будни

Сейчас  работаю над очередным (не смейтесь! я сама не могу сосчитать, какой он по счету) кожаным ароматом. И все мне мало, доделываю один а сама думаю — «надо бы сделать еще один, чтобы много-много цветов, и в базе без лабданума и пачулей».

До «кожаного» бзика у меня еще  лет 5 назад был жасминовый период. Причем я точно знала,  о чем я его хочу сделать, но получалось все не то и не так. С кожами я хотя бы поняла, что мою  идею «идеальной кожи» в один аромат не воплотить и просто делаю себе спокойно  и счастливо 50 разных. А с жасмином — стремилась к одному, но так и не получилось его сделать. А потом  накал страстей как-то спал, я охладела и к жасмину и к идее… Забавно, что сейчас я знаю, как сделать тот самый жасмин, к которому я стремилась всей душой. Но неинтересно больше, все, страница перевернута. Хотя другой, новый жасмин делать интересно.

 

Белые цветы

Вроде бы время белых цветов — зима и ранняя весна.
Однако, для меня под этим знаком прошла вся вторая половина лета.
С другой стороны — что это вообще за «белые цветы»?
Абстракция.

%Anna Zworykina  %art in a bottle
Ландыши, лилии, жасмины, белые розы, плюмерия, гардения, тубероза… и то, что любят маркетологи — «орхидея», «магнолия», черт в ступе. На мастерских мы часто приходим к задаче создать аромат «белых цветов».
Стоит ли говорить, что в случае натуральной парфюмерии  все эти (те, что без кавычек) цветы делаются из розы, жасмина и иланг иланга?

Забавно, что жасмин — самый «белый» из этой тройки, для меня никак не вяжется с «белыми цветами».

Сегодня я поняла, почему.
Для меня белые цветы — безмятежность.
Мгновение, когда время замерло. Оно может быть бесконечным, но это именно остановка. Вдох — пауза.
Это лилии и ландыши, ну и, может, мифические белые розы.

А вот жасмин, натуральный, темный и тягучий как мед абсолют жасмина — какая там остановка? Слишком полный, слишком насыщенный, слишком много динамики скрыто в этом богатстве. Intoxicating — вот верное определение для жасмина. Страсть, выплескивающаяся жасминовым пульсом. Где тут белый?
Самбак — с первой нотой, как шампанское  — прозрачной и игристой, но не скрывающей темную глубину.
Грандифлорум — как гречишный мед, нос увязает в нем, чтобы превратиться в вечного пленника, как оса в янтаре, густой, тягучий.
Флексайл — немного фруктов и пудры, но под ними — тот же жасминовый сладкий яд.

Хотя именно из этого жасмина и делается потом белый ландыш, гардения и абстракция на тему «белых цветов».
Вот и думай, что скрывается в сердце романтичной белоцветочной безмятежности. Или наоборот, белые цветы скрыты в жасмине?

Il miele  dentro  la lionesse
Сладкое скрыто в сильном.