удивило, так как обычно я очень люблю тяжёлые, восточные ароматы, индийские духи и масла, разнообразную ароматерапию, могу сидеть в густом дыму курящейся мирры, и мне от всего этого хорошо. И ничуть не дискомфортно. И вдруг — так… «Ерунда эти ваши натуральные духи. Не буду брать» — подумала я. Внутри, правда, теплилась надежда, что на коже, возможно, они будут вести себя по-другому. И я не ошиблась…
    Вот уже 1,5 месяца я регулярно пользуюсь духами из волшебной коробочки с пробниками. И почти каждый раз они ведут себя по-разному. «Выдают» разные ноты. С разной скоростью. Испаряются «в ноль» быстрее или медленнее. А порой просто кажутся совсем новыми и незнакомыми…
    Здесь я начинаю серию заметок о натуральных духах. Хочу поделиться образами и впечатлениями. Итак…
    Fallen Leaves. Мощный всплеск дождя, ударяющий по гнилому дереву. Так пахнет настоящее мокрое бревно — лежащий на осенней листве ствол, поросший сырым мхом или древесными твёрдыми грибами, по которым скатываются капли холодной воды, или остатки, осколки старого палисадника у заброшенного, нежилого дома. Стакан густого рыже-коричневого ароматного чая, сладкого, но остывшего, кто-то оставил его на подоконнике, и когда-нибудь, возможно, за ним вернётся. А сейчас можно видеть, каким сочным и тёплым кажется этот стакан холодной жидкости на фоне бледно-серого окна, за которым почти не различить никаких контуров пейзажа — только завесу дождя. На столике, возле зеркала, стоит открытая коробка старой пудры и также пропитывает окружающее пространство своим стойким назойливо-сладким ароматом. Если это листва, то мокрая, давно лежащая на земле. Если это вода, то холодная, застоявшаяся, пропитывающая всё вокруг. Если это энергия, то это Танатос. Если это сладость, то сладкий аромат трупа, тления, красоты смерти и разложения. Красоты Мистерии Осени. Отсутствия движения. Медленного умирания.
    Удивительно реалистичный аромат, очень интересно раскрывающийся на коже, дающий возможность всегда при желании прикоснуться к Тайном Осени. Мокрая древесина чередуется «всплесками» с полусгнившими цветами и травой, его сладость дурманит, кружит голову… Пожалуй, единственной моей претензией к этому аромату можно считать отчётливый пудровый шлейф — в конце звучания слышно только эту ноту, почти без вкраплений полутонов, причём достаточно долго, и для меня это слишком утомительно. Но, возможно, на другой коже он поведёт себя совсем по-иному.
    My vanilla. Несколько капель рома, на смену которым приходит богатый и завершённый коктейль острого и нежного чёрного перца, манящих пряностей, сладкого шоколада и, конечно, ванили. Настоящей, живой и сдержанно-изысканной. Так могут пахнуть чётки из экзотической лавки — запах дорогой, неведомой древесины смешивается с ароматами других, не менее ценных и редких товаров. Внезапно в этой пряно-древесной атомсфере появляются лёгкие, почти незаметные водяные брызги. Кому-то они покажутся тёплой водой далёкого южного моря, кому-то — влажными каплями, упавшими с дерева в джунглях, покрытого в пору цветения дурманяще-сладкими цветами…
    Потрясающе гармоничный тёплый аромат, все составляющие которого, кажется, подобраны в идеальной пропорции. Сладкий без удушливости, пряный без грубости, лёгкий без поверхностности и примитивности. По началу не произведший слишком сильного впечатления (неприятных эмоций не вызвал, но и не удивил), через какое-то время начал нравиться безумно, вызывать ощущение тепла, комфорта, улыбки, защиты. Очень солнечный аромат, вызывает ассоциации с мощным южным закатом, когда энергией тёплых лучей пропитано всё вокруг, Светило будто находится внутри всего живого… Да, это именно Солнце внутри!
    Абсолютно согласна с автором, что этот аромат «мультигендерный». Он действительно подойдёт представителям обоих полов, будь то романтичная жещина, грезящая о дальних землях и тёплых краях, или утончённый мужчина, ценящий изысканность и разнообразие в проявлении чувств.
    Emerald Green. Шоколад с травами. Или травы с шоколадом. Именно таково первое впечатление от этого густого, плотного, непрозрачного запаха. Затем он становится легче, воздушнее, и становится ароматом, более напоминающим домашнюю настойку, старинное зелье, настоянное на травах. Неведомые ингредиенты, то ли лекарство, то ли отрава, завораживающие и гипнотизирующие своей резкостью и необычностью. Ароматные пучки ведьминых растений, чуть привядшие, но от этого не потерявшие своей силы. В сердце аромата отчётливо проступают острые, жгучие ноты, ещё более подчеркивающие нестандартную красоту и непривычную эстетику этого запаха. Название в переводе означает «Изумрудно-зелёный». Я бы назвала его, скорее, «Густо-» или «Тёмно-зелёный» — как раз цвет древней аптекарской склянки или бутылочного стекла.
    При знакомстве этот аромат произвёл наиболее отталкивающее впечатление. Это связано с его неожиданностью, непривычностью, непохожестью на стандартные, понятные запахи, и, конечно, с густотой, силой и мощной плотностью. Однако этот аромат помогает выделиться из толпы и полностью погрузиться в удивительное пространство зелёных трав и алхимической лаборатории. Освежащий и окутывающий одновременно — поистинне удивительное сочетание.
    Venetian Red. Сладкие конфеты, цветы, перетекающие в аромат соли, водорослей, разбросанных по морскому побережью, старого и мокрого корабля. Изысканно-необычный, потрясающе женственный, мощный аромат — портрет Венеции, попытка передать настроение древнего дерзкого города, небольшого, независимого царства, пропитанного духом свободы и, одновременно, вседозволенности. Название аромата — «Венецианский красный» — отсылает к особому, тёмному, густому оттенку красного цвета, который был особенно популярен у художников морской столицы Италии в эпоху Возрождения. Цвет застывшей, запёкшейся или только застывающей крови, мощь жизни и одновременно ощущение чрезмерности и скорой расплаты за все излишества, цвет греха и его искупления. Также и этот аромат, удивительная смесь торжественных церковных воскурений со сладко-душным запахом духов последней портовой проститутки. И в этом его удивительность, в соединении, казалось бы, несочетаемого, Неба и Земли, выского и низкого. Это запах самой Жизни и её быстротечности, наслаждения всем, что она даёт, без оглядки, без морали, без желания оценивать и судить. А затем, на смену сладким цветам и восточным благовониям приходит море — удивительно живое, но всё же более прохладное и слегка остужающее страсти, море, море без конца… И это море серо-стального цвета, море прохладной погоды, море, на волнах которого колышется и медленно тонет чьё-то алое платье. Того самого удивительного красного оттенка. Венецианского красного.
    Nigredo. Если попробовать на язык кусочек коры, он окажется горьким. И пыльным. Рассыпающимся в порошок. Застывшим. Именно таковы первые ноты этого аромата. Затем он теплеет и, разогреваясь на коже, становится упоительно-сладким, густым, запахом изысканного лакомства. Сильнейшая, мощная нота чернослива отчетливо слышна от начала и до конца звучания Nigredo. Этот чернослив со всех сторон обрамляют сладкие, мягкие, тяжёлые оттенки и полутона… Компоненты настолько идеально подобраны друг к другу, что кажутся одним целым, разбивать это впечатление на отдельные составляющие тяжело, да и не хочется. И это неудивительно, ведь Nigredo в алхимии означает Изначальную Тьму, Хаос, ту плодородную почву или материал-основу, из которой зародилось всё сущее. И этот аромат полностью соответствует своему названию — его хочется принять целиком, укрыться его тёплым, тёмным покрывалом, просто быть в нём… Тёмный шоколад, древесина, коричневый сахар, карамель, чёрная земля, южная ночь — в нём есть всё, что необходимо для жизни. Так же как и сама жизнь. Все корни и семена. Всё Бытие. Nigredo…
    Волею судеб ко мне попал ещё один пробник с ароматом Анны Зворыкиной. Итак…
    Forbidden. Неожиданно свежий, игривый и ягодно-фруктовый — абсолютно девчачий: таков этот аромат при знакомстве с его первыми нотами. Сперва даже кажется странным, что этот искрящийся летний лимонад со свежими ягодами получил такое название — Forbidden, то есть «Запретное» или «Запрещённый». Кажется, будто в нём нет никакой загадки, только радость и легкость молодости, непосредственного восприятия. Однако через некоторое время через ярко-наивный, обманчивый покров первых нот проступает пряность, дымка, жгучесть перца, тепло и мягкость. Аромат становится очень интересной композицией, соединяющей уже более спокойный, выдержанный фруктово-травный букет с эффектно оттеняющими и углубляющими его точно подобранными пропорциями вкраплений острых и душистых пряностей. При этом при всей сбалансированности композиции внутреннее напряжение никуда не уходит, аромат продолжает жить своей внутренней жизнью, соединяя две разные и совсем не похожие друг на друга темы: невинности и страсти, молодости и опыта, сочности весны и зрелости осени. Настоятельно рекомендуется девочкам, девушкам и женщинам всех возрастов для погружения в истинно «Запретное» — многоликость женской природы, двойственность сексуальной привлекательности, глубочайшую гамму чувств и желаний…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.