Беседа психолога и парфюмера: о запахах, словах, письменных практиках и комфорте

Почему писать о своих ощущениях от запахов может быть важно — и почему же это так сложно?
%Anna Zworykina  %art in a bottle

Двадцать лет назад подружки-школьницы вместе читали и обсуждали книги. Герман Гессе, Дж.Р.Р. Толкиен, Урсула ле Гуин, Станислав Лем…
Потом жизнь развела их. Последней книгой, которую они читали и обсуждали вместе, был «Парфюмер» Зюскинда. Запахи и истории.
Мы не могли, конечно, в тот момент догадаться, что это событие не раз отзовется эхом в нашей жизни.
Но теперь, встретившись снова, пусть и виртуально, мы:  Анна (специалист по запахам (это я!) и Дарья (специалист по человеческим историям) — признаем, что это совершенно очевидно.
И вот сейчас мы продолжили разговор разговор о словах и запахах, об описании ольфакторных ощущений и письменных практиках (которыми занимается Дарья).

Дарья:
Хочу показать тебе выдержку из моего старого дневника: «Сегодня мне не нужно никуда торопиться. Я могу быть сколь угодно медленной. Сидеть здесь, в уюте и покое, в моем любимом доме. Дом мне рад — тихо так, но надежно как будто обнимает меня, ничего искрометного, такая констатация факта. […]Я думаю, то, что дом меня обнимает — это из за запаха родного существа в нем. Удивительно, как важен запах — relaxing, intoxicating, soothing, uplifting, comforting, happy smell. Exciting. Интересно, как смешаются запахи, когда я поживу здесь подольше, и какое качество будет у этого общего запаха. И как это будет воспринято. Такая вот зюскиндовщина.
… Какой же это все-таки вызов — облечь в слова впечатление от запаха! И ведь кому-то же удается. Читать дальше?

Еще немного о натуральной парфюмерии и ее особенностях.

Про крафтовую и авторскую парфюмерию я уже написала – что это такое и какие у нее отличительные черты. Теперь хочу сказать пару слов о натуральных материалах – о том, почему лично я выбираю именно их и «натуральную парфюмерию».

Выбор материала обычно диктуется целью. Подменять цель средствами и заявлять «я пользуюсь только натуральными ингредиентами, потому что они натуральны» — странный логический выверт. Мне представляется, что первична цель, а средства подбираются, исходя из нее. Например, воспроизведение аромата ландыша требует синтетических молекул. А натуральные материалы позволяют решать задачи, недоступные синтетике. Например, создать ароматы изменчивые, живые, дышащие, близкие по гармоническому строю к ароматам природы. Ароматы, которые говорят на языке души.

Для меня ароматы искусственной «свежести» — как скрип железа по стеклу. Мне не нравится «огранка», которую дают аромату альдегидные молекулы, а длиннющий шлейф искусственных мускусов  и их «стойкость» меня утомляют. Уже несколько раз сменилась ситуация, но духи сидят, как гвоздем прибитые, а иногда ночь и ванну переживают… Вот мое представление о парфюмерном кошмаре.

Любители исксственных ароматов часто говорят о «грязных тонах» натуральных материалов. Я воспринимаю эти особенности звучания не как грязь, а как «сложный цвет» в противовес «простому, открытому цвету», который художники иногда называют «цвет из банки». На сложных цветах отдыхает мой глаз, на сложных ароматах – мой нос. Натуральные экстракты позволяют создавать картины, которые не отделены от окружающей жизни «отфильтрованностью красок» и чрезмерной рафинированностью.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Глубокие, сложные тона и краски импонируют мне. Современная тенденция упрощения, приводящего к примитивизации, сведение к минимуму, к одной тональной краске, к одной молекуле, мне не близка. Я люблю ароматы сложные история которых разворачивается постепенно. Парфюмерия —  временное искусство, как музыка и поэзия. Не прочтя строфу целиком, мы не уловим рисунка рифм и ритма. Это красота, которая требует времени и  внимания для осознания.

Идея «сделать проще» не всегда приводит к хорошему результату. Давайте Евгения Онегина перескажем в прозе в двух строчках, а духи сделаем из одной молекулы: вот оно, упрощение, доведенное до абсурда. Поэтика стекла и бетона, резины и бензина, ацетата и латекса уже совсем не новая и надоедающе очевидная.

Было время, когда «роскошные костюмы» кроились из неприятной на ощупь синтетической материи. А кримплен, ужас кинестетика, считался очень модной тканью. А ночные рубашки из нейлона? Мое личное чувство прекрасного в окружении этой эстетики увядает.

Мне не нравится  ни упрощение, движение к пределу стойкости и «простоты» аромата, ни нарочито урбанистическая эстетика синтетических молекул.  Я хочу способствовать развитию альтернативы — парфюмерии, которая живет по другим законам. Натуральные ароматические вещества позволяют решить все эти задачи.

И такая альтернатива – натуральные материалы: в еде, в одежде, в парфюмерии. Как писал Овчинников об искусстве японских керамистов, «…искусство, утверждающее близость к природе своим подходом к материалу, подчеркивающее рукотворность своих произведений, искусство, которое поэтизирует, а не отрицает огрехи материала, огрехи труда, становится очень созвучным нашей современности». И это было сказано в 1971 году, в расцвет эпохи кримплена.

Прошло почти пятьдесят лет, кримплен и пышные альдегиды и мускусы расцвели и уже успели увянуть, переродившись в новые альдегиды, мускусы и эластан – еще дольше, прочнее, универсальнее, проще в уходе и восприятии. Тенденция упрощения и искусственности дошла уже до абсурда и, разумеется, появилась альтернатива.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Крафтовые пиво и шоколад, маленькие ручные производства, органические продукты, одежда из мнущихся и капризных натуральных тканей, slow-life. И крафтовая парфюмерия. Натуральные экстракты позволяют сделать шаг в искусство, не используя синтетические материалы. Но это, конечно, уже искусство с другими эстетическими канонами.

Да, натуральная парфюмерия не только по форме своей и материалам, но и по идее является именно альтернативным, немассовым продуктом. Ждать 50-часовой стойкости от натуральных ароматов – это то же самое, что ждать от шелка, чтобы он не мялся, быстро сох, долго носился и стоил столько же, сколько эластан.

Выбирая натуральную парфюмерию, мы можем наслаждаться капризными, сложными в уходе и понимании, но живыми ароматами. Эти духи могут быть совсем не похожи на привычные не-натуральные, но в этом и состоит их прелесть.

читательское

Дегустируя духи Аялы, я  лицом к лицу столкнулась с той стороной натуральной парфюмерии, о которой знала лишь понаслышке. Той, о которой говорят «это ароматы для особого случая» или «ну нельзя же набрызгаться ими и бежать на автобус!»

Я  просто запоминала это, чтобы предупреждать других, сама-то я спокойно бегаю в натуральных духах даже на Почту России, видимо, ело привычки. Но некоторые ароматы Аялы Мориэль заставляли меня прямо-таки застыть и вслушиваться. Тут уж не до автобуса.

Известно, что очень часто  восприятие ароматической истории требует внимания и времени. В случае с ароматами Аялы это особенно верно! Истинное содержание аромата необходимо было установить, прожить, прочувствовать, иногда даже придумать! Эти сложные, необычно сбалансированные смеси будто бы зовут за собой  — «пойдем, сама все увидишь», не открывают все секреты с первого вдоха.

Я бы сказала что духи Аялы интеллектуальны: многие из ароматов вдохновлены поэтическими или прозаическими произведениями, многие представляют собой явный ребус, который требуется разгадать. И как же это здорово, когда, пожив вместе с ароматом, понимаешь, о чем он, в какие места он тебя привел,  когда вся информация, которую извлек из ноосферы в поисках  подсказок, складывается в гармоничную картину! В ходе этих открытий смещается и фокус внимания, и аромат «прочитывается» совсем иначе, чем в первый раз, когда ты открываешь пробирку и снимаешь пробу.

И я подумала, что Аяла и я считаем  ценной именно эту способность ароматов быть ключами к собственным открытиям, проводником в душе каждого, кто их носит. В ее духах есть не только самостоятельная эстетическая ценность, но и потенциал развития, возможность подтолкнуть к проживанию своих историй и получению персонального опыта.

Этот подход к ароматам сходен с принципами литературной рецептивной эстетики, в которой особое внимание уделяется взаимодействию текста и читателя. Произведение, согласно этой концепции, не монумент, но партитура, которая рассчитана на постоянно обновляющееся восприятие: тогда текст освобождается из-под власти слов и приобретает реальное в данном срезе времени бытие. Если пойти дальше, можно сказать, что прочитывая, проживая произведение искусства, читатель, по сути дела,  создает  его заново. И то сказать – сто же слышит звук падающего дерева, если в лесу никого нет?

А у Павича, например, читатель книги может быть ее героем или соавтором. «Неужели ты полагаешь, что только ты имеешь право на книгу, а у книги нет права на тебя? Почему ты так уверен, что не можешь быть чьей-то мечтой? Ты уверен, что твоя жизнь – не просто вымысел?» — говорит героиня его романа.

Так и с духами: часто они властно заявляют свои права на нас, наши мысли, время, внимание.

%Anna Zworykina  %art in a bottle

Есть и другая сторона медали, знакомая тем кто пишет (и не только пишет, просто на примере литературы это видно особенно ярко), я сразу вспоминаю Александрийский квартет, когда думаю про нее – «В то время он с головой ушел в работу над очередным романом и, как всегда, начал уже замечать, как обыденная жизнь, кривляясь и гримасничая, понемногу выстраивается вдоль им же самим в романе намеченных линий. Было у него объяснение для такого рода странностей: любая концентрация воли смещает ровное течение жизни (Архимедова ванна), она же определяет и угол отклонения. Реальность, считал он, всегда стремится подражать человеческому воображению, коему она, по большому счету, и обязана самим фактом своего существования.»

Та же концентрация воли читателя – или дегустатора – влияет на аромат, и только от него – от нас! – зависит, какие картины соткет перед нашим мысленным взором эта легкая, эфемерная материя. (про важность фокуса внимания я еще тут писала)

В этом взаимном влиянии, взаимном проникновении аромата и его носителя  кроется прелесть  и сила многих натуральных ароматов.

Разумеется, натуральная парфюмерия не единственная обладает способностью нашептывать истории и вызывать яркие эмоции, да и среди мастеров «натурального» жанра есть приверженцы совершенно других принципов, но все-таки натуральные материалы  существенно облегчают это взаимодействие аромат-сердце.

В общем, на самом деле это было вступление к циклу  обзоров канадской натуральной парфюмерии, духов, которые на время вернули меня в роль читателя, за что я им очень благодарна.

Прекрасно!

Жан-Клод Эллена о духах:
Аромат — это вопрос выбора и вкуса человека, а значит, его культуры. Это также вопрос игры, которую вы намереваетесь воплотить в жизнь. У аромата много уровней послания миру. Аромат может быть одновременно оружием соблазна и самозащиты. Когда человек носит какие-либо духи, вы необязательно угадаете сущность его личности, ибо тут двойная игра. Читать далее